КИТАЙ КЛУБ                    galactic.org.ua                    ФИЛОСОФИЯ

И
С
Т
О
Р
И
Я

К
И
Т
А
Й
С
К
О
Й

Ф
И
Л
О
С
О
Ф
И
И

ж

29.  МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД ЛЮ ЮЙСИ НА ПРИРОДУ В ТЕЗИСЕ «ВСЕ ПРЕДМЕТЫ РОЖДАЮТСЯ ИЗ ЖИВОТВОРНЫХ ЧАСТИЦ» И ЕГО ДИАЛЕКТИЧЕСКИЕ ИДЕИ

     Восприняв материалистические традиции Сюнь-цзы и Ван Чу-на и следуя идеям «учения о Небе» Лю Цзунъюаня, Лю Юйси, начав с идеи связи между Небом и человеком, подробно изложил собственное материалистическое учение, выдвинув теоретическое положение, что все предметы в мире «рождаются благодаря животворным частицам», «все изменяется под влиянием животворных частиц».
     Лю Юйси выступал против понятий «пустота» и «небытие», которые в период династий Вэй и Цзинь рассматривались идеалистическими учениями о глубочайшем как источник происхождения мира. Он писал: «Пустота — это форма мельчайшего. Являясь телом, она не мешает другим предметам, а если говорить об ее пользе, она постоянно помогает существующему, обязательно опирается на предметы, после чего принимает форму»
(Тянь лунь). «Ныне, когда строят здание, в его высоте и ширине скрыта форма. Делая утварь, придают ей размер, в котором возникает форма». Другими словами, при постройке здания его высота и ширина есть формы «пустоты», которая проявляется в различного размера комнатах, в которых может жить и заниматься различными делами человек, точно так же обстоит дело и при изготовлении домашней утвари; в которой есть квадратная, круглая и другие формы «пустоты», в которую можно класть вещи и хранить предметы. «Глаза, когда они смотрят, не дают света, обязательно нужны солнце, луна или пламя, дающие свет. То, что называют темным и мрачным, глаза не могут осветить. Однако разве глаза кошек, колонков, собак и мышей говорят им о темном и мрачном? Поэтому я и говорю: если смотреть с помощью глаз, видишь только большие формы, если смотреть с помощью разума, видишь мельчайшие формы». Чувствительность органов чувств человека ограничена, например, ночью человек не видит предметов, в то время как кошки, собаки и некоторые другие животные видят их. Поэтому, если рассматривать предметы с помощью глаз, можно увидеть лишь большие предметы, а если рассматривать с помощью разума, можно увидеть самые мелкие вещи. Однако обычно люди считают, что перед глазами безбрежное, пустое пространство, т.е. не содержащая в себе ничего пустота, но это ошибка. «Разве в пространстве между небом и землей есть что-нибудь, не имеющее формы? То, что в древности называли не имеющим формы, по-видимому, означает не имеющее постоянной формы, которую можно обязательно увидеть вместе с предметом». Лю Юйси спрашивает: «Разве в пространстве между небом и землей есть какие-либо предметы, абсолютно лишенные формы? То, что начиная с древности называли «не имеющим формы», означает всего лишь не имеющее постоянной, видимой формы, которую можно увидеть, только связывая ее с видимым телом». Эта точка зрения Лю Юйси, представляющая материалистическую вариацию понятия «небытия», выдвинутого Лао-цзы. Эти положения Лю Юйси утверждают объективный характер материального мира, за что в свое время они заслужили одобрение Лю Цзунъюаня. Как говорил Лю Цзунъюань, «под тем, что называют не имеющим формы, подразумевается не имеющее постоянной формы, и это совершенно верно» (Да Лю Юйси тяньлуньшу).
