.

«ЧУДЕСА» ВОЖДЯ-СЕКТАНТА: очерк психопатологии власти

Православный взгляд из Москвы на президентские выборы в Белоруссии
Всеволод Воскресенский
Москва, 12.09.2001 www.aquarun.ru

 1
 2


Соблазняют лишь тех, кто уже соблазнился.
М.Тиру д`Аргувиль

     Накануне выборов 9 сентября один мой добрый знакомый из простого любопытства забрел на участок досрочного голосования. То, что он увидел там, его не просто позабавило или удивило. Он неожиданно для самого себя оказался потрясен до глубины души. Участок был полон психически больных людей.
Одни радостно бросались в объятия совершенно незнакомых им членов избирательной комиссии, сливаясь с ними в экстазе восторженно восстановленного братского единства. Другие как-то надрывно весело наяривали на гармошке незамысловатые мелодии, вдохновенно вопя хвалебные частушки в защиту действующего президента и на чем свет стоит понося не известных им представителей оппозиции, которых они никогда и видом не видывали. Третьи целовали избирательный бюллетень, крестились сами, крестили его и заодно истово перекрещивали избирательную урну, возможно, для того, чтобы она принимала в свое чрево одни только "правильно" заполненные бюллетени.
Короче говоря, с внешне нормальными людьми творилось что-то совершенно непонятное. Точнее, мой знакомый, весьма широко образованный человек, начисто позабыл когда-то читанные им творения Гюстава Лебона и Сержа Московичи. Ему казалось, что "Восстание масс" было написано Ортега-и-Гассетом о каких-то далеких невежественных людях. А люди эти неожиданно оказались рядом. И достучаться до их сознания было не проще, чем убедить обкурившегося наркомана в необходимости отказаться от очередной затяжки. Все было ужасно и всерьез - мой друг оказался наблюдателем острого проявления типичного массового политического психоза, имя которому - батькофилия. Этой психической заразой, имеющей глубокие духовные корни, заразилась значительная часть населения Республики. Об этом и пойдет речь в нашем очерке из области клинической социопсихологии.
 

   
   
 

БЕЛОРУССИЯ
 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРИКЛАДНОЙ ФРЕЙДИЗМ: БЕЛОРУССКИЙ ОПЫТ

С помощью нехитрых обещаний и посулов, приятных на слух, но совершенно лживых и фантастических в своей сути, нынешний президент ловко захватил власть в стране, граждане которой устали от осознания необходимости жить своим собственным умом. Не слишком разбирающихся в политике широкие массы трудящихся и пенсионеров, привыкшие руководствоваться при голосовании чем угодно, но только не собственным разумом, охотно выдали мандат на власть тому, кто менее всего собирался выполнять свои предвыборные обещания.

Однако этой победы лукавому манипулятору показалось мало - он решил получить мандат на всевластие. Раздув истерическую кампанию преследования своих оппонентов и очернения всех и вся, кто хоть сколько-нибудь не соглашался с его всемудростью и величием исторической роли, он получил от разгоряченной его антизападными камланиями черни мандат на фактическое всевластие. Даже если сами результаты референдума 1996 и были подтасованы, с ними на время все как бы согласились, тем самым подтвердив их временную достоверность. Но известно, что нет ничего более постоянного, чем временное. Он умудрился за счет этого незаметного компромисса фактически сделать своими подельниками всех участников политического процесса, которые, втайне надеясь на его порядочность, рассчитывали на честную победу в будущем, но естественно просчитались, так как он всегда играл краплеными картами.

Однако предметом нашего рассмотрения является не он, удививший даже видавших виды политиков масштабами продуцируемой лжи и бессовестностью предательств по отношению к своим соратникам. До него все знали, что политика - это сплошная неискренность, подлоги и шельмование, но не в такой же степени, какую продемонстрировал он всего за 7 лет виртуозных политических мошенничеств.

Подошло время выборов 2001, отменить которые уже было невозможно. К этому сроку он научился править по вполне фашистским традициям - никакой выборной демократии в стране нет, смена лидера невозможна, и даже претензия на участие в таковой является поводом для физического устранения оппонента; наконец, вся страна живет по законам, издаваемым одним-единственным лицом и справедливым только с его собственной точки зрения. Классический вариант почти бескровного захвата власти, с которым, как ни странно, согласилось большинство населения уже в 1999, когда истек срок его конституционных полномочий.

Однако, придя к порогу выборов 2001, он не вывел войска на улицы, подобно тому, как то было бы сделано рядовым фашиствующим диктатором в любой банановой республике. Он решил возбудить в черни очередной приступ безудержной любви к самому себе, чтобы толпа на своих плечах вознесла его вновь на столь желанный трон. И все произошло так, как планировали его придворные пиарщики - люди, раздавленные бесправием, униженные нищетой и фактически лишенные хоть какого-то будущего для себя и для своих детей, вновь бросились ему на грудь с инфернальными визгами: "Защити, батька, обереги, батька!"

