КИТАЙ КЛУБ                    galactic.org.ua                    ФИЛОСОФИЯ

И
С
Т
О
Р
И
Я

К
И
Т
А
Й
С
К
О
Й

Ф
И
Л
О
С
О
Ф
И
И

ж

11. ТЕОРИЯ ХАНЬ ФЭЯ «УПРАВЛЕНИЕ НА ОСНОВЕ ЗАКОНА»
И РАЗВИТИЕ ИМ ДОЦИНЬСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА И ДИАЛЕКТИКИ

Хань Фэй (прибл. 280—233 гг. до н.э.), родившийся в конце периода Чжаньго в царстве Хань и происходивший из аристократической семьи, был прогрессивным мыслителем вновь возникшего класса землевладельцев, оформивший легизм как научное направление. Вместе с Ли Сы учился у Сюнь-цзы. Видя неуклонное ослабление царства Хань, представил его правителю доклад, в котором предлагал в целях усиления царства изменить законы, но его предложение не было принято. «Наблюдая за переменами, связанными с удачными и неудачными действиями правителей прошлого», Хань Фэй обобщил исторический опыт и написал сочинение, состоявшее более чем из ста тысяч слов. Ознакомившись с этим сочинением, циньский император Ши-Хуан отозвался о нем весьма положительно и выразил восхищение талантом Хань Фэя. Вскоре после прибытия в Цинь Хань Фэй вызвал чувство зависти у Ли Сы, по настоянию которого его бросили в тюрьму, где он и был отравлен.

    
Научные идеи Хань Фэя — это обобщение различных учений легистов доциньского периода, представляющих важный вклад в развитие материализма, диалектики и взглядов на историю общества.
     Сохранившееся к настоящему времени сочинение «Хань Фэй-цзы» — основной источник для изучения идей Хань Фэя.

ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ НА ОСНОВЕ ЗАКОНА, ВКЛЮЧАЮЩАЯ В СЕБЯ ЗАКОН, ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ И ВЛАСТЬ
     Учения ранних легистов в основном можно разделить на три течения.
Шан Ян представлял течение, ставившее на первое место закон, Шэнь Бухай — течение, ставившее на первое место власть, и Шэнь Дао — течение, ставившее на первое место искусство управления.
     Обобщив достижения ранних легистов, Хань Фэй всесторонне развил их идеи об управлении на основе закона.

 1.    Шан Ян на первое место ставил «закон». Он считал, что закон — это жизнь народа, основа для управления государством, выразив это в словах «законы и предписания — жизнь народа и основа управления»
(Шан-цзюнь шу, гл.26). Шан Ян «не ценил долг, а ценил закон». 0н утверждал:
«Наказания не знают рангов знатности. Для всех, начиная от помощников правителя и его военачальников вплоть до дафу и простых людей... имевших заслуги в прошлом, но затем проштрафившихся, наказания не должны смягчаться. Для совершивших добродетельный поступок в прошлом, но затем допустивших проступок надо употреблять закон» (Шан-цзюнь шу, гл.17).
     Шан Ян уделял главное внимание закону, но в то же время не отрицал значения искусства управления и власти. Он говорил: «Все, знающие метод (управления), полагаются на искусство управления и власти»
(Шан-цзюнь шу, гл.24). Как видим, методы управления государством, предлагаемые Шан Яном, включали в себя и власть, и искусство управления.


     Восприняв и развив созданную Шан Яном теорию управления государством на основе закона, Хань Фэй утверждал: «Законы — уложения и указы — создаются в государственных учреждениях, а (страх перед) наказаниями и штрафами должен обязательно храниться в сердцах народа, награды — выдаваться тем, кто придерживается закона, а наказывать надо тех, кто нарушает указы, — это руководство для подданных»
(Хань Фэй-цзы, гл.17).
Закон — это письменные уложения, которые устанавливаются и публикуются государством и осуществляются чиновниками.

