ФЕНОМЕНЫ ИНТЕРНЕТ

С.С. Азаров
д.т.н.
Директор по связям с государственными
и международными организациями
 

 

ЛАБОРАТОРИЯ ПРОСТРАНСТВ
galactic.org.ua
ОБЩЕСТВО
.

 
   

.
Если вы хотите подключить к своему компьютеру
новый принтер, но у вас нет под рукой 12-летнего ребенка,
то скорее всего вы промучитесь весь уик-энд…
Скотт Мак-Ниле, Президент SUN

Интернет - тема модная, но опасная. Модная потому, что человек, пишущий об Интернете, как бы присваивает себе право считаться человеком современным и знающим. Опасная потому, что в Интернет существует два важных аспекта - повседневный и футурологический. Если уже первый аспект при ближайшем рассмотрении выводит на заоблачные вершины абстрагирования, а автор рискует прослыть "фантазером", то второй аспект и подавно может проставить на нем клеймо "интеллектуального болтуна". В этой связи следует заметить, что Интернет вообще и новые информационные технологии в частности наиболее быстро и безболезненно влияют на молодое поколение, поскольку возможные применения новинок ограничиваются не только нашими знаниями, но и… воображением. Людям с устоявшимися взглядами довольно трудно раскрепоститься.
И это естественно.


 

 

 
   


     Интернет в повседневности
. Интернет перестал быть экзотикой. И как понятие, и как реализация. Теперь это слово превратилось в легко узнаваемый социальный символ, характеризующий "современность" и подчеркивающий отличие событий сегодняшнего дня от других событий, логически включаемых в понятие "современность". Но социальные символы живут и забываются.
 
Примером самого "долгоживущего" социального символа современности является "теория относительности". Объясняется это ее мировоззренческими свойствами. На самом деле, несмотря на "заумность", она внесла серьезные изменения в такие проявления человеческого бытия и интеллекта, как философия и религия. А поскольку они меняются очень медленно, то влияние "теории относительности" будет восприниматься как социальный символ "современности" вплоть до изменения самой теории относительности и переосмысления ее значения. В отличие от "теории относительности" социальный символ "атомная энергия" характеризует "современность" периода 60-х годов и в наше время уже не является чем-то "передовым". Объясняется это опять-таки мировоззренческими свойствами, которые, однако, проявлялись незначительный период времени. Мне возразят, сославшись на экологический аспект. Но, во-первых, он апеллирует к более "древнему" и естественному социальному символу - "выживание", который может быть логически связан с любой другой научно-технологической новинкой, потенциально несущей в себе опасность, например, с "генной инженерией"; а во-вторых, положительное проявление атомной энергии непосредственно влияет только на технические и технологические нужды человечества, практически никак не отражаясь на мировоззрении и "человеческом факторе". Таким образом, можно сделать осторожный вывод о том, что основными чертами какого-либо научно-технического феномена человеческого бытия является его влияние на "человеческий фактор" и мировоззрение. Феномен включается в обиходный язык общества в виде легко узнаваемого "социального символа", после чего для масс он практически умирает. Они больше не испытывают к нему повышенного интереса и используют на чисто "указательном" уровне, например: "Смотри, Петя, это - атомная электростанция". Правда, он все же остается предметом исследований для очень небольшой группы интеллектуалов - ученых, инженеров, журналистов.
 
Но феномен Интернета массы, похоже, поторопилось "утилизировать", недостаточно глубоко разобравшись в его сущности и тенденциях. И напрасно, поскольку уже сегодня Интернет разделил все человечество на три субкультуры. Я назвал их так: "граждане Сети", "мигранты" и остальное человечество.