Я вспоминаю годы застоя. Тогда ничто не было разрешено, однако люди от этого не уповали на коммунистических вождей как на спасителей отечества. Они отдавали себе отчет, что живут в условиях оккупации, что захватчики очень сильны и организованы, а вооруженной борьбой мало чего добьешься. Но люди хотя бы отдавали себе отчет, что ими правят лжецы, воры и убийцы. Здесь же мы имеем дело с обратным отношением, хотя природа власти не изменилась ни на йоту. Людям хочется любить правителя. Люди стремятся выразить ему свою признательность, хотя все поводы для таковой на поверку оказываются иллюзорными, а то и вовсе унижающими человеческое достоинство. Люди спешат огласить свою приверженность избранному батькой курсу, не желая осознавать идиотизма происходящего. Они боятся потерять батьку, они готовы терпеть любые невзгоды и лишения, лишь бы им было на кого молиться!

Я понимаю, что за десятилетия репрессивного коммунистического правления страх перед правоохранительными органами и убежденность в их аморализме и вседозволенности глубоко въелась в сам генотип многих наших соотечественников. Я понимаю, что многим людям действительно многого не надо - они готовы довольствоваться пресловутыми чарками да шкварками, не имея ни малейшего представления о том, что можно жить по-настоящему и как уже живут люди в соседних странах. Он разучились искать что-либо хорошее, так как это небезопасно и требует известных усилий, и настойчиво повторяют дебильное "от добра добра не ищут", забывая о естественных законах развития жизни и именуя добром все то, в чем сегодня все они по горло сидят.

Да, у людей самым обычным образом повреждено восприятие реалий жизни и деформировано нормальное отношение к политикам - как в избираемым на ответственные должности слугам народа, которые обязаны добросовестно исполнять наказы избирателей и честно служить на своих постах благу и процветанию граждан. Неужели правы утверждающие, что демократия - слишком ответственная вещь, чтобы доверять ее простым людям? Дело, по-видимому, не в самой демократии, а в тех избирателях, которых сегодня в республике оказалось большинство; искренно и убежденно голосующих за действующего президента все же больше, чем готовых противостоять его беспределу. И пока демографическая ситуация не изменится, пока не зазвучит голос проснувшейся молодежи, пока люди всем миром не расхотят жить в постылом рабстве, увы. Приходится констатировать, режим будет иметь свою опору в известной доле избирателей, которой на выборах 2001 реально больше, чем общее число противников действующего президента.

Однако что заставляет сторонников Лукашенко истово голосовать в его поддержку? Какие психологические механизмы влекут людей в бездонную яму слепого доверия глумливому диктатору? Чем их заманивает в своих речах лицемерный крысолов? Ведь то, что произошло благодаря разгулу черного антидемократического пиара в массовом сознании, можно сравнить лишь с эффектом выброса мусора из глубин бессознательного, аналогичному результатам чистки гальюна с помощью дрожжей. Наблюдения за обсуждениями достоинств и преимуществ Лукашенко как претендента на главный пост в стране показывают, что в республике бушует эпидемия психологической энтропии. Нередко аргументация в пользу этого почти недееспособного, но весьма речистого претендента, становится вовсе психотической, нелогичной, иррациональной, взвинченной и агрессивной: "Мы своего батьку никому не отдадим! Мы нашего батьку будет защищать ценой своей крови! Без нашего батьки и всем нам не жизнь!"

Чума, мор, радиационный выброс, последствия ядерной бомбардировки, экологическая катастрофа - такого рода аналогии приходят на ум, когда хочется кратко описать происходящее в людских сознаниях. Мы имеем дело с анти-чудом, порожденным дружным союзом Лукашенко и голосующей за него черни. Мы даже не представляем себе, насколько выражение "анти-чудо" буквально точно по своей сути отражает происходящее. Я вовсе не желаю мистифицировать фигуру этого сентиментального воришки, но те силы и влияния, которые широким потоком изливаются через его "чэстные" взгляды да речи, иначе как откровенно инфернальными назвать трудно.

Я вынужден согласиться с оппозиционными журналистами, называющими Лукашенко главным виновником разразившейся на Белоруссии Хиросимы духовного растления. Духовный разврат моих сограждан доходит до такого напряжения, что они спешат утратить даже первичные биологические инстинкты - инстинкт самосохранения и инстинкт продолжения рода. Ведь даже школьнику сегодня понятно, что руководимая всеведающим батькой экономика лишает шансов на выживание не только их родителей, но и их самих. Приходится или бежать из нашего социалистического рая в более благополучные для выживания и развития страны, или соглашаться на верную смерть - если не физическую, то нравственно-психологическую наверняка.

