п
с
и
х
о
ф
и
3
и
о
л
о
г
и
я

к
о
р
о
т
к
и
е

с
т
а
т
ь
и

 2

 

Восприятие...

ЛАБОРАТОРИЯ ПРОСТРАНСТВ 
galactic.org.ua 

 

ЧЕЛОВЕК 

 


Цезарь мог быть умнее. Если бы не делал много дел сразу…

17.02.2005.  IsraBlog
Всем знакомо это чувство. Пытаясь сэкономить время, хватаешься за два, а то и три дела сразу — отправляешь сообщение по электронной почте или выкидываешь из ящика спам, одновременно разговариваешь по телефону…
И вдруг мозг попросту отказывается работать в таком режиме: он не помнит, что вы только что делали, о чем говорили.
«Вообще-то такие вещи пугают», — вспоминает Тед Раддок, директор компании по корпоративному обучению, отец троих детей, вынужденный к тому же заботиться о пожилых родителях. Раддок, что называется, хронический многостаночник. Недавно во время переговоров он должен был обсудить три вопроса и, добравшись до третьего, вдруг забыл, о чем говорил. «Пережить момент старости», — говорит о подобных эпизодах Раддок. А ведь ему всего 44 года.
Между тем появляется все больше научных данных, доказывающих, что привычка экономить время, хватаясь за сто дел сразу, во-первых, отрицательно сказывается на эффективности работы, а во-вторых, приводит к снижению интеллектуальных способностей . Кроме того, это пагубное пристрастие, приобретая хроническую форму, приводит к накоплению стресса и даже кратковременной потере памяти.
Сотрудники журнала по экспериментальной психологии (Journal of Experimental Psychology) провели собственное исследование и пришли к выводу, что профессионалы, постоянно решающие несколько задач одновременно, работают менее эффективно, чем те, кто решает проблемы одну за другой.
Исследователи из National Institute of Mental Health обнаружили, что если человек перескакивает с одного занятия на другое и обратно, то тратит на работу больше времени, чем если бы выполнял ее от и до без перерывов. Дело в том, что мозгу для переключения приходится преодолевать некие блоки, которые он сам же и ставит, помогая себе прекратить занятие делом номер один и переключиться на дело номер два. Если, прежде чем возвращаться к оставленному занятию, несколько секунд подождать, «время разгона» существенно сокращается.
Марсель Джаст, исследователь из Carnegie Mellon University, попросил участников эксперимента слушать звучащую речь и одновременно наблюдать за двумя вращающимися объектами. Несмотря на то что каждое из занятий задействует разные полушария мозга, способность воспринимать информацию, поступающую по зрительным каналам, снизилась при этом на 29% , а способность усваивать звучащую информацию — на 53%.
«Это не значит, что мы не в состоянии делать несколько дел сразу, — говорит доктор Джаст. — Но мы обманываем сами себя, если думаем, что за это не придется платить».


 


сенсорных уровнях
Восприятие сенсорных уровнях
СЕНСОРНОЕ ВОСПРИЯТИЕ
сенсорных уровнях
сенсорных уровнях

Раскадровка записей, использовавшихся в эксперименте немецких психологов. Лица людей скрыты, чтобы испытуемые могли делать свои выводы только на основании характера самих движений (изображение с сайта www.mpg.de)