Главное содержание закона — «награды и наказания», которые Хань Фэй называл «двумя рычагами», т.е. двумя рычагами в руках правителя, использующего их для поддержания власти. Он говорил: «Два рычага - это наказание и добродетель... убийства и казни называются наказаниями, подарки и награды называются добродетелью»
(Хань Фэй-цзы, гл.2). Это положение заимствовано Хань Фэем у Шан Яна, заявлявшего, что «награды — это гражданское начало, а наказания — это военное начало. Гражданское и военное начала — главное в законе» (Шан-цзюнь шу, гл.14). Очевидно, что закон, по мысли легистов, — это не только грубая сила, наказания и штрафы, но в него входят «подарки и награды», т.е. закон — это соединение грубой силы с подачками.

     «Гражданское начало» легисты трактовали иначе, чем представители «школы служилых». Хань Фэй считал, что предлагаемое легистами управление на основе закона и предлагаемое «школой служилых» управление на основе добродетели или человеколюбия взаимно отрицают и исключают друг друга, они, как огонь и вода, не могут существовать вместе. Он заявлял: «Если предоставить свободу человеколюбию и милости, система законов разрушится»
(Хань Фэй-цзы, гл.18), т.е., если руководствоваться человеколюбием и чувством долга, это нанесет сокрушительный удар по управлению на основе закона, а «поэтому надо применять жестокие законы и отбрасывать жалость, за которые ратуют человеколюбивые» (Хань Фэй, гл.18).

Хань Фэй утверждал, что «в государстве мудрого правителя нет письмен на бамбуковых дощечках, а обучают с помощью закона, нет заветов покойных ванов, а учителями являются чиновники»
(Хань Фэй-цзы, гл.19). Этим подчеркивается значение управления на основе закона.

     Восприняв мысль Шан Яна о «наказании, не знающем рангов знатности», Хань Фэй подчеркивал, что «закон не льстит знатным»
(Хань Фэй-цзы, гл.2); «наказания за проступки не минуют сановников; награды за добрые дела не проходят мимо простолюдинов» (Хань Фэй-цзы, гл.2).
Нетрудно заметить, что это утверждение направлено против родоиерархического положения «наказания не поднимаются до дафу, правила поведения не нисходят до простолюдинов», и в этих суждениях Хань Фэй намного решительнее и последовательнее Мэн-цзы и Сюнь-цзы.


2.   Шэн Бухай уделял главное внимание власти. Он говорил: «Хорошо действующий правитель... прячется в безделье, скрывает мотивы своих поступков и показывает Поднебесной свое недеяние»
(Шэнь-цзы, гл. Дати), т.е. мудрый правитель, искусный в делах управления, показывает, что у него нет никаких дел, что он пребывает в бездействии и не выдает того, к чему стремится. Это — так называемое «искусство благородного человека, сидящего лицом к югу». Безусловно, главное внимание к искусству управления не означает, что Шэнь Бухай отказывался от законов. Он также заявлял о том, что надо «полагаться на закон и не полагаться на мудрых» (Шэнь-цзы, гл. Имин).


     Приняв и развив положение Шэнь Бухая об «искусстве управления», Хань Фэй утверждает, что «власть прячется в груди, чтобы быть готовой к различным событиям и незаметно управлять своими слугами»
(Хань Фэй-цзы, гл.16).
Искусство управления отличается от закона, закон открыт для всех, искусство управления скрывается, прячется правителем в своей груди и применяется им при возникновении каких-либо событий, а также для того, чтобы держать в руках своих слуг. «Если правитель не владеет искусством управления, то в верхах его будут вводить в заблуждение», а будучи введен в заблуждение, правитель не сможет «выявлять лукавых»
(Хань Фэй-цзы, гл.17). Главное назначение искусства управления — разделять преданных и лукавых чиновников, проверять их способности, контролировать их успехи и проступки с целью укрепления управления, основанного на законе и самодер­жавии.