Человеческий фактор в повседневности. Как это не самоуверенно звучит, но выделить основные компоненты "человеческого фактора" не так уж трудно (несмотря на продолжающиеся дискуссии в области психологии и социологии). В индивидуально-психологическом аспекте человеческий фактор - это влияние органов чувств на модель "Я", которая создается человеком в процессе его индивидуального развития, а в социально-психологическом - это влияние места, занимаемого человеком в обществе, на модель "Я и ОНИ", которая создается им в процессе социального развития.
Поскольку в общении и деятельности все люди видоизменяются, то, разумеется, эти модели взаимосвязаны и взаимодействуют. Вполне естественным поэтому является вопрос: как быстро человек может измениться и много ли времени потребуется для формирования нового мировоззрения и нового образа жизни? Это и означает взаимодействие между моделями "Я" и "Я и ОНИ". Более того, индивидуальные модели "Я и ОНИ" в процессе ежедневного общения унифицируются до очень небольшого количества и буквально навязываются людям в форме идеологий и религиозных воззрений. Психология и социология начинаются с изучения таких вопросов: "какими бывают эти модели?", "как они создаются?", "факторы воздействия на модели" и т.п. Нетрудно видеть, что если в моделях в большей степени присутствует "Я"- то это, скорее, психология, а если "Я и ОНИ"- то это, скорее, социология. Такое деление "наук о человеке" может показаться схематическим, и я с этим упреком соглашусь. Оправдывает меня то, что даже подобное упрощение позволит нам исследовать феномен Интернета достаточно глубоко.

 
 
 
 

 

 

 

     


Современная психология обычно описывает пассивных субъектов, формируемых активной средой, или же активных субъектов, действующих в среде, лишенной сопротивления, но практически никогда психология не описывает активных субъектов в активной среде.

А феномен Интернет как раз и дает пример именно такой системы отношений.
 
Как известно, органы чувств образуют первую сигнальную систему, предопределяющую условия информационного взаимодействия между людьми на несловесном уровне (мимика, жесты). Вторая сигнальная система или речь развилась для взаимодействия на словесном уровне (включая социальные символы). Органы чувств и речь играют в повседневных коммуникациях роль "интерфейса", а внесение каких-либо ограничений в интерфейс сильно влияет на условия информационного взаимодействия и мировоззрение (слепоглухонемые дети). Но существует еще одно достаточно загадочное чувство "индивидуальной свободы", связанное с возможностями реализации индивидуальных генетических способностей человека. Раскрытие и реализация способностей прерогатива педагогики и систем обучения, призванных формировать у индивидуума и общества "правильное мышление", т.е. унифицировать различные модели "Я и ОНИ". Результаты раскрытия способностей всегда материальны, ведь даже духовные ценности имеют формы существования. Так и формируется индивидуальная модель "Я" или модель "осознания" самого себя. Парадоксально, но существуют люди, которые всю жизнь оттачивают модель "Я" и которым практически не нужна модель "Я и ОНИ". Однако приобретение знаний редко происходит в благожелательной среде, когда стремящийся к ним обучается у доброжелательно настроенного "гуру". Кроме того, любая демократия и традиционные доктрины "прав человека" всегда только декларируют свои намерения поддержать "потенциальные" индивидуальные способности, но очень редко превращают их в реальные. Это объясняется просто: человек - существо социальное, а значит, с момента первых педагогических опытов начинает работать социально-психологический аспект человеческого фактора.
 
Каким бы грубым ни показалось мое заявление, но поскольку в человеке эволюционно заложен "стадный инстинкт", то человек был и остается элементом "стада". Разумеется, форма "стада" исторически преобразовалось в форму "общество", но суть от этого не изменилась. Имя этой сути - иерархия. Индивидуум на протяжении всей своей жизни постоянно перемещается с одной ступени иерархии на другую.
 
Свойства иерархии общества и каждой его позиции многогранны. Например, некий индивидуум может не быть выдающимся музыкантом, но чувствовать себя вполне комфортно среди выдающихся музыкантов, по той причине, что у него за душой есть "нечто", чего нет у других. Аналогичным образом индивидуум может всю жизнь просидеть за компьютером и совершенно не страдать от того, что он так никогда и не побывал в роли директора. "Стадный инстинкт" и реальные "социальные отношения" постоянно воздействуют на наши представления о том, какую ступень мы должны занимать в иерархии. Так и формируется наша индивидуальная модель "Я и ОНИ". Недавняя история нашего общества дает нам примеры людей, всю жизнь проживших по модели "Я и ОНИ" и практически не интересовавшихся моделью "Я".
 