Чтобы понять ближнего, нужно понять себя
08.10.2005. www.mpg.de
Психологам и нейрофизиологам из Института Макса Планка удалось экспериментально доказать, что наша способность оценивать и интерпретировать действия других людей зависит прежде всего от нашего собственного опыта совершения подобных действий.
Участниками эксперимента стали два пациента, страдающие крайне редким заболеванием: они не чувствуют собственного тела. Настолько редким, что пока список этих больных исчерпывается как раз двумя этими пациентам, говорится в пресс-релизе Института Макса Планка. Сначала ощущение, что они лишились тела полностью, привело обоих больных к полному «психологическому параличу». Но даже теперь, когда пациентов вновь научили выполнять простейшие движения, они вынуждены тщательно следить за перемещением движущейся руки или ноги, чтобы достичь нужной цели. В темноте же контроль над телом утрачивается совсем, поскольку пациенты уже не могут определить положение своих рук и ног. Точно так же они не могут, скажем, почесать за ухом, если рядом нет зеркала.
В ходе эксперимента, проведенного Симоной Бозбах (Simone Bosbach) и Вольфгангом Принцем (Wolfgang Prinz), больным показывали видеозаписи людей, которых просили поднимать коробки, внешне одинаковые, но разные по весу. На первом этапе участникам эксперимента надо было угадать вес той или иной коробки на основании поведения поднимавшего ее человека: сильно ли он напряжен, быстро ли он справляется с задачей и т. д. Никаких сложностей с этим заданием у обоих испытуемых не возникло: процент ошибок оказался не выше, чем в контрольной группе.
Второй этап эксперимента отличался тем, что занятых в съемках людей иногда «обманывали», называя им неверный вес коробки. Например, актеру могли сообщить, что ему предстоит поднять коробку весом 18 килограмм, хотя на самом деле она весила только три. Естественно, в таких случаях движения человека выглядели комично, поскольку наблюдалось несоответствие между тем, как человек готовился к подъему коробки, и тем, как он ее на самом деле поднимал. Задача же испытуемых состояла в том, чтобы угадать, ожидал ли актер, что вес будет «неправильным», или нет. С этим у испытуемых, в отличие от контрольной группы, были серьезные проблемы.
На заключительной стадии эксперимента место актеров заняли сами испытуемые. Их тоже просили поднимать коробки, время от времени называя неверный вес, и весь процесс был заснят на видеопленку. Когда записи показали контрольной группе, трудности с интерпретацией возникли уже у них. Здоровые люди не смогли выявить случаи «обмана», потому что между ожиданиями и действиями обоих больных не было видно никакого несоответствия. Из-за своей болезни они просто не могли заранее подготовить свои мышцы к подъему коробки, и потому видимая фаза «подготовки» у них отсутствовала. По мнению ученых, именно из-за отсутствия этой фазы в их собственных действиях испытуемые не смогли распознать ее и в действиях здоровых людей на втором этапе эксперимента.
Таким образом, делают вывод авторы исследования, модели движений, активизируемые в мозгу в те моменты, когда мы следим за действиями другого человека, содержат в себе информацию и знание о том, как работает наше собственное тело. Его возможности и ограничения формируют тот эталон, в соответствии с которым мы оцениваем и интерпретируем действия других. Иными словами, мы можем понять только то, что способны сделать сами.



 Восприятие сенсорное

Говард Стэплтон и два его "Москита": один прибор изобретатель держит в руках, другой висит у него над головой (фото Jonathan Player/New York Times).
 

Противный москит без взрослого шума визжит на молодёжь
30.11.2005.  Мembrana
"Какой шум?" — в недоумении спросили взрослые. "Шум!" — повторил свою жалобу 12-летний мальчик, пришедший на фабрику вместе с отцом. Войти в помещение, где работало сварочное оборудование, парнишка так и не смог, хотя рабочие не слышали ничего особенного. А когда мальчик вырос – он изобрёл необычное устройство. Сегодня англичанину Говарду Стэплтону (Howard Stapleton) 39 лет. Теперь он знает, что дети могут слышать высокочастотные звуки, которые взрослые заметить не в состоянии. Используя своих собственных детей в качестве подопытных кроликов, Стэплтон опробовал множество различных шумов и частот, пока не разработал прибор, звучание которого, как он говорит, может слышать большинство 20-летних, но почти ни один человек старше 30.
Устройство изобретатель назвал "Москит" (Mosquito), потому что "оно маленькое и раздражающее". С помощью "Москита" его автор намерен бороться с бездельничающими подростками, которые бродят и собираются у магазинов, в других общественных местах и создают массу проблем. По идее, звук настолько раздражает молодёжь, что она через нескольких минут не выдерживает и уходит с насиженных мест.
"Москит" уже прошёл испытания в Южном Уэльсе — прибор установлен в городе Барри (Barry) у входа в магазин, где не так давно "неприветливые" подростки, как птицы на проводах, усаживались у дверей, курили, выпивали, выкрикивали ругательства в адрес клиентов и регулярно совершали набеги на торговый зал — совершали кражи, нападали на персонал. В октябре этого года появился Стэплтон и предложил бесплатно испытать "Москит". Результат был получен практически мгновенно. Там, где ещё вчера кучковались трудные подростки, теперь никого нет.
"Сначала молодёжь, затыкая пальцами уши, просила меня выключить это кошмар, — рассказал Гуф. — Но я сказал им, что система отпугивает птиц, опасных из-за возможной эпидемии птичьего гриппа".
Разогнанная молодёжь подтверждает эффективность прибора, характеризуя звук как "громкий писк, проникающий внутрь тела", "блокирующий уши" и "зубодробительный". Гуф, который и сам может слышать шум, притом, что ему 34 года, описал его помягче — как "пульсирующий щебет". На самом деле, шум громкостью 75-80 децибелов состоит из разных звуков и испускается на частотах в районе 16 килогерц. Диапазон действия "Москита" 15-20 метров.
Между тем, устройство ещё не было проверено экспертами. Но, к примеру, профессор нейрофизиологии Оксфордского университета (Oxford University) Эндрю Кинг (Andrew King), к которому за разъяснениями обратились журналисты New York Times, сообщил что, способность слышать высокие частоты действительно ухудшается с возрастом, но изменения происходят настолько постепенно, что многие взрослые могут хорошо слышать шум "Москита".
Британский аудиолог Роджер Левин (Roger Lewin) тоже сказал корреспонденту BBC, что шум могут услышать люди любого возраста — "всё зависит от слуха".