3.     Шэнь Дао ставил на первое место искусство управления. Он говорил: «Мудрость недостаточна для приведения к покорности порочных, но влиятельное положение достаточно, чтобы согнуть мудрых» (Шэнь-цзы). Под «влиятельным положением» имеется в виду искусство пользоваться властью. Мудрый не может принудить порочного к покорности, но искусство пользоваться властью позволяет приводить к покорности мудрых. Поэтому, «когда мудрый подчиняется порочному, это указывает на слабость власти, а когда порочный подчиняется мудрому, это указывает на высокое положение (мудрого)» (Шэнь-цзы).
    
Шэнь Дао отмечает, что «великий правитель полагается на закон» (Шэнь-цзы); «чиновники не проявляют личных чувств к родственникам, закон — к заслужившим любовь потомкам» (Шэнь-цзы). Эти положения противоречат патриархальным понятиям «школы служилых», настаивавшей на «проявлении родственных чувств к тем, к кому они должны проявляться», и «уважении к тем, кому уважение должно оказываться».

     В главе «Наньши» Хань Фэй, развивая мысль Шэнь Дао о значении искусства управления, говорит: «Искусство управления — средство подчинения масс»
(Хань Фэй-цзы, гл.18), недвусмысленно подчеркивая, что искусство управления — это средство или инструмент для установления господства над народом и контроля над массами. Хань Фэй считал, что искусство управления должно принадлежать исключительно правителю, который не может делить его со своими сановниками. «При наличии способностей, но при отсутствии искусства управления даже мудрый не сможет управлять порочными»; «Яо был заурядным человеком, он не смог исправить три владения не из-за того, что был порочным, а из-за того, что его положение было низким» (Хань Фэй-цзы, гл.8). Исходя из этого, Хань Фэй заявлял, что надо «не придерживаться чувства милости и доброты, а усиливать силу и строгость власти» (Хань Фэй-цзы, гл.18), т.е. открыто выступал за самодержавие и управление с помощью силы.


     Обобщая теорию и практику ранних легистов, Хань Фэй отмечал: «Соблюдение закона и наличие власти приводят к порядку, нарушение закона и отказ от власти приводят к беспорядкам»
(Хань Фэй-цзы, гл.17).
Имеется три элемента: закон, власть и искусство управления, и поэтому «нельзя допускать отсутствия хотя бы одного, все они — инструменты в руках правителя».

     Обобщив и развив теоретические взгляды ранних легистов, Хань Фэй создал целостную теорию управления на основе закона, представлявшую собой соединение главным образом закона, власти и искусства управления. Это была теория, основываясь на которой класс землевладельцев проводил открытую политику насилия с помощью грубой силы в отношении трудового народа, защищал свою власть, и ей был присущ откровенно антинародный характер. Однако если подходить с исторической точки зрения, то в условиях смены диктатуры рабовладельцев диктатурой землевладельцев она имела прогрессивное историческое оправдание и известное значение.