Несмотря на то, что я пойду на участок отдавать свой избирательный голос, я уверен в том, что кандидат от демократической оппозиции проиграет. И не потому, что за него будет голосовать меньшинство, возможно, даже наоборот. А потому, что энергетика совокупной массы сторонников Лукашенко столь велика, что они фактически санкционируют как любую подтасовку результатов выборов, так и полицейские акции на случай массовых волнений демократически настроенной молодежи, которые, на мой взгляд, крайне маловероятны. Энергетически чернь в этот раз окажется сильнее - ведь новое поколение пытается ей доказать не только то, что защищаемый ею кандидат лживее, невежественнее и бессовестнее, но и то, что ее система ценностей оказалась не просто нежизнеспособной, но патогенной для страны.

Дело тут вовсе не в падении уровня производства и развале экономики, которые, по мнению рационально ориентированных аналитиков, склонят чашу весов в пользу демократического кандидата. Разговоры о первичности питания и вторичности сознания тут ни при чем. Главное "чудо", сотворенное Лукашенко, заключается в той деформации общественного сознания, которое произвел Лукашенко не без помощи самих его приверженцев. Значительная часть белорусских избирателей сегодня пребывают в состоянии перманентного психоза, поддерживая болезнетворные формулы и образы действия друг в друге и усердно убеждая себя в собственной правоте, а значит и в миссиональной избранности "чэстного" кандидата. И психоз этот был индуцирован, развит и упрочен действиями команды Лукашенко, в которой более всего расстарались журналисты-растлители и авторы текстов, написанных для ведущих главных политических программ БТ.

Итак, благодаря катализации сторонниками режима и его медийными кликушами архаичных образов психики, восстание которых сближает сторонников Лукашенко с первобытными людьми, мы имеем дело с особой - клинической - политологией, которая одна только и возможна сегодня в Белоруссии. Лидер и масса мистически связаны напрямую, даже без обычной в такого рода случаях развития тоталитарных движений иерархии "служителей культа личности", опосредующей их отношения. Для того, чтобы описать поведение электората Лукашенко, необходимо использовать психиатрическую терминологию, а то и вовсе этологическую, разработанную для оценки поведения животных. Оговорюсь, что никакого личного неприятия к приверженцам "народного трибуна" я не испытываю, напротив, меня одолевает сострадание и сочувствие. Иначе и грешно относиться к людям, попавшим в ловушку талантливого сектанта. Они лишены собственной воли, они зомбированы, одурманены, запрограммированы на следование внелогичной приверженности единственному избраннику.

Это даже не любовный психоз, описанный в арабской сказке о Лейле и Меджнуне. Это верность той ставке, которая действительно больше, чем жизнь. Люди отождествили истинность собственной жизни с истинностью своего "духовного" выбора, который на самом деле они сделали под очарованием откровенной лжи. Они накрепко связали себя со своим избранником, и теперь панически боятся от него отступиться, так как это, по их мнению, лишит смысла их собственную жизнь, их собственную систему ценностей. В самом буквальном смысле отречение от Лукашенко для них подобно смерти, хотя на самом деле как раз в пространство смерти они и угодили, сохраняя приверженность этому популисту. На самом деле именно в заключении с ним соглашения о взаимной преданности, которое они будут выполнять до конца своей жизни, а он не будет выполнять никогда, состоял факт их духовной болезни. Ибо запрет на кумиротворение является фундаментальной аксиомой духовной жизни.

Все это столпотворение античудес и неземная любовь несчастных обманутых людей к своему губителю как раз более чем понятны с психоаналитической точки зрения. Понятно, хотя не очень приятно и уж тем более не просто. Сентиментальный воришка из глухой провинции на деле оказался сильнее, чем многим показался сразу. Но сила его не врожденная, а присвоенная. Подобно сказочному чудовищу, он напитался силой поверивших его посулам масс, и отныне творит что вздумается, во всем апеллируя к их поддержке и заведомому согласию. Его питает сила масс людей, по тем или иным причинам отказавшихся жить.

Да-да, речь идет именно о массовом суициде, логически встроенном в формулу клинической политологии Белоруссии. Мало кто сомневается в управленческой несостоятельности Лукашенко или в его сомнительных человеческих качествах. Но его сторонники согласны идти с ним до конца, точнее, они поскорее стремятся к тому самому концу, по иллюзорному покою и мнимому благополучию которого они так истосковались. Их не воспитывали жить самостоятельно и думать собственной головой - они попали в реальность, где каждый всецело отвечает сам за себя, где нет места нытью и скулению. Но в этой нормальной, естественной реальности взаимных обязательств и взаимного же обмена они жить не желают, потому что уже поздно переучиваться, да и никто никогда не учил их усваивать новое самостоятельно. Вот они и избрали себе кумира, от которого пахнет сладковатым тленом.