Лю Юйси принимал материальные частицы за источник происхождения мира. Он считал, что в действительности Вселенная заполнена бесчисленными, не рождающимися и не уничтожающимися мельчайшими, не доступными взору материальными частицами. Частицы делятся на чистые и грязные. Тяжелые, грязные частицы, сгустившись, образовали землю; легкие, чистые частицы, поднявшись кверху, образовали солнце, луну, звезды и другие небесные тела. «Грязные частицы — мать чистых, тяжелые — начало легких», «на небе висят три светила, наиболее яркие из всех тел, однако их основа заключена в горах, реках и пяти стихиях». Другими словами, находящиеся в небе солнце, луна и звезды (три светила), хотя они наиболее чисты и блестящи среди всех тел, но все они, как и земля, относятся к миру природы и образовались на той же основе, что и земля, возникшая от скопления тяжелых, грязных частиц, поэтому о них и можно сказать: «Их основа заключена в горах, реках и пяти стихиях».
Лю Юйси старался объяснить процесс появления всех предметов в мире на основе взаимодействия частиц, представляющих темное и светлое начала. Он писал: «Предметы рождаются благодаря животворным частицам, делятся на группы и собираются вместе. Растущее называют природой, движущееся называют тварями; когда голая тварь (т.е. человек) вырастает, она становится обладателем наиболее сильного разума. Она может держать в своих руках человеческие законы и бороться за победу с небом». Это означает, что предметы рождаются от животворных частиц, вначале они очень просты, но затем, в результате непрерывного расслоения, рождаются растения, животные и, наконец, появляется человек. Человек — самый умный среди животных, он может устанавливать системы законов, использовать и преобразовывать мир природы. Отсюда Лю Юйси приходит к выводу: «Светлое начало процветает, темное начало чахнет, жизнь увлажняется, смерть засыхает, все изменяется благодаря животворным частицам, а не создается волей»
(Вэнь дацзюнь фу).
     Лю Юйси, восприняв материалистические традиции, овладев знаниями, достигнутыми в его время в области астрономии, географии, биологии и других науках, мог благодаря этому твердо отстаивать монистическое учение о животворных частицах и взгляд на то, что материальный мир возник в процессе непрерывной эволюции от низших форм к высшим.
Лю Юйси считал, что материальный мир находится в непрерывном движении и в нем происходят нескончаемые превращения. Он отмечал: «Все предметы бесконечны только потому, что они поочередно побеждают друг друга и в то же время используют друг друга». Другими словами, причина бесконечных превращений предметов в том, что между ними происходит борьба противоположностей. Лю Юйси заметил также, что в процессе движения явления и предметы всегда превращаются в свою противоположность. Он говорит: «Предмет, достигнув зрелости, стареет, и так происходит с ним постоянно. Гексаграмма пи, дойдя до предела, падает, и она также не может постоянно существовать»
(Вэнь да цзюнь фу), т.е. явления и предметы, достигнув зрелости, начинают идти к упадку и старости — это извечный закон движения и изменений всех предметов и явлений. В «И-цзине» гексаграмма тай относится к счастливым, а пи — к несчастливым. Обе гексаграммы переходят одна в другую; когда гексаграмма пи доходит до предела, она начинает переходить в противоположную ей гексаграмму тай, поэтому гексаграмма пи не остается вечно неизменной.
Кроме того, Лю Юйси говорил: «Четыре сезона года следуют один за другим и продолжают один другой, изменения возникают тогда, когда они доходят до предела. При длящейся целый год засухе люди должны думать о постройке лодок, при продолжающейся в течение трех месяцев жаре люди должны думать о шитье теплых шуб. Всё, достигнув предела, обязательно поворачивает в обратную сторону, и это совершается подобно соединению двух половинок верительных бирок»
(Хэбу фу).
     Тезис «всё, достигнув предела, обязательно поворачивает в обратную сторону» Лю Юйси понимал не как циклическое движение по кругу, т.е. как круговорот и возобновление движения от начальной точки, а как непрерывное поступательное развитие. Он ясно указывает, что «сущность безостановочности в обновлении с каждым днем»
(Вэнь дацзюнь фу).