   
ф

Ф
О
Г
Л
А
В
Л
Е
Н
И
Е

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ
     Эволюционный взгляд на историю Хань Фэя — наиболее крупный результат, достигнутый в изучении истории общества в доциньский период, который нельзя сравнивать с достижениями ни одного из предшествующих философов.
      Хань Фэй считал, что история эволюционирует и развивается. Процесс развития истории человеческого общества он делил на три периода: «древнейший», «средневековый» и «современный» — и отмечал, что каждому из них присущи свои особенности. «В древнейшие времена соревновались в (следовании) дао и добродетели, в средневековье стремились полагаться на ум и хитрость, а в нынешние времена борются, (прибегая) к силе»
(Хань Фэй-цзы, гл.19).
     С точки зрения Хань Фэя, в развитии истории у каждой эпохи возникают свои вопросы и существуют свойственные ей обычаи, поэтому политические мероприятия, осуществляемые в каждую эпоху, не могут быть одинаковыми. При династии Ся, если бы кто-нибудь строил себе жилище на дереве или же добывал огонь с помощью трения, он, несомненно, стал бы объектом насмешек со стороны Гуня и Юя; если бы при династиях Шан и Чжоу кто-нибудь, подобно Гуню и Юю, прокладывал русла рек, это непременно вызвало бы усмешку Чэн-тана и У-вана; если бы в настоящее время кто-нибудь восхвалял методы Яо, Шуня, Чэн-тана и У-вана, над ним определенно посмеялись бы нынешние мудрецы.
Исходя из этого, говоря о развитии истории, Хань Фэй сделал знаменитый вывод о том, что «совершеннрмудрыи не нуждается в следовании древности, не подражает установившимся нормам, а обсуждает современные ему дела и принимает соответствующие меры
» (Хань Фэй-цзы, гл.19), т.е. совершенномудрый не придерживается старого порядка, не отстаивает упорно установившиеся нормы, а анализирует существующее в его время фактическое положение в обществе и. принимает соответствующие меры. Он, например, говорил, что «в периоды, когда происходит много событий», нельзя пользоваться услугами «малодеятельных талантов»; «в периоды, когда происходит великая борьба», нельзя «уступать друг другу» (Хань Фэй-цзы, гл.18); «управляя народом в опасное время», нельзя пользоваться «великодушной и мягкой политикой» (Хань Фэй-цзы, гл.19); «управлять живущим в настоящее время народом» нельзя на основе «методов покойных правителей» (Хань Фэй-цзы, гл.19) и т. д.
В общем, приведенные цитаты говорят о том, что политические методы управления должны соответствовать реальному положению и меняться в зависимости от условий эпохи, что не существует раз и навсегда установленной, не меняющейся на протяжении тысячелетий политической системы.
Критикуя представителей «школы служилых», ратовавших за возврат к древности, Хань Фэй резко возражал, говоря, что «те, кто хочет управлять живущим в данное время народом методами покойных правителей, похожи на ожидающих у пня зайцев»
(Хань Фэй-цзы, гл.19).
     Некоторые взгляды Хань Фэя на исторический процесс развития ненаучны и ошибочны, но в них ярко очерчен основной взгляд — рассматривать вопросы конкретно и исторически. Это — диалектическое положение, которое теоретически доказывает неизбежность и закономерность смены рабовладельческого строя феодальным, оправдывает проведение политики, предусматривавшей одинаковое внимание к вопросам сельского хозяйства и войны, стремление к объединению Поднебесной. Это один из важных вкладов Хань Фэя в историю китайской философии.


     Далее, во взглядах Хань Фэя на историю просматривается четкое стремление объяснить развитие истории и происходившую в обществе борьбу с помощью материальных факторов. Материальные интересы Хань Фэй рассматривал как основу всех общественных отношений и считал, что богатства и численность населения являются источником различия в социальных системах и в области морали.
«Школа служилых» провозглашала человеколюбие и долг и выступала против борьбы и захватов. В противоположность этому Хань Фэй рассматривал историческое развитие как процесс от отсутствия борьбы к борьбе. Он говорит, что в древности мужчины не пахали, поскольку для поддержания жизни хватало диких плодов, а женщины не ткали, так как шкур диких зверей хватало для одежд, «народа было мало, а богатств было в избытке»
(Хань Фэй-цзы, гл.19). Ныне же «народу много, а богатств мало, все трудятся изо всех сил, а питания не хватает, поэтому народы борются друг с другом» (Хань Фэй-цзы, гл.19). В древности люди не ценили богатство не по причине высоких моральных качеств, а потому, что в то время богатств было много; современные же люди борются друг с другом не из-за низких моральных качеств, а из-за недостатка в богатствах. Основываясь на этом, Хань Фэй выдвинул положение: «Совершенномудрый осуществляет управление, учитывая количество имеющихся богатств и то, щедро или скудно снабжается ими население» (Хань Фэй-цзы, гл.19).
     Таким образом Хань Фэй теоретически доказывает историческую неизбежность положения «в нынешнее время борются, прибегая к силе», т. е. оправдывает захват с целью накопления материальных благ.