Нелогично связывать происходящее в Белоруссии с качествами и особенностями единственного человека. Он просто явился эффективным катализатором психопатологии обыденной жизни. Он спровоцировал выплеск глубинных страхов и глубинных же упований, которые доселе мирно таились в душах людей и не тревожили их по ночам. Он всколыхнул все то нутряное, чему надлежало мирно покоиться на дне душевной жизни до тех, пока творческая работа и дружелюбные отношения не исцелили бы людские организмы. Пришел тот, кто взорвал складывавшееся равновесие между реальной жизнью и подспудными чаяниями о рае. Он нарушил закон, запрещающий соблазнять "малых сих", и химерическое упование на заступника-спасителя словно лесной пожар охватило массовое сознание, уничтожив последние надежды на трезвомыслие и объективное восприятие действительных фактов жизни.

Он провозгласил себя мифологическим героем-освободителем, спасающим народ от засилья негодяев и насильников, и люди радостно откликнулись, так как не хотели признавать, что никаких мерзавцев и негодяев в общем-то нет, а виной происходящему чаще всего оказываются их собственные необразованность, нетерпимость и лень. Подобно бесноватому канцлеру Германии, он освободил людей от ответственности за собственное душевное состояние и самоконтроль, взамен они подарили ему одно - личную приверженность. Согласитесь, для наших сограждан обмен оказался выгодной сделкой, но нарушать ее они уже ни права, ни возможности не имеют. Недаром народная мудрость определяет всякий любовный и договорной процесс как парный в известной формуле "не всхочет - не вскочит".

Всякому практикующему психологу известна повсеместно распространенная генетическая предрасположенность любого из живущих к покорному восприятию родительских фигур (Матери и Отца). Всякий человек нестерпимо жадно ожидает восприятия таковых и внутренне бесится, когда их не находит; именно это и является основной психологической предпосылкой к становлению любых культов. Мастера суггестии ловко пользуются этим неизбывным человеческим инстинктом стремления к защите и обереганию ближнего: для того, чтобы защитить людей от деструктивного влияния тоталитарных сект, необходимо им самим стать этими самыми воистину родительскими фигурами.

Главное открытие Фрейда заключалось не в обнаружении роли сексуального поведения в жизни человека, но в обнажении того, о чем, согласно его же учению, каждый постарается молчать: определяющая психическую стратегию личности роль раннего детского возраста! Именно в этом до сих пор Фрейд оказывается отрицаем и порицаем потенциальными клиентами психоаналитического консультария, будь даже они маститые психотерапевты или мастера педагогических наук. Именно открытие роли раннего детского возраста в становлении личности ребенка раздражает тех, кто привык рассматривать человека частично и неуважительно.

Фрейд сделал великое открытие, которое на языке современных совков формулируется до боли просто: "Все мы родом из детства". "Современная цивилизация человеку быть ребенком запрещает, она словно кинжалом отрезает от триединого человека, сочетающего в себе эмоциональное, рациональное и нормативное, ипостась Дитя. Забывая при этом, что лишает каждого из нас основания. Открыв это, Фрейд был обречен на уничтожающий остракизм" (Карл Витакер).

Специалисты в области сектоведения утверждают, что при любом обращении в культ (индоктринация) необходимым образом производится принудительное регрессирование субъекта к более ранним стадиям личностного развития. Различными приемами достигается его разуверование в собственной индивидуальной состоятельности. Тем самым создается иллюзорная зависимость от псевдородителей (фигуры почитаемого божества, руководителя культовой группы, самого культового коллектива). Для того, чтобы подвергнуть человека принудительному индоктринированию, его необходимо вернуть в состояние психотической пластичности, характерного для раннего детского возраста. Тем самым он не только лишается освоенных им за годы жизни социализирующих навыков, но и оказывается открытым для восприятия качественно отличных от присущих большинству граждан идей и принципов.

Недавно моя теща столкнулась с фактом спонтанного (?) мифотворчества, игривого по форме, но очень настораживающего по содержанию. Ее сотрудницы отправились в актовый зал заводского клуба на встречу с Матушкой. "Господи, с какой такой Матушкой?" - спросила изумленная женщина. "Ну, как так, все же понятно. Если президент - наш Батька, то его законная жена - наша Матушка", - спокойно объяснили ей. Кошмар заключается в том, что люди даже не догадываются о кощунственном характере подобного рода наименований. Батюшками да матушками испокон веков принято было именовать одних лишь земных родителей человека, и в качестве проявления особого почтения - духовных лиц, причем без тени иронии и сарказма. В описанной же ситуации мало того, что верховного чиновника госаппарата именуют Отцом родным, так еще и его жену, не имеющую ни малейшего отношения к политической деятельности, именуют Матушкой. Самое же комичное заключается в том, что упоминание это приводится в достаточно ироничном ключе.