     Лю Юйси не только затрагивает проблемы противоречий, движения и развития в предметах и явлениях, но и в какой-то степени осознавал их как проявление объективной закономерности для всех предметов и явлений, что ясно прослеживается в его рассуждениях о правилах (шу), положении (ши) и принципе (ли).
Под «правилами» Лю Юйси имеет в виду свойственную предметам обусловленность и определенные связи, являющиеся следствием взаимодействия явлений и предметов. Под «положением» он подразумевает неизбежные тенденции в развитии предметов и явлений. «Принцип» — соединение «правил» и «положения», носящее закономерный характер.
Например, «правила» для Неба выражаются в том, что «его форма постоянно круглая, а цвет постоянно синий, его окружность можно измерить, а день и ночь определить метками».
«Положение» Неба в том, что «оно постоянно высоко и не спускается вниз, постоянно движется и не прекращает движения».
В приведенных цитатах «правило» выражает «обусловленность», а «положение» — неизбежность. «Когда предметы соединяются, для этого обязательно существуют правила». Например, при движении лодок по воде «одна тонет, другая плывет в соответствии с существующими для них правилами и их положению на воде». Здесь под «правилами» имеются в виду определенные отношения, возникающие при взаимодействии двух предметов (лодки и воды), а под «положением» — неизменная тенденция и закономерности, появляющиеся от взаимодействия двух предметов.
Лю Юйси чрезвычайно метко объясняет отношения между «положением» и предметами, когда говорит: «Положение рождается, будучи зависимым от предмета, подобно тени или эху», т.е. положение зависит от предмета. В отличие от предметов «положение» можно сравнить с тенью от предмета или эхом от звука, поэтому «положение» и предмет абсолютно неделимы. Если говорить о «положении» в отрыве от предметов, то можно прийти к мистификации «положения» и впасть в идеализм. Вместе с тем все предметы, находящиеся в пространстве между небом и землей, не могут не иметь «правил» и «положения», т.е. не могут не развиваться по определенным законам.

     Начав с анализа высокого и далекого Неба, Лю Юйси переходит к пространству, заполненному «мельчайшими формами», и в заключение приходит к выводу: «Как же предметы и явления могут убежать от правил или вырваться из положения?» Именно из-за того, что во всех предметах и явлениях и в их взаимодействии заключены «правила» и «положение», «человек, познавший отдельный предмет в общем, всегда может, исходя из малого, делать правильное заключение о большом, познав отдельный индивид, делать правильное заключение о Небе. Оценивая заключение с помощью принципа, он может понять все предметы». Другими словами, если человек познал закономерность развития предмета, он может, исходя из знания одного предмета, делать заключение о других, по частям познавать целое, держа в руках одно, управлять целым, успешно использовать и преобразовывать мир природы.
     В вопросах, связанных с трактовкой объективного мира и закономерностей его движения, Лю Юйси, твердо придерживаясь материалистических взглядов, не только утверждал возможность познания объективного мира и закономерностей его движения, но также подчеркивал значение активности субъекта, ясно указывая, что человек может, «держа в своих руках человеческие законы, бороться за победу с Небом», а это положение является диалектическим.

   
ф

Ф
О
Г
Л
А
В
Л
Е
Н
И
Е

ТЕОРИЯ ЛЮ ЮЙСИ «НЕБО И ЧЕЛОВЕК ВЗАИМНО ПОБЕЖДАЮТ ДРУГ ДРУГА» И ЕГО АТЕИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ
     Дополнив и развив положение Лю Цзунъюаня «Небо и человек не вмешиваются в дела друг друга», Лю Юйси выдвинул теорию, что Небо и человек «взаимно побеждают друг друга и одновременно взаимно используют друг друга».
     Лю Юйси выступал против Хань Юя, заявлявшего, что Небо обладает волей и может либо награждать, либо карать людей. Лю Юйси считал, что «Небо — самое большое среди всего, имеющего форму», т.е. Небо — самое большое среди обладающих формой тел, что оно, как и все другие тела, является произведением природы, совершенно лишено какой-либо таинственности, абсолютно не может вмешиваться в дела людей и распоряжаться их судьбами. С его точки зрения, у Неба и человека, у природы и человеческого общества имеются свои особенности и специфические закономерности, и хотя они противостоят друг другу, но в то же время и взаимодействуют.
Лю Юйси говорил: «Путь Неба — в размножении, его назначение — определение сильного и слабого; путь человека — в установлении системы законов, его назначение — определение истинного и ложного».
     Это означает, что основная закономерность мира природы и ее особенности заключаются в естественном росте и размножении всех предметов, а ее роль проявляется в двух направлениях: во-первых, «в зрелые годы становятся храбрыми и сильными, а состарившись, делаются глупыми и слепыми», т.е. развитие всех явлений и предметов происходит в направлении от сильного к слабому; во-вторых, «обладающие силой духа стремятся стать правителями, обладающие мускульной силой стремятся стать главами», т.е. происходит борьба, в которой сильный побеждает, а слабый терпит поражение.
     Основные закономерности человеческого общества и его особенности характеризуются сознательным установлением системы правил поведения и законов, а его роль проявляется в двух направлениях. Во-первых, «при господстве светлого начала производят посадку, при господстве темного начала собирают и хранят урожай», т.е. весной пашут, летом занимаются прополкой, осенью собирают и зимой хранят урожай, используют и преобразуют предметы природы, чтобы удовлетворять жизненные потребности людей. Во-вторых, «основываясь на справедливости, определяют сильных и коварных, основываясь на правилах поведения, производят деление на старших и младших; уважают мудрых, поощряют заслуженных, препятствуют распространению зла».
Из сказанного видно, что Небо и человек обладают различными способностями в действиях — «то, на что способно Небо, не способен делать человек, но есть и такое, на что способен человек, но что не способно сделать Небо». Отсюда Небо и человек «поочередно побеждают друг друга и одновременно используют друг друга», т.е. взаимно вытесняют друг друга и одновременно взаимодействуют.
     Лю Юйси сумел увидеть, что миру природы и человеческому обществу присущи свои особенности и закономерности, он утверждал, что между человеческим обществом и миром природы существует диалектическая связь, выразив это в тезисе «взаимно побеждают, взаимно используют друг друга», и таким образом устранил путаницу, вносимую теизмом.
Еще более важно то, что Лю Юйси подчеркивал, что человек овладевает объективными законами для преобразования мира природы. Он пишет: «То, что может человек, — так это управлять всеми предметами». Тезис Лю Юйси «Небо и человек взаимно побеждают друг друга» продолжает и развивает идеи Сюнь-цзы, выраженные в тезисах «разница между Небом и человеком» и «выработать для себя распоряжения Неба и использовать их».