 


Восприятие сенсорных уровнях

Слуховая кора в действии (изображение создано с помощью ФМР-сканирования).
Цветные точки отмечают области, степень активации которых резко повышается при воздействии определенного типа импульсов:
a) при тактильной стимуляции руки,
b) при звуковой стимуляции,
c) при одновременной тактильной и звуковой стимуляции. Появление большего количества активных областей в третьем случае, чем во втором указывает на то, что тактильная стимуляция влияет на процесс обработки звукового сигнала (т. е. здесь имеет место мультисенсорная интеграция).
Изображение с сайта www.mpg.de

За интеграцию слуха и осязания отвечает слух
24.10.2005 www.mpg.de
Немецкие исследователи обнаружили, что синтез информации, получаемой с помощью органов слуха и осязания, происходит уже в слуховом отделе коры головного мозга, то есть на значительно более раннем этапе, чем считалось прежде.
Способность мозга мгновенно оценивать информацию, приходящую от разных органов чувств, и синтезировать на основе полученных данных цельную картину окружающего мира называется мультисенсорной интеграцией. Без нее многие наши действия были бы просто невозможны. Любопытно, что, манипулируя этой способностью, можно создавать и различные иллюзии восприятия. Так, слыша доносящийся из динамиков голос и видя исполнителя, открывающего в нужное время рот, мы невольно «перемещаем» источник звука из акустической системы в рот исполнителя, даже если на самом деле голос принадлежит вовсе и не ему.
Несмотря на то, что нейрофизиологи, в принципе, неплохо представляли себе механизм мультисенсорной интеграции, до последнего времени было не ясно, в какой области мозга эта интеграция происходит. Традиционно считалось, что она не может происходить в сенсорных областях, куда поступает информация от органов чувств. В качестве более вероятного места локализации этой способности называли более «продвинутую» область мозга — «ассоциативную кору». Иными словами, ученые думали, что сначала информация от разных органов чувств независимо обрабатывается в соответствующих сенсорных зонах, а лишь затем передается для интеграции на более высокий уровень — в «ассоциативную» область мозга.
Однако новые данные, полученные немецкими исследователями из Института биологической кибернетики им. Макса Планка, показывают, что эта точка зрения не совсем верна. В действительности мультисенсорная интеграция начинается на более глубоких, сенсорных уровнях. Сотрудники Института Макса Планка пришли к такому выводу, измерив активность клеток слуховой коры приматов с помощью функционального магнитно-резонансного сканирования. Поскольку анатомическое устройство первичной и вторичной зон слуховой коры достаточно хорошо известно, ученые смогли делать свои измерения с высокой точностью. Точность была особенно важна, поскольку исследуемые области в диаметре не превышали 2-3 мм.
Результаты ФМР-сканирования показывают, что активность слухового центра, вызываемая звуковым сигналом, повышается, когда к звуковому воздействию добавляется еще и тактильная стимуляция руки. Более того, внутри слуховой коры ученые обнаружили участки, которые гораздо сильнее реагируют на импульсы, одновременно приходящие от разных органов чувств, нежели на одиночные раздражители, а это — один из основных признаков наличия мультимодальной интеграции. Также было установлено, что эта интеграция происходит во вторичной зоне слуховой коры, говорится в пресс-релизе института.
По мнению ученых, столь раннее объединение сенсорной информации необходимо для того, чтобы избежать появления в мозге ложных картин окружающей действительности. Такие картины, основанные на данных одного из органов чувств, другими органами чувств могут не подтверждаться, и потому будут отбраковываться мозгом уже на самом раннем этапе. Правда, это предположение еще только предстоит доказать.