Разумеется, человек не живет сразу во всей иерархии человечества и не контактирует со всей иерархией одновременно. Он живет на определенном уровне или на нескольких уровнях, объединенных общностью индивидуальных моделей "Я" и "Я и ОНИ" и их продуктами, например пристрастиями. Эти уровни иерархии носят название "референтных групп" - то есть социальных образований, тяготеющих к внутригрупповому информационному и деятельному взаимодействию на основе общности индивидуальных моделей. Подчеркиваю - общности, а не тождественности. Со временем референтные группы выстраиваются в иерархию (академии, союзы, гильдии и т.п.), верхние ступени которой обычно называют элитой. Люди объединяются в референтные группы с тем, чтобы увеличить возможность реализации "индивидуальной свободы" и занять за счет причастности к референтной группе более высокое место в социальной иерархии. Референтная группа в целом оправдывает эти надежды, иначе бы они очень быстро распадались. Повышение степени индивидуальной свободы достигается потому, что референтная группа может то, чего не может индивидуум, например отрицать значение других референтных групп или элит. Это коллективное свойство референтной группы.
 
Итак, человеческое взаимодействие ограничено, во-первых, "пространством и временем", а во-вторых, иерархией общества. Общаться со всей иерархией невозможно: модели "Я" и ОНИ" слишком разные. В состав этих моделей входят такие атрибуты индивидуальности и социальности, как одежда, внешний вид их эталоны, понятия "красоты" и "полезности", социальное происхождение и национальность, причастность к той или иной референтной группе и степень развития "чувства свободы".


Человеческий фактор в Интернете
. Проще всего было бы сказать, что человеческий фактор в Интернете характеризуется приставками "НЕ" к каждому из свойств человеческого фактора в повседневности. Проще, но не точнее, поскольку человеческий фактор в Интернете - это совершенно новый феномен. Дело в том, что Интернет (пока) только начинает приобретать свойства естественных интерфейсных систем. Происходит это за счет использования технологий мультимедиа - сочетание на экране звука, цвета, динамики и др которые по своим характеристикам не могут претендовать на подмену естественных раздражителей (не говоря уже об интерфейсных системах виртуальной реальности, которые должны в будущем создавать у пользователя единый комплекс ощущений). Таким образом, из интерфейсной системы Интернета (пока) полностью вырезаны несловесные формы взаимодействия.
 
В современном Интернете пользователи могут читать и писать, что предполагает определенное интеллектуальное развитие и отсутствие всякого рода компьютерный фобий. Но и это благо, поскольку фундаментальным процессом человеческого общения, развивающим сознание, является диалог. Активность ведения диалога порождает для индивидуума новое знание. Не новое знание вообще, а новое знание именно для него.

     

 
     


Разумеется, словесная система общения апеллирует скорее к модели "Я и ОНИ", нежели к модели "Я", а значит, предполагает естественное тяготение индивидуума к референтным группам. Но вот тут-то и начинает проявлять себя в полной мере радикальная новизна феномена Интернета, поскольку, как это ни покажется парадоксальным, в среде Интернета ценность для индивидуума моделей "Я" и "Я и ОНИ" выравнивается. Поведение индивидуума в Интернете начинает походить на… поведение целого коллектива.
 
При анализе поведения постоянных пользователей Интернета бросается в глаза отсутствие у них явного проявления "стадного инстинкта". Похоже, что социальный аспект "бытия в Интернете" связан с отсутствием необходимости бороться за место в иерархии. Интернет дает ощущение почти мгновенного удовлетворения "индивидуальной свободы" вплоть до отрицания одним индивидуумом значения других референтных групп или даже элит в Интернете. Ранее это ощущение давала только референтная группа. При формировании референтных групп в Интернете исчезают такие атрибуты "стадности", как одежда, происхождение, положение в обществе и в семье, внешность и тому подобное. На экране их просто не видно, а при желании индивидуум может представлять себя любым электронным визуальным образом. Правда, остаются такие атрибуты интеллектуальности, как язык и знания, но даже в этом случае референтные группы строятся, в большей степени, на массовом высвобождении "свободного выбора". Иными словами, если индивидууму не нравится в одной референтной группе, то он имеет практически неограниченные возможности мгновенного перехода в другую, подходящую для него референтную группу, сообразно своему языку и знаниям. Но иерархия практически отсутствует и в референтных группах Интернета - ей трудно сложиться, так как не "срабатывают" традиционные сигналы и механизмы несловесного общения (вспомните поговорку "по одежке встречают…"). Значит, у индивидуума в Интернете не обостряется чувство ущемления "индивидуальной свободы", равно как и не обостряется стремление к "борьбе за место под солнцем". Хорошо это или плохо? С точки зрения формирования сбалансированной модели "Я и ОНИ" - это хорошо. А вот с точки зрения того, сколько времени индивидуум проводит в Интернете и сколько в повседневной жизни, - это может оказаться плохо.
 