     Начав с вопроса об отношениях между Небом и человеком, Лю Юйси исследовал вопросы, связанные с истоками, вызывающими религиозные верования. В первую очередь уделив внимание анализу политических причин, порождающих религиозные верования, он высказал идею, что, «когда люди не понимают истины, они верят в Небо».
Лю Юйси считал, что «человек способен победить Небо законом». Если система законов нарушена, человек не может победить Небо, и в этом случае могут возникнуть суеверные представления о воле Неба, вера в существование духов и душ умерших. Если же «законы действуют широко», т.е. когда действуют строгие и ясные законы, когда четко определено, что хорошо и что дурно, установлены ясные правила для выдачи наград и наложения наказаний, когда все будут знать, к каким результатам могут привести те или иные действия, когда все будут понимать, за что к ним могут прийти удача или беда, счастье или несчастье, — в этом случае никто не будет верить в волю Неба, а все станут говорить: «Разве Небо вмешивается в дела людей? Мне нужно идти только по указанному пути», т.е. как мир природы может вмешиваться в дела людей? «Мне следует действовать только в соответствии с установленным законом». И наоборот, если «законы в большом упадке», т.е. когда управление прогнило, когда система законов сильно нарушена, определение хорошего и дурного, выдача наград и наложение наказаний поставлены с ног на голову, тогда человек, сталкиваясь с удачами и бедами, счастьем или несчастьем, не будет знать, откуда они приходят, и ему будет казаться, что его судьбой распоряжаются какие-то таинственные силы. В этом случае, говорит далее Лю Юйси, человек не только не будет говорить, что он может победить Небо, а, наоборот, станет обращаться к Небу с просьбами защитить его, и таким образом рождаются религиозные верования, связанные с верой в волю Неба, в существование духов и душ умерших. Лю Юйси утверждает: «Среди живущих в порядке, т.е. когда люди имеют представление о пути человека, многие знают, что все зависит от них самих, и поэтому они не относят получаемые милости на счет Неба и не жалуются ему; среди живущих в беспорядке, то есть когда люди не имеют представления о путях человека и не могут узнать о них, многие обращаются к Небу».
Лю Юйси связывал мышление и сознание людей с общественно-политической системой, верования — с крахом политической системы и состоянием общественного порядка и тем самым стремился вскрыть политические причины, порождающие религиозные верования, т.е. подверг религию более суровой и основательной критике по сравнению с его предшественниками и современниками.
     Лю Юйси анализировал также истоки теории познания, порожденной религиозными суевериями, и выдвинул идею: «Когда неясна истина в предметах, верят в Небо». Другими словами, когда люди не понимают закономерностей в движении и изменениях явлений и предметов, они придают движению и изменениям таинственный характер, а отсюда возникает вера в волю Неба и в существование духов и душ умерших.
В качестве примера он приводит «управление лодкой». Когда лодка плывет по маленькой реке, всем распоряжаются люди, все знают, что может случиться, а поэтому движется ли лодка спокойно, садится ли на мель или переворачивается, никто из находящихся в лодке никогда не говорит о Небе. Почему так? Потому что понимают истину. Но когда лодка движется по большой реке, где люди не знают закономерностей течения воды и ветра, что усложняет управление лодкой, — в этом случае независимо от того, благополучно ли лодка переплыла на другой берег или же, к несчастью, затонула, «находящиеся в ней люди всегда говорят о Небе. Почему так? Потому что не знают истину».
     Уровень анализа, проведенного Лю Юйси, выше соответствующих анализов его предшественников. Однако атеистические идеи Лю Юйси, носившие материалистический характер, проводились им непоследовательно. В отношении широко распространенного в его время буддизма он занимал примирительную позицию. Точно так же, как и Лю Цзунъюань, он участвовал в движении за «реформы в эру правления Юн-чжэня», а после поражения движения подвергался гонениям со стороны евнухов-чиновников и генерал-губернаторов. Невозможность найти выход на политической арене вызывала у Лю Юйси скорбь и гнев. Он говорил: «Я вносился в списки чиновников 20 лет, прошел через сотни опасностей, но ничего не добился, после чего понял, что все пути в мире опасны и только уходу из мира и обращению к закону (Будды) можно отдаться всем сердцем».
     Кроме того, Лю Юйси считал, что в спокойное время большое значение имеет конфуцианство. В смутные же времена буддизм, говорящий о колесе перерождений и соответствии следствия причине, может вселять страх в сердца людей и таким образом способствовать искоренению зла и утверждению добра, «помочь перевоспитанию». Он отчетливо представлял, что подъем религии в смутные времена — результат того, что «люди не понимают пути», но в то же время признавал необходимость существования религии в смутные времена и занимал в отношении религии примирительную позицию.

______________

30.  ЗАРОЖДЕНИЕ ФИЛОСОФИИ В ПЕРИОД ДИНАСТИЙ СУН И МИН И ОСОБЕННОСТИ ПРОИСХОДИВШЕЙ ФИЛОСОФСКОЙ БОРЬБЫ

   

- ИСТОРИЯ - ВЕРОВАНИЯ - ИСКУССТВО - ЦИГУН - УШУ - ЛИНГВИСТИКА - СТРАТАГЕМЫ - ОРГАНИЗАЦИИ -

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное -
- главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
- китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум -

Только у нас фитнес во фрязино недорого и по выгодным ценам.