     Как политический деятель и философ, Хань Фэй осознавал, что история непрерывно движется вперед, что рождение нового строя происходит в борьбе. Для феодального строя подобные взгляды являлись выгодными и исторически оправданными и прогрессивными.
Тем не менее система исторических взглядов Хань Фэя представляет собой исторический идеализм. В силу классовых и исторических причин он не показал, да и не мог показать, закономерности поступательного исторического развития; он указывал на значение материальных интересов для политики и морали, но не рассматривал производственных отношений как экономической основы, определяющей материальные интересы. С его точки зрения, историческое развитие, спокойствие и беспорядки в обществе, количество материальных благ определяются правителем, и, стало быть, Хань Фэй считал, что историю творят герои.

УЧЕНИЕ О «СЕБЯЛЮБИВОЙ» ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА И ВЗГЛЯД НА ПРИОБРЕТЕННУЮ МОРАЛЬ
     Природа человека «себялюбива», ей свойственны «любовь к выгоде и ненависть к беде»
(Хань Фэй-цзы, гл.15) — таков основной взгляд Хань Фэя на природу человека. Хань Фэй считал, что нет человека, который бы «не желал получить помощь от других» (Хань Фэй-цзы, гл.11) и который бы «не ждал (чего-либо) от других, руководствуясь расчетом» (Хань Фэй-цзы, гл.18).

    
Учение Хань Фэя о «себялюбивой» природе человека заимствовано главным образом у Шэнь Дао. Шэнь Дао говорил: «Следование по пути, указанному Небом, приводит к большому, изменения (пути, указанного Небом), приводят к малому. Следование означает следование чувствам людей. Среди людей нет несебялюбивых, изменить человека и заставить его действовать в моих интересах — такого не наитий» (Шэнь-цзы). Следование пути, указанному Небом, имеет в виду следование природе человека. «Следование»— даосистская философская категория, означающая следование законам природы. Используя ее в учении о природе человека, Шэнь Дао выдвинул положение «следовать чувствам людей», выражая взгляд, что естественной «себялюбивой» природе человека можно только следовать, но изменить ее нельзя.
    Восприняв и развив идею Шэнь Дао о «себялюбивой» природе человека и необходимости следовать за ней, Хань Фэй выдвинул положение: «Каждый правящий Поднебесной должен обязательно следовать чувствам людей. Чувства людей бывают хорошие и дурные, поэтому нужно использовать награды и наказания»
(Хань Фэй-цзы, гл.18).


     Понятие «любовь к выгоде и ненависть к беде» — главное содержание «себялюбивой» природы человека, по Хань Фэю,— основная идея учения Сюнь-цзы о дурной природе людей. Однако учение о «себялюбивой» природе человека отличается от учения о дурной природе человека. Дело в том, что подходы обоих философов к понятию «любовь к выгоде и ненависть к беде» в корне отличны друг от друга.
Сюнь-цзы рассматривал это как отрицательное, а Хань Фэй как положительное качество, поэтому они и давали разную моральную оценку природе человека, «любящей выгоду и ненавидящей беду».
     Хань Фэй считал, что, поскольку природа человека «себялюбива» и ей свойственна любовь к выгоде и ненависть к беде, отношения между людьми являются отношениями, полностью построенными на их интересах. Так, если говорить об отношениях между правителем и его слугами, то «правитель продает должности и титулы, а слуга продает знания и силу»
(Хань Фэй-цзы, гл.14).

     Сюнь-цзы к свойству человеческой природы «любить выгоду и ненавидеть беду» относился отрицательно и считал это свойство злым, поэтому он и говорил об «изменении природы (человека) и закладке приобретаемых качеств»
(Сюнь-цзы, гл.17).
     В противоположность ему Хань Фэй рассматривал «себялюбивую» природу человека и его «любовь к выгоде и ненависть к беде» как положительные качества, которые могут творить и добро, и зло, но сами по себе не могут быть названы ни добрыми, ни злыми, поэтому им можно только «следовать», но «изменить» нельзя.
Он говорит: «Делающий колесницы желает людям богатства, — ремесленник, сделав гроб, желает людям ранней смерти, и не потому, что делающий колесницы человеколюбив, а ремесленник — разбойник. Если люди не будут знатными, колесницу не продать, если люди не будут умирать, гроб не сбыть, поэтому нельзя считать, что ремесленник ненавидит людей, что ему выгодна их смерть. Поэтому супруга правителя, его наложницы и наследник престола создают группировки, желая смерти правителю. Если правитель не умрет, они не будут занимать высокое положение и желают правителю смерти не потому, что ненавидят его, а потому, что им выгодна его смерть» (Хань Фэй-цзы, гл.5).
     Как видим, в учении Хань Фэя о «себялюбивой» природе человека нашли отражение учения как о доброй, так и злой природе человека, и оно является учением о естественной природе человека, в котором природа не рассматривается ни как злая, ни как добрая.

     Исходя из положений, что природа человека не бывает ни доброй, ни злой, Хань Фэй высказывает мысль, что мораль не является врожденной. Он считает, что «себялюбивая» природа человека зависит от самой природы, а добрые и злые моральные качества приобретаются позднее в результате действий людей. «Приближаться к тому, что приносит спокойствие и выгоду, и удаляться от того, что грозит опасностями и бедой, — таковы чувства человека»
(Хань Фэй-цзы, гл.4). «Если на честном и прямодушном пути можно приобрести выгоду, слуги станут служить правителю, прилагая все силы и не страшась смерти; если на честном и прямодушном пути не добиваешься спокойствия (выгоды), слуги станут действовать в своих интересах и нарушать права высших» (Хань Фэй-цзы, гл.4).

     Выгода — фактическая сила, движущая поступками людей. Прежде чем говорить о добре, которое может принести «честный и прямодушный путь», и бороться со злом, возникающим от «действий в своих интересах», правитель должен «открыть путь, приносящий выгоды и беды, и показать его Поднебесной»
(Хань Фэй-цзы, гл.4). Таким образом можно «спастись от беспорядков, поднимаемых живыми существами, и устранить беды, угрожающие Поднебесной» (Хань Фэй-цзы, гл.4). Этой цели можно достигнуть путем приспособления «к себялюбивой» природе человека и применения наград и наказаний. Поэтому Хань Фэй резко выступал против пустых разговоров о «человеколюбии, долге, любви и милости», считая, что с их помощью невозможно поднять авторитет правителя и установить спокойствие в государстве, а, наоборот, эти понятия будут использованы для приобретения выгод и жалованья путем обмана.
Хань Фэй говорил: «Там, где выгода, все становятся Би и Чжу»
(Хань Фэй-цзы, гл.8). Мэн Би и Чжуань Чжу — два выдающихся деятеля Древнего Китая, прославившиеся преданностью правителю. Создание условий, позволяющих получать выгоду и избежать вреда, установление ясных правил для наказаний и наград приведут к тому, что все станут такими же, как эти два человека. По мнению Хань Фэя, использование этого принципа в политике, направленной на развитие земледелия и ведение войн, приведет к тому, что, хотя «земледелие требует приложения сил и очень утомительно, народ станет заниматься им, «надеясь разбогатеть»; война — опасное дело, но народ пойдет на нее в надежде стать знатным» (Хань Фэй-цзы, гл.19).
     Очевидно, что Хань Фэй не рассматривает человека как рожденного от природы негодяя и не считает стремление к выгоде дурным качеством, а утверждает, что природная склонность человека к выгоде может сделать человека как негодяем, так и хорошим. Все дело в том, в каких условиях он живет и как им руководят.

     Основная особенность учения Хань Фэя о морали заключается в том, что ему присущ утилитаризм, т.е. о добре и зле можно говорить, лишь исходя из того, к каким результатам они приводят, а побудительные мотивы не имеют никакого значения. Он утверждает: «Ведь если говорить о поступках, то их мишенью является приносимая ими польза»
(Хань Фэй-цзы, гл.17); «слушая его слова, необходимо выяснять их пользу, наблюдая за его поступками, необходимо искать, к каким они приводят достижениям» (Хань Фэй-цзы, гл.18); «занимающийся рассуждениями непременно должен соблюдать закон, занимающийся делами обязательно должен добиваться заслуг» (Хань Фэй-цзы, гл.19). В этих тезисах нашли отражение идеи учения Хань Фэя об управлении на основе закона и его взгляды на мораль.

     Все поступки человека, будь то заслуги или проступки, являющиеся добрыми или злыми, определяются законом; вне закона нет добра и зла. Хань Фэй считал, что, если закон не нарушен, а преступное действие не совершено, любые мысли, любые высказывания и любые действия нельзя назвать ни добрыми, ни злыми, а поэтому для них не существует никаких ограничений. Так, идея о том, что супруга правителя, его наложницы и наследник имеют поводы для убийства правителя и желают его скорейшей смерти, по представлениям «школы служилых», являлась величайшим преступлением. С точки зрения Хань Фэя, их заставляет поступать так природа человека, стремящегося к выгоде, и это не должно вызывать удивления. Требуется только, чтобы повод не привел к действиям и не завершился бы убийством правителя, а сами желания нельзя назвать ни добрыми, ни злыми и считать за нарушение закона. Отсюда нет ни оснований, ни необходимости, ни возможности убивать всех стремящихся к осуществлению своих интересов. Поэтому Хань Фэй подчеркивал значение «мер против внутреннего», а не «уничтожение внутреннего».
     Точно так же обстоит дело и с чиновниками. Надо только твердо знать, что «слуги не убили своего правителя и не принимали участие в группировках», если же у них обнаруживается только повод к подобным действиям, но закон не нарушен, таких чиновников нельзя наказывать по обвинению в убийстве правителя. Если же чиновники проявляют преданность и совершили подвиги, если это сделано даже из-за стремления к выгоде и большому жалованью, в целях достижения богатства и знатности, их следует назначать на более высокие должности и давать более высокие титулы, чтобы «слава следовала за наградой», т.е. давать положительную моральную оценку.
Это говорит о том, что мерилом доброго и злого является только польза от действий, а саму природу человека, стремящуюся к выгоде и ненавидящую беду, нельзя считать ни доброй, ни злой.

     Учение Хань Фэя о «себялюбивой» природе человека и его утилитарный взгляд на мораль рассматривают личные материальные интересы каждого человека как основу отношений между людьми и подчиняют моральные принципы материальным интересам. Это довольно последовательное отрицание родоиерархической системы рабовладельцев и их взглядов на мораль в тогдашних исторических условиях имело революционное значение, способствующее распространению свободомыслия и являющееся знаменем, поднятым учением о природе человека и морали, имеющим важное научное значение в истории.
     Учение Хань Фэя о «себялюбивой» природе человека является трансцендентальным, но оно является ярким отражением материальных отношений между людьми при феодальном строе. Поэтому оно не отвечало потребностям феодального общества в период после династий Цинь и Хань, стремившегося к установлению идеологического контроля, в связи с чем стало подвергаться нападкам со стороны ортодоксальных представителей «школы служилых» и было осуждено ими как крайне еретическое учение.
     Хотя в утилитарном взгляде на мораль и содержатся материалистические положения, однако условия жизни, определяющие добро и зло, которым Хань Фэй придавал важное значение, связываются у него главным образом с действиями правителя и управлением на основе закона, а не с социально-экономическими условиями.

__________

18.   УТИЛИТАРНОЕ УЧЕНИЕ О ПРИВЛЕЧЕНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

   

- ИСТОРИЯ - ВЕРОВАНИЯ - ИСКУССТВО - ЦИГУН - УШУ - ЛИНГВИСТИКА - СТРАТАГЕМЫ - ОРГАНИЗАЦИИ -

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное -
- главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
- китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум -

Мне кажется здесь http://www.dachazel.ru/ самые низкие цены на бани.