В настоящее время среди пользователей Интернета формируется субкультура "граждан Сети", состоящая из индивидуумов, практически не выходящих из Интернета. На сегодня это, как правило, молодые люди от 12 до 30 лет, с психикой "фанов", для которых Интернет и является реальной повседневной жизнью. Референтные группы у граждан Сети формируются на моральной основе, приближающейся к идеалу полного равноправия и благожелательности. Подчеркну, что их общение только приближается к идеалу, поскольку индивидуумы, инициирующие возникновение референтных групп в Интернете, практически всегда знакомы между собой - это свойство современного Интернета, не ставшего полностью "внеязыковым" и "бесконтактным".
 
Другой субкультурой являются "мигранты" - пользователи Интернета, проводящие практически равные промежутки времени как в Интернете, так и в реальной жизни. "Мигранты", в отличие от "граждан Сети", не могут игнорировать борьбу за место в иерархии даже на уровне деклараций, поскольку реальная жизнь построена именно на принципах иерархии. Ослабление борьбы за место "под солнцем" может привести к отрицательным для "мигрантов" последствиям. Психологическим и карьерным.
 
Следует различать информационное и производственное взаимодействие в Интернете. Для граждан Сети более свойственно информационное взаимодействие. Свободная информационно-потребительская позиция "граждан Сети" усиливается и современными контекстными надстройками над Интернет, такими как электронная коммерция, цифровые библиотеки, виртуальные институты и лаборатории, дистанционное обучение. Но "производство" никто и никогда не отменит. Хотя бы для производства электроэнергии, без которой Интернет просто невозможен. Поэтому "мигрантам" более свойственно не информационное, а "производственное" взаимодействие. Все новые контекстные надстройки, товары и услуги в Интернете создаются "мигрантами", поэтому эта субкультура будет существовать в Интернете всегда. А поскольку для "мигрантов" более характерно "активное начало", стремление к росту знаний и развитию языка, то скорее всего субкультура "мигрантов" будет в основном количественно и качественно подпитывать профессиональную элиту. Следует особо подчеркнуть, что "граждане Сети" и "мигранты" отнюдь не разделены "железным занавесом". Психика людей настолько изменчива, что индивидууму одной из субкультур она может просто надоесть, или его развитие настолько изменит собственную модель "Я и ОНИ", что он осознанно захочет реализовать свои возможности в другой субкультуре.
 
Механизм, в общих чертах, таков. Наличие в субкультурах условий реализации индивидуальных способностей позволяет практически мгновенно самореализоваться за счет "выговаривания" и "вседозволенности". Затем наступает "насыщение", за которым следует "осмысление" своего места среди "граждан Сети" или "мигрантов" и возникновение альтернативы: "пора менять референтную группу или развивать свои знания". Поскольку возможности смены референтных групп в Интернете безграничны, то процессы реализации "чувства свободы" в Интернете будут доминировать. Число "граждан Сети" будет довольно долго расти, особенно в странах, где облегчено удовлетворение других насущных потребностей. Однако всегда "Некто" выберет не информационное потребление, а действие, и не перспективу усложнения знаний и языка, а деловые навыки. Поэтому "Мигранты", скорее всего, и будут развивать Интернет с учетом потребностей "граждан Сети", с которыми они тесно связаны "генетически". Это будут индивидуумы, способные сочетать в себе "дух Сети" с "духом реальной жизни". На феномен "граждан Сети" не следует ставить ярлык космополитизма. Он будет формироваться среди традиционных феноменов, таких как "раса", "национальность", "гражданство", патриотизм", "религия"и "культура", определяющих мировоззрение.
 
Мировоззрение и Интернет. Любое переосмысление мировоззренческих вопросов полезно уже потому, что о них вообще начинают думать. Мировоззренческое многообразие Интернета формируется "гражданами Сети", которые начинают абсолютизировать и переносить свойства Интернета на повседневность. Неофит, стремящийся стать "гражданином Сети", либо пытается проповедовать свои мировоззренческие позиции, либо ассимилируется в установках референтных групп в Интернете. Здесь все зависит от интеллектуального потенциала последних.
 
На сегодняшний день реальным фактом является то, что многообразие референтных групп Интернета тяготеет к глобальному объединению в "киберпространство", а глобальность, в отличие от местечковости и изоляционизма, всегда нуждается в философии как форме мировоззрения. Такая философия Интернета еще только-только зарождается, но уже сегодня видно, что все ее предпосылки вращаются вокруг понятия "коллективного разума", который следует воспринимать метафорически, а не как тотальное объединение людей с полной потерей ими своей индивидуальности. Способствует этому и то, что процесс "выговаривания" и "самореализации" в Интернете сродни процессу… медитации.
 
У индивидуума, который несколько часов подряд находится "с глазу на глаз" только с компьютером, наблюдается возникновение ощущения удовлетворения чувства "индивидуальной свободы", психологического подъема и всплеска творческой активности. Эта творческая активность может и не завершаться созданием каких-либо шедевров и будет просто возбуждать мозговые структуры индивидуума. Психологический подъем ассоциируется индивидуумом с чувством "наслаждения", что и роднит это состояние с медитацией и модным ныне квазибуддийским "просветлением". Так у "граждан Сети" возникает чувство "единения" и "всеобщего братства", что только усиливает стремление к слиянию референтных групп в Интернете без необходимости выстраивания иерархии.
Поскольку общение в Интернете происходит свободно, то также относительно свободно происходит и возникновение элит. "Относительно свободно" означает то, что наиболее активные члены референтных групп в Интернете все же частенько встречаются между собой и принадлежат одновременно и к субкультуре "граждан Сети", и к субкультуре "мигрантов". Этот фактор предопределяет "обратные связи" Интернета с повседневностью, которая уже сегодня испытывает довольно слабое, но все более и более ощутимое воздействие со стороны "граждан Сети". Начинается это с языковых норм, расширяющихся за счет сленга "граждан Сети" и переопределения "мигрантами" социальных символов "культура", "мораль", "нравственность", "идеология", "вероисповедание"и т.п. в аспекте "коллективного разума".
 
Понятие "киберпространство" как унифицированная модель "Я и ОНИ" еще не сложилось и не оформилось, поэтому говорить о формах воздействия киберпространства на индивидуальные модели "Я"еще рано, а значит, рано говорить и о какой-либо единой идеологии или вере.
 
Наблюдаемое сегодня киберпространство скорее демонстрирует перенос существующей повседневности (в том числе общественного устройства) на среду Интернета, чем являет нам перечень правил социального информационного взаимодействия, включая не только законы и табу, но и педагогические системы. Анализ тематики дискуссий граждан Сети и их содержания только подтверждают сказанное, поэтому сегодня можно сделать вывод, что мировоззренческий аспект Интернета даже среди граждан Сети только начинает формироваться. Этот процесс противоречив. Сегодня наиболее ярко его проявления наблюдаются в информационном содержании Интернета (контенте) как в форме благожелательности и терпимости, так и в форме экстремизма и нарушения элементарных моральных норм. А контроль над содержанием информации всегда был прерогативой государства и ареной сражения за права человека.
 
Интернет и Государство. Все общественные законы носят временный характер, поскольку они основаны только на вере людей, поддерживающих эти законы. Например, понятие "социальное согласие" основано на вере людей в "общие интересы" - национальные, патриотические, религиозные. На этих "общественных законах" и строятся структуры государственной власти. Похоже, сегодня мы переживаем период изменения старых методов и приемов организации и поддержки структур власти. Вопрос состоит в том, заменяются ли они новыми структурами или становятся еще более старыми?
 
Если бы не феномен Интернета, то единственной причиной и следствием этих изменений была бы наша классически инертная повседневность. Но Интернет явился катализатором формирования "открытого общества". На самом деле. Структура и форма власти в повседневности тиражируется через микроструктуры (типа референтных групп), которые могут располагаться вне государственного аппарата или существовать параллельно ему. Сегодня все формальные микроструктуры, например бюрократические и академические, стали ритуалом и способом самовыражения, перестав быть, даже отдаленно, действенным инструментом власти, не говоря уже о том, чтобы быть механизмом динамики общества. Принуждение резко снижает творческую активность масс, оставляя ее только в недоступных для принуждения местах, например у индивидуумов с преобладанием модели "/" над моделью "Я и ОНИ". Поэтому реальный прогресс достижим только за счет качественного изменения самих микроструктур и референтных групп под влиянием субкультур Интернет.
 
Как известно, социальные изменения происходят в виде скачков (бифуркаций), которые определяются двумя процессами - экономическим и общекультурным. Первый, более изученный, есть результат изменений производственных отношений, а второй - правил социального информационного обмена. Экономический и культурный процессы редко совпадают во времени: до тех пор, пока новые социальные символы не станут легко узнаваемыми, в повседневности будут конкурировать старые социальные символы - религиозные, националистические и др. или их чудовищная смесь. Существующая структура власти практически полностью ранее владела приоритетом в определении и трактовке социальных символов и ценностей, таких как "знания", "уровень образования", "свобода" и даже "вкус", являющихся важной стороной устройства общества. Преобладание власти осуществлялось посредством навязывания различным микроструктурам и референтным группам интеллектуальных критериев, которые оправдывали господство и незыблемость существующего режима как "естественного" и "законного". Только активность, связанная с индивидуальной независимостью, способствует широкому и быстрому распространению новых знаний и позволяет избежать ловушки социального детерминизма.
 
Феномен Интернета привнес в функции и в структуру власти серьезные и необратимые изменения. "Граждане Сети" приобретают через Интернет новые практические знания и навыки нетрадиционного социального информационного общения, которые затем воплощаются "мигрантами" в новых жизненных стратегиях и действиях повседневности.
 
Под влиянием Интернета стали качественно меняться и носители власти. На самом деле субкультура "мигрантов" более заинтересована в реализация профессиональной власти, чем в развитии традиционных отношений "государство-гражданин" или стандартных политических движений. "Мигранты" начинает исподволь подменять их новыми отношениями и движениями, основанными на профессионализме и интеллекте.
 
В этой связи особый интерес привлекает такой феномен Интернета, как появление в США нетрадиционных политических движений "киберлибертарии" и "технокоммунарии", дистанцированных от старых форм политических партий. Это логическое и историческое продолжение на современном этапе таких известных философских концепций, как "бунт масс" и "философия техники". Элитарность также будет переоцениваться "гражданами Сети" и "мигрантами" по критериям активного развития принципов "индивидуальной свободы", "компетентности", "знания", "умения", "терпимости" и даже "остроумия", не присутствовавших в стандартном наборе ценностей традиционных структур власти.
 
Разумеется, в тоталитарных государствах или в государствах с реликтами централизованного управления вопрос "Государство и Интернет" всегда может быть решен в пользу Государства, способного быстро "прихлопнуть" и Интернет, и слабые, формирующиеся сообщества "граждан Сети". Однако у подобных государств всегда останутся серьезные вопросы развития: "Надолго ли это решение? " и "Как это решение зависит от мировых тенденций развития Интернет сегодня?".

 
В западных государствах вопрос "Государство и Интернет" решается на основе существующих форм демократии и традиционных взглядов на права человека. Более того, поскольку контекстные надстройки над Интернетом типа "электронная коммерция", "дистанционное обучение", "виртуальные научные институты и лаборатории" приобретают черты самодостаточности и способствуют экономическому и интеллектуальному развитию общества, то Интернет рассматривается этими государствами как безусловная основа будущего глобального информационного сообщества, его прогресса и процветания. Более того. Легко реализуя обратные связи от "народа к политикам", Интернет стал влиять на публичные и частные высказывания последних в средствах массовой информации, создавая новую форму "афинской демократии", когда каждый гражданин сможет оказывать достаточно ощутимое влияние на принятие решений в области формирования политики всего государства.
 