Вот так обращаются люди с дорогими сердцу понятиями, смысл которых выветрился за десятилетия безверия и антихристианской жизни. Нуждаясь в религиозном отношении хоть к кому-то и не имея сил отправиться в ближайшую церковь, чтобы встретить в ней истинно великие Образы, они спешат объявить отцом родным любого проходимца, который попросит их об этом, слегка польстив и наобещав с три короба. Обидно, что вся эта ложь, идущая и от правителя-самозванца и от обманутых им заплутавших в собственных представлениях людей, шита белыми нитками. Однако даже очевидность всех этих обманов и самообманов не пробуждает людей, не мобилизует их волю к жизни, не активирует присущий даже собакам и кроликам инстинкт самосохранения.

Люди послушно следуют за крысоловом, благодаря их поддержке и впрямь уверовавшего в свою историческую исключительность. Кстати сказать, его миссия и в самом деле весьма знаменательна, однако если бы он осознал ее во всей ее неприглядности, то наверняка руки бы на себя наложил. Но нет, общереспубликанская мыльная опера ужасов продолжается, и претендент на звание регионального антихриста продолжает творить свои пустые и глупые дела, прикрывая льстивыми речами и гневно хуля мнимых врагов народа, на деле оказывающихся лишь его собственными врагами. Как тут не вспомнить притчу о смоковнице, не приносящей плодов. Как тут не вспомнить о предупреждении Спасителя, который настойчиво предупреждал о необходимости судить "воров да разбойников" не по словам, но по делам их. Показательно даже то, что на деле "всенародно избранному" не жаль ни людей, ни земли нашей, ни ее будущего. Все поставлено на потребу единственной страсти - стоять в центре оргии самопочитания и превозноситься похвалами обманутых неразумцев.

Белоруссия всегда была связана с войнами, страх перед которыми не мог не поселиться в глубинах коллективного бессознательного народа. Речь идет не об избегании вооруженной борьбы и не о пасовании перед опасностью. Просто генотип содержит памятование об ужасах боли и унижений, связанных с войной, а потому люди стараются всеми силами избежать очередного столкновения с хаосом. Возможно, метафора покажется жесткой, но мне кажется, что правители России в буквальном смысле слова заткнули Белоруссией окно в Европу. Чтобы не сильно дуло ветром перемен. Чтобы не спешить навстречу собственному будущему.

Позиция, вполне заслуживающая понимания. Но заложницей этого привычного взгляда стала республика, население которой оказалось неприспособленным к самостоятельной борьбе за свободу, подобно населению тех же прибалтийских республик. В результате этой поспешной геополитической операции и возник феномен Лукашенко, устраивающий кого угодно и в России, и в жаждущей стабильности Европе, но только не сам белорусский народ, вынужденный возвращаться в архаическое социалистическое прошлое, не имея ресурсов выживания, а значит обреченный на вялое вымирание. Нашу землю в каком-то смысле политики окружающих стран списали, как пораженную Чернобылем. Похоже, что то же самое поспешили сделать и с нашим народом, поддерживая режим Лукашенко.

И Европу, и Россию устраивает наша кладбищенская стабильность - транзитные трассы в полном порядке, трубопроводы обслуживаются, надежность связки "Европа-Россия", в прочности которой равно заинтересованы обе стороны, гарантирована. При чем тут культурное развитие населения, подъем экономики и совершенствование производства? Белорусы терпеливые - пускай еще лет двадцать потерпят, пока мы обустроим наши собственные страны. А они и впрямь терпят, потому что доля терпеливых в общей формуле населения оказалась на удивление значительной. Так что никаким оппозиционерам ничего путного не светит, ну разве что трудоустроиться трибунами на заокеанские гранты.

Руководители и России, и той же единой Европы не понимают, что Белоруссия мало-помалу следует не по пути подражания СССР, но направляется к соответствию образцам, явленным в Германии накануне второй мировой войны. Старательно педалируемая славянская идея уж очень попахивает апелляцией к этноцентрическим стереотипам. Действующий президент и руками размахивает как Шикльгрубер, и детишек поглаживает по головке, как Великий Кормчий, и высказывается по поводу любых внешнеполитических проблем как горячо любимый кубинским плебсом бессмертный Фидель. Ведущие главных политических телепередач на Белоруссии давно уже заткнули за пояс незабвенного Геббельса, а наш черноязыкий Сергей Доренко времен последних парламентских выборов в России вообще может отдыхать, будучи обойденным белорусскими мастерами слова. Главный правозащитник страны Евгений Новиков открыто призывает с экранов телевизоров к арестам зарубежных наблюдателей, а политобозреватели возбуждают самые милые сердцу оголтелых фашо стереотипы гомофобии и жидомасонского заговора. Наш верховный главнокомандующий и форму примерил, и парады обожает. Все как у завзятого фюрера всеми обиженной и мнящей себя достойной лучшей жизни страны.

Как-то студенты на одном из КВН-овских выступлений от имени президента Белоруссии метко пошутили: "Мы ж не выпендриваемся. Не на что". Сказано это было с горьким сожалением. Но ведь на самом-то деле выпендривается что есть сил. Послушать его речи, так весь мир сошел с ума и должен учиться у Белоруссии и демократии, и управлению экономикой, и организации образования. Позиция такого поучателя близка наглости тщедушного уличного хулиганчика, за спиной которого угрюмо нависает матерый пахан, готовый в любую минуту вступиться, если "маленького" кто посмеет обидеть.

Игнорируя международное разделение власти, основанное на вполне объективном критерии - сравнительном потенциале культурного, военного и экономического потенциала различных стран, наш президент учит весь мир, как следует жить, фактически дискредитируя защищающую его ради стабильности трубопроводов Россию. Руководители России и Европы не понимают одного: источник энтропии, угрожающий им самим, находится не в том или ином популисте, а в населении самих этих стран. Немцы до прихода Гитлера тоже считались добропорядочной нацией. Однако тот без особого труда вернул их в первобытное мифологическое состояние хаоса и героики, в котором они и отправились на войну со всем миром.

Я пекусь не о Белоруссии, хотя положение братьев-славян в братской стране мне далеко не безразлично. Там живут мои родственники, и мне небезразлично их будущее. Не придется ли мне принимать их у себя в Москве в качестве беженцев? Но я волнуюсь о судьбе России. Ведь энтропия заразна! Правители соседних с Белоруссией государств попросту недооценивают масштаб этой опасности! России захотела решить одну из проблем собственной безопасности за счет укрепления режима белорусского диктатора, забыв о собственном населении, которое все больше внимает речам нашего трибуна, все больше в него влюбляется, все больше ему благоволит. Кто знает, чем может закончиться хождение лидера-сектанта во власть, если ему вздумается переехать в одну из губерний Российской Федерации и вступить в диалог с россиянами.

Народы-то у нас и впрямь родственные. А свою эффективность катализатор серости уже продемонстрировал, охмурив население целой европейской страны в считанные годы. Так что опыт работы с массами, жаждущими легкого освобождения от груза накопившихся проблем, у него есть, есть и колоссальный потенциал роста. Не завершатся ли лабораторные испытания нового стиля руководства на просторах России? Страшно подумать, чем все это может закончиться! И не следует думать, что подобный вариант развития событий в принципе невозможен. Сколько оптимистических заверений звучало в Европе перед приходом Гитлера и чего стоила беззаботная беспечность европейских аналитиков, не сумевших предвидеть воцарение пророчествующего языческого сектанта в Германии.

Белорусские сторонники Лукашенко идут на выборы, храня истовую верность своему кумиру, поддерживая друг друга, не давая проникнуть слабости сомнения. Сохраняя гипнотическую атмосферу круговой поруки, они панически боятся обнаружить собственную неправоту, они заглушают голос своих сомнений громкими песнями в поддержку президента и радостными выкриками на демонстрациях. Они всеми силами стараются отыскать подтверждения успешности правления крысолова, а потому безусловно доверяют передачам БТ, которые сотканы из одних подтасовок, обманов и умолчаний, но тем не менее находят в лице сторонников режима благодарных слушателей. Еще бы - ведь БТ выполняет психотерапевтическую роль, точнее, играет роль дудки крысолова, все глубже усыпляя обманутых людей и поддерживая их паранояльно избирательное восприятие, открытое лишь для подтверждений правоты их идола.

Извините, но это уже не пиар, это уже узаконенное вождем конвейерное применение психотехнологий зомбирования, проще говоря оболванивания избирателей, более характерное не для государственной практики управления масс медиа, а для внутренней политики тоталитарной секты.

Многие аналитики ссылались на пресловутую харизматичность Лукашенко, придавая ей чуть ли не объективно-физический статус некоей благодатной осененности, генетической призванности и конституциональной одаренности. Достаточно перечитать классиков массовой психологии, чтобы понять обескураживающе простую истину - никакой "чудесности" в готовности согласных обманываться людей нет. Никакой "особости" в мастерски состряпанной лжи нет. Просто искусство социального влияния в настоящее время развилось настолько, что из не умеющего думать гражданина могут сделать механическую куклу за 2-3 телесеанса массового гипноза, которыми знамениты мои белорусские коллеги Александр Зимовский или Евгений Новиков.

Внерелигиозная харизматичность - это феномен архаичного сознания, атрибут досознательной стадии развития общественной психики, понятие из области клинической социопсихологии. Священники обладают харизмой по праву, пользуясь Благодатью, присущей Церкви как обители истины и красоты. Но внерелигиозные харизматики появляются лишь в критические периоды развития сообществ и спешат возглавить массы, пребывающие в состоянии глубокого эмоционального хаоса и полностью потерявшие нормальную, естественную ориентацию в происходящем.

Известны три типа харизматических лидеров - вождь революции, криминальный авторитет и лидер секты. В каждом из этих случаев поддавшиеся влиянию центрального персонажа люди пребывают в состоянии, далеком от здорового. Революционные толпы вообще не знают, куда идти и что делать. Сообщество преступников раздираемо противоречиями между естественным голосом совести, присущим каждому человеку от рождения, и угрозой наказания за все уже совершенные преступления. Наконец, члены сект отказываются от решения жизненных проблем ценой труда и разумения, и примыкают к тому, кто обещает им райские привилегии в обмен на одно только поклонение. Так или иначе, харизматики, даже находясь вне традиционных конфессиональных институтов, эксплуатируют именно религиозные чувства людей, которые присущи всем без исключения, но не так уж часто ориентируются в верном направлении, указуемом стройной системой семейного и конфессионального воспитания.

Харизма - понятие религиозное. Поэтому поклонение Лукашенко никак нельзя рассматривать как обычную приверженность позициям и суждениям нравящегося политического лидера. Фактически на наших глазах он прошел все три стадии развития личной харизмы. С 1994 по 1996 год он был лидером общенародной революции в борьбе против коррупционеров и их приспешников. С 1997 по 2001 год он являлся обычным лидером преступного сообщества, лишившись всяких прав на власть и удерживая ее сугубо силовым путем, в том числе и ценой прямых убийств неугодных или конкурентов. В 2001 году накануне выборов он вынужден был испробовать последнее оружие харизматика - он стал лидером секты, членами которой оказались все его политические сторонники.

Другого объяснения психотическим проявлениям любви к народному президенту, уже весь мир поразившему своими предательствами и бессовестной ложью, лично я не нахожу. Секта она и есть секта, и без рассмотрения политической ситуации в Белоруссии как результата развития сектантского сообщества в обстановке никак не разобраться, а значит не понять, что же именно произошло на наших глазах за последние годы и как следует действовать для выхода из сложившегося духовного кризиса.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
СЕКТА ПОД НАЗВАНИЕМ БЕЛАРУСЬ: СОБЛАЗНЕНИЕ ИДОЛОПОКЛОННИКОВ

В середине ХХ века русский философ Иван Ильин пророчески предвидел те ужасающие беды, которыми неминуемо должна была завершиться эпоха коммунистических вождей: "Оболваненные массы, лишенные разумной идеологии, манипулируемые с помощью демократических институций, откроют эпоху плебейского цезаризма". Не берусь судить, что творится в сопредельных посткоммунистических странах, но наше белорусское анти-чудо вполне определенно ассоциируется с цезаризмом.

Цезарь - это идол безверующих, икона для безбожников, апостол плебса. Наши соотечественники, число которых примерно равно количеству противников Лукашенко, молятся на своего избранника, приписывают ему все успехи и заслуги загодя, заочно и упреждающе, согласны претерпеть любую нужду и насилие, лишь бы сохранить преданность тому, кого они по доброй воле сочли за спасителя народа. Нарушая обет верности, в глубине сердца данный ему, они рискуют предать самих себя, во всяком случае, им самим так кажется. Но ведь это логика, которой следуют глубоко индоктринированные члены тоталитарных сект. Может быть, хватит называть Лукашенко диктатором и популистом? Пора назвать его именем собственным - харизматический лидер тоталитарной секты, объединяющей половину населения Белоруссии!

Мне как психиатру по образованию, в поведении оболваненных сторонников нынешнего режима все совершенно ясно. Лукашенко сумел мошенническим путем овладеть религиозным инстинктом атеизированного народа и стать объектом молитвенного поклонения обманутых масс. Он взял на себя роль живого божества, он отождествил себя с миссиональными силами истории, он присвоил себе сугубо божественные прерогативы, таким образом определив себя "вором и разбойником" согласно апокалиптическим предупреждениям Самого Христа. Феномен Лукашенко прекрасно известен служителям Православной Церкви, которые по странному недоразумению молчат и не спешат огласить истинную суть звероподобного любимца толпы.

В свое время я сам имел необычный опыт участия в спонтанном сектостроительстве. Причем объектом развивающегося и усиливающегося поклонения незаметно стал я сам. Удивительно, что для подобного процесса, разворачивающегося по законам самоорганизации, не требуется почти никаких усилий со стороны самого новоявленного идола. Достаточно просто благосклонно принимать знаки поклонения и реагировать с загадочной фигурой неоспоримого достоинства. Остальное происходит само. Объединенная жаждой обновления и переполненная ожиданиями спасений и облегчений аудитория сама спешит вознести заслуживающую простого доверия фигуру на пьедестал.

Усилия как раз потребовались для того, чтобы прекратить это превознесение. Причем усилия немалые, которые в итоге стоили разрыва практически со всеми теми, кто до этого спешил провозгласить тебя спасителем и целителем. Лукашенко же сам активнейшим образом способствует раздуванию культа самого себя. Он всячески способствует нагнетанию веры в собственную исключительность, хотя для этого у него явно недостает ни интеллекта, ни личного обаяния, ни эмоционального шарма. Но все это не беда, зато он похож на тех, кто спешит припасть к его ногам. Он откровенно эгоистичен, груб, бессовестен, лукав, предельно прост, склонен к насилию и боится обнаружить собственную некомпетентность. Поэтому компенсаторно он спешит напялить иную личину - всезнающего, всемудрого, всесильного, мягчайшего и сострадательнейшего человека, только и думающего, что о благе народном, этакий молитвенник земли белорусской.

И он сам, и поклоняющиеся его образу люди прекрасно отдают себе отчет в том, что все это - игра, лукавство, обманы и самообманы. Но они играют во взаимность вместе, они все заодно, а потому никому не хочется нарушать правила игры, тем более, что игра эта решает многие душевные проблемы. Страх перед ответственностью, нежелание трудиться, боязнь осознания собственной слабости, ужас перед собственной виной за многое халтурно испорченное или преступное и нарушенное - все эти малоприятные переживания перекрываются гимнами взаимопоклонения вождя и толпы. Классическая логика поведения участников сектантского процесса. Прекрасный образчик утилизации врожденного религиозного инстинкта, присущего всякому разумному существу, энергетика которого поднакопилась за десятилетия государственного атеизма.

Люди соскучились по чудесам, люди обезверились вконец, а потому готовы направить свою жажду поклонения на любого из тех, кто лукаво готов предложить самого себя в качестве идола. Секта эта очень дружная и сплоченная, потому что она руководствуется общепринятыми словесными декларациями, маскирующими ее среди остальных человеческих сообществ. Ну, кто осмелится возражать против таких определений сектостроительства как "возрождение белорусского народа", "укрепление национальной культуры", "развитие обороноспособности страны" или "обеспечение прекрасного будущего нашим детям"? Однако опытные сектоведы, поднаторевшие в выявлении современных тоталитарных сект и умудренные опытом противодействия разлагающей политике их лидеров-растлителей, прекрасно знают, что нельзя путать словесные декларации сектантов с их действительными мотивами и установками. Почитайте книги Леона Рон Хаббарда, свидетелей Иеговы или того же Муна - там все прекрасно, так все расставлено по своим местам, приглажено и напомажено. Не подкопаешься, не подберешься, не выдвинешь никаких возражений или опровержений. Однако сама практика жизни секты, сама ее политика, как направленная на привлечение новых членов, так и проводимая внутри организации самих сектантов, далека от всех этих сугубо рекламных деклараций.

   

 1
 2

 

В третьей части настоящей работы мы постараемся отыскать ответ на столь привычный вопрос "Что делать?", когда уже ясен ответ на риторическое "Кто виноват?" - мы все, каждый и вместе все сразу. Если мы едины, если мы смеем называть себя славянами, значит доля ответственности лежит на каждом, особенно если он образован и социально активен. Что делать - разберемся в заключительной части нашего исследования. Непонятно только одно.

Хотя автор и не вправе задавать этот вопрос, но он все же просится из уст. Почему до сих пор молчат митрополиты и священники Православной Церкви, долгом которых является обличение духовных язв светских правителей? Ведь на наших глазах в родственной стране происходит буквальная репетиция прихода Антихриста. Духовные отцы обязаны бороться за души заблудших, обязаны исцелять силою Благодати оболваненных вождем-сектантом мирян, обязаны посылать целительную мощь Святого Духа в своих молитвах о вразумлении запутавшихся в лукавых речах "малых сих".

Сегодня Православная Церковь должна выразить без уклонений и двусмысленностей свое отношение к лидеру секты, распространившей свое влияние на половину населения сопредельного государства. Ведь на наших глазах фактически происходит репетиция последнего акта из драмы, имя которой "Последние Времена".

продолжение
 

 
   


КОНЦЕПЦИЯ
СЕКТОВЕДЫ
МАХИНАЦИИ
ФАЛУНЬГУН
ПОЛИТЭКОНОМИЯ
ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
ТИБЕТ
ФОРУМ


СЕКТОВЕДЫ - НАУКА - РЕВОЛЮЦИЯ - МАХИНАЦИИ - ФАЛУНЬГУН - ПОЛИТЭКОНОМИЯ - ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ - ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - ТИБЕТ - ФОРУМ

- концепция - китай клуб - лаборатория пространств - интерактив лаборатория - адвокат клуб -
- главная - история - преса - вернисаж - библиотека - словарь - обучение - объявления -

Высокотехнологичное лечение аритмии. Радиочастотная абляция сердца
varicozu.net
В продаже - Двигатели, низкие цены! Невостребованные остатки
energoelektron.ru