сенсорных уровнях
Именно представление о Хелли Берри (загримированной в женщину­кошку), а не само по себе изображение, запускает работу нейрона, позволяющего узнать актрису.

Одно лицо, один нейрон.
декабрь 2005. №12 В МИРЕ НАУКИ
Когда мы видим фотографию знаменитости на обложке журнала, то сразу узнаем ее – этим мы обязаны всего одному нейрону. Проведенное недавно исследование показало, что наш мозг использует для интерпретации увиденного образа гораздо меньше клеток, чем считалось ранее. Новое открытие поможет нейрофизиологам определить, как формируется и хранится память.
До сих пор вопрос о том, как именно работает человеческий мозг при запоминании или узнавании образа, остается предметом споров и спекуляций. Существует две полярные точки зрения. Согласно первой, миллионы нейронов работают в тесном взаимодействии для того, чтобы соединить частички информации в единый образ. Согласно второй, во главе угла находятся отдельные нейроны, распознающие каждый отдельный предмет или человека. В 60­х гг. нейробиолог Джером Леттвин (Jerome Lettvin) назвал последнюю идею теорией «нейрона моей бабушки», имея в виду, что в мозге существуют отдельные нейроны, предназначенные для распознавания каждого члена семьи.
Специалисты долго отвергали эту теорию, считая ее крайне примитивной. Однако Родриго Кин Кирога (Rodrigo Quian Quiroga) из Лестерского университета в Англии решил исследовать, насколько избирательными могут быть отдельные нейроны. Ученый обратился к восьми пациентам, каждому из которых в мозг перед операцией было вживлено по 64 крошечных электрода (эта процедура позволяет выявить, откуда начинает распространяться судорожный приступ при эпилепсии). Большая часть электродов была помещена в гиппокамп – область мозга, критически важную для хранения долговременной памяти.
Каждому участнику показывали фотографии знаменитостей, животных и строений и одновременно с помощью электродов регистрировали разряд клеток мозга. Такая процедура позволила выявить, какие изображения вызвали сильный ответ хотя бы одного нейрона.
У одного пациента нейрон реагировал на семь различных фотографий актрисы Хелли Берри (Halle Berry) (причем, и на рисунки, и даже на ее имя), однако игнорировал все остальные картинки. «Этот нейрон отвечает на абстрактное представление о Хелли Берри, а не на какую-либо отдельную характеристику зрительного восприятия, – комментирует Кин Кирога. – Так же происходит, когда человек не может вспомнить все подробности разговора, но помнит, о чем шла речь в целом».
«Не многие ученые рискнули бы предположить, что сигналы отдельных нейронов будут столь явно связаны с конкретными людьми, – говорит Чарльз Коннор (Charles Connor), нейрофизиолог из Университета Джонса Гопкинса. – Теперь появилась возможность посмотреть, какая именно информация кодируется этими клетками. Это хорошая отправная точка для изучения процесса кодирования в памяти»