Со стороны пост коммунистических государств наблюдаются определенные попытки полностью подчинить Интернет себе, основанные на заблуждениях в трактовках "что такое Интернет?". В этой связи подчеркнем следующее: во-первых, Интернет - это не средство связи и не каналы связи, во-вторых, Интернет только с этих точек зрения: это позволяет применить прецеденты законодательства. Но такой взгляд только ухудшит положение государства и его потенциальные возможности развития.
 
Что же такое Интернет? Сегодня Интернет, безусловно, несет в себе оттенки всех трех вышеназванных качеств - связи (как источник коммуникаций), СМИ (как источник информации) и производства (как основа для бизнеса). В то же время Интернет обладает уникальным мировоззренческим свойством: это глобальная, общедоступная среда интеллектуального и культурного взаимодействия человечества. Вот почему степень развития Интернета в государстве является на сегодняшний день критерием развития демократии. Возможен и еще один взгляд на Интернет - как на публичное место, в котором допустимы только правила поведения, принятые для традиционного публичного места. Этим подчеркивается генетическая связь повседневности и киберпространства, связь с найденными коллективным разумом человечества формами социального информационного общения.

Глобальность Интернет представляет для Государства особую опасность, поскольку компьютерные коммуникации Интернета проходят через все территориальные границы, создавая новую "территорию" человеческой деятельности и подрывая возможность применения законов, основанных на географических границах. В силу алогичности применения локальных правил к глобальным явлениям киберпространство ставит под сомнение роль местных правительств в управлении режимами информационного обмена в Интернете.
 
Заключение: немного футурологии. По поводу Интернета, разумеется, не следует впадать в эйфорию, видеть в нем панацею от социальных болезней и сбрасывать со счетов традиционные опыты общества. Формирование мировоззрения киберпространства - длительный, болезненный процесс и дальняя перспектива. На этот процесс еще не раз будут воздействовать повседневные политические, националистические и религиозные доктрины и институты. Кроме того, следует учесть, что "граждан Сети" и "мигрантов" пока еще очень мало по сравнению со всем остальным человечеством. Даже по сравнению с населением развитых стран. Однако темпы роста Интернета, проникновения его феноменов в массы, гуманистическая естественность его нарождающейся идеологии, самодостаточность и общедоступность основанных на Интернете механизмов экономического и социального развития делают Интернет самым действенным фактором развития стран мира и человечества в XXI столетии. По крайней мере, другой фактор, столь же стремительно воздействующий на вектор прогресса, пока еще не проявился.
 
С научной точки зрения, Интернет для человечества - это фактор самоорганизации, а самоорганизация, как известно, проходит через точки бифуркации. Какими они будут - предсказать невозможно. Можно только предположить, что первая же точка бифуркации кардинально повлияет на весь будущий облик человечества, которое может избрать для себя или путь к коллективному разуму, или путь к региональному изоляционизму.
 
В развитии Интернет серьезную роль будет играть теория и приложения виртуальной реальности и искусственного интеллекта. Если технологические интерфейсные среды систем виртуальной реальности смогут конкурировать с органами чувств, а системы искусственного интеллекта - с уровнем естественного информационного обмена, то человечество получит еще один феномен - иллюзию непосредственного проживания в среде Интернета. Ну а если сетевые системы будут непосредственно выходить на робототехнические производства, то "граждане Сети" смогут столь же непосредственно принимать участие в производстве - изготовлении товаров и услуг.
 
В этом случае число "граждан Сети" будет расти еще более стремительно. Что же касается "мигрантов", то их число, скорее всего, является константой по отношению к общему числу населения евро-атлантических стран.
 
Описанная выше обобщенная схематически структура отношений в Интернете будущего здорово смахивает на "кнопочное общество потребления" фантастов начала кибернетической эпохи, поэтому в оценке адекватности этой модели развития человечества следует учитывать кроме чисто генетико-социальных ограничений и истории также макроэнергетический и макроэкономический факторы. И, конечно, случайность.

Источник
Ресурсы украинского интернет -Ipages - информационно-развлекательный портал
http://www.ipages.com.ua
 

     

 

 

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум

Пермская деловая газета
фэк.рф
Сравните цены на Потолки
safepotolok72.ru