Мозг контролирует движения путем "рассылки" сигналов
29.03.2006  www.cnews.ru
Ученые до сих пор не пришли к однозначному мнению относительно того, чем объясняется способность мозга точно отслеживать направление движения рук и ног. Сторонники теории «оттока» информации считают, что мозг отслеживает сигналы, которые сам же посылает мускулам, и использует их для прогнозирования направления движения конечности. Сторонники же теории «притока» полагают, что мозг использует информацию, поступающую от сенсоров, и таким образом узнает, насколько продвинулась конечность. Было обнаружено много доказательств в пользу того, что «приток» информации играет большую роль. А вот четкие свидетельства в пользу теории «оттока» до недавнего времени не были найдены.
Австралийские ученые из Института медицинских исследований принца Уэльского в Сиднее получили первые доказательства того, что и «отток» информации играет важную роль в этом процессе, сообщает TerraDaily.
Ученые поставили следующий эксперимент: руки испытуемых, сидящих на скамье, закрывались специальным экраном и закреплялись таким образом, что исследователь мог их двигать, а сам испытуемый мог только толкать вперед закрепленную пластину. Когда экспериментатор двигал руку добровольца, тот должен был сказать, в какую сторону направлено движение. Затем на руке закрепляли манжет, с помощью которого приток крови к конечности приостанавливался, вызывая временный паралич и анестезию конечности. Опыт показал, что когда рука была свободна, испытуемые точно указывали направление движения руки. Когда же одевался манжет, добровольцы не могли определить, двигают ли их руку, и ошибочно считали, что все еще могут двигать ею самостоятельно.
На основе результатов эксперимента ученые сделали вывод, что положение конечности — по крайней мере, частично, — контролируется «оттоком» команд из мозга по направлению к мышцам. В «изолированной» с помощью манжеты руке отсутствовал поток сигналов от рецепторов к мозгу («приток»). Таким образом, «эти сигналы не могли отвечать за возникновение иллюзии движения конечности», считает доктор Джанет Тэйлор (Janet Taylor), одна из соавторов работы.
Проведенный эксперимент помогает понять, как человеку удается совершать точные движения, а также отвечает на вопрос, почему люди с ампутированными конечностями продолжают их «чувствовать».

Нюхаем мы мозгом
10.04.2006.  Известия Науки
Про то, что нюхаем мы носом, знают на своем опыте все.  Но оказалось, что у человека обработкой информации о запахе занимается вовсе не нос и даже не специальный орган под названием "обонятельная луковица", а весь мозг.
Запахи имеют различную химическую структуру. Минимальные различия в ней приводят к большим изменениям в качестве запаха. Молекулы различных веществ в носоглотке попадают на обонятельные рецепторы, являющиеся окончаниями клеток-нейронов, которые располагаются в верхней части носа. Нейроны передают информацию к обонятельным луковицам, те, в свою очередь, транслируют полученные сигналы в мозг, в центр обоняния. Прежде считалось, что в носу у человека есть "специализированные" нейроны, каждый из которых распознает свой, особый запах. Но это не давало ответа на многие вопросы: к примеру, как человек запоминает и потом распознает новые, не существовавшие в природе запахи?
Линда Бак и Ричард Аксел установили, что каждый рецептор обонятельной системы узнает "свой" участок на молекуле запаха и посылает в мозг соответствующий сигнал. И лишь мозг объединяет части послания в единое сообщение. В распознавании одного запаха может участвовать до тысячи нейронов. Ученые также идентифицировали семейство генов, которые отвечают за работу обонятельных рецепторов.
За раскрытие механизмов распознавания и запоминания запахов 47-летняя Линда Бак из Онкологического исследовательского центра им. Фреда Хатчинсона (Сиэтл) и 46-летний Ричард Аксел из Колумбийского университета (Нью-Йорк) в 2006 году удостоены Нобелевской премии.

Музыка уменьшает хроническую боль и депрессию
26.05.2006.  osvita.org.ua
Прослушивание музыки может уменьшить хроническую боль на 21% и депрессию на 25%, согласно исследованию, появившемуся в последнем номере английского журнала Journal of Advanced Nursing. Кроме того, музыка помогала больным лучше контролировать чувство боли и ощущать себя не столь ограниченными в собственных возможностях. Для улучшения психофизических характеристик слушать музыку необходимо не менее часа ежедневно.
Эксперимент, проведенный рядом клиник в Огайо (США), затронул 60 человек, которых поделили на 3 группы. Возраст испытуемых в среднем составил около 50 лет. Все они страдали теми или иными заболеваниями, связанными с постоянными болями, в том числе ревматоидным и остеоартритом и грыжей межпозвоночных дисков. Участники из первой группы сами выбирали для прослушивания свою любимую музыку, второй группе предоставляли 5 релаксирующих записей, предоставленных экспериментаторами, третья группа стала контрольной. Показатели улучшения состояния, отмеченные у больных из первых двух групп, почти не отличались друг от друга и составили около 25%, у контрольной группы состояние не изменилось.
Предыдущее исследование той же команды, опубликованное в 2005 году в Journal of Advanced Nursing и переизданное в 2006-м, показало, что 45 минут мягкой музыки перед сном улучшает качество сна более чем на треть.

 1   оглавление   3 
 

   

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум