.
АДВОКАТ КЛУБ
  galactic.org.ua
СЕКТОВЕДЫ
.




 

.

НОВАЯ КИТАЙСКАЯ СЕКТА "ФАЛУНЬГУН"

Священник Петр Иванов
 
д-p.т.наук

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ   

     в НАЧАЛО

 


              Профессор Гейдельбергского университета Баренд тер Хаар, открывший в Интернете специальную страницу для академического обсуждения проблемы «Фалуньгун», рассматривает учение Ли Хунчжи как «сочетание религиозного образа жизни и медитативной практики», он усматривает в текстах секты «явно буддийское вдохновение» (признаваясь, правда, что «бегло» ознакомился с книгой «Чжуань Фалунь»).

В книге «Чжуань фалунь» Ли Хунчжи указывает, что источниками его идей являются «закон Будды» и «система Дао», т.е. вроде бы в соответствии с китайской синкретической традицией. Чтобы не быть пойманным на догматических ошибках или плохом знании канона, он отказывается от квалификации своей системы как религиозной. На передний план выступает идея «самой таинственной, сверхъестественной науки». С одной стороны, это предоставляет автору полную свободу в развитии его «системы». С другой стороны, вполне обоснованно апеллирует к сознанию современного китайца, сохраняющего хотя бы бессознательные связи с национальной религиозной традицией, убежденного атеистической пропагандой в «превосходстве науки над суевериями», разочаровавшегося в «идеях Маркса и всех прочих» и пребывающего в поисках новой идеологии.

Понятно, почему до сих пор не представлен подробный анализ идей Ли Хунчжи. Чтение записей его лекций, являющих собой маловразумительный эклектический декокт из сведений, почерпнутых из разных религиозных систем, а также из научно-популярной и псевдонаучной литературы, – занятие неблагодарное. И тем не менее, приступим.

Космология.
Космическое пространство «было добрым» и дало начало первой жизни. Причина этого не только в том, что космос выступает в роли безличной творящей или саморазворачивающейся инстанции, но и содержит вещества, способные породить жизнь (поклон в сторону материализма, таких будет немало, ведь для Ли Хунчжи важно убедить своих последователей в «научности» свого учения). Основными свойствами пантеистически обожествляемого космоса, всей материи, живой и неживой являются три: «истина, доброта и терпение» (
真善忍 - чжэнь, шань, жэнь). Поэтому всякий, стремящийся постигнуть истину, должен развивать в себе то же.

Ли Хунчжи утверждает, что в некоторых местах земли присутствуют остатки цивилизаций, существовавших сто миллионов лет назад. Однако эти цивилизации исчезали через определенные промежутки времени, подгребая под своими руинами почти всех людей. Он утверждает: «Однажды я подробно проверял и выяснил, что человечество 81 раз постигла гибель» (с. 15).

Помимо Земли существуют еще тысячи планет, населенных разумными существами, которые путешествуют в космосе на НЛО. Их опыт – пример того, что есть альтернативные земному пути развития, в которых людям на их современном уровне развития не все понятно. «НЛО инопланетян летают с невообразимой скоростью, могут увеличиваться и уменьшаться. Они шли по совсем другой линии развития. У них другой подход к науке» (с. 148).

Во вселенной существуют многочисленные иерархии просветленных существ, родственных Ли Хунчжи, которые наблюдают за его деятельностью и обладают способностью к миротворению, выступая, очевидно, в роли демиургов, действующих по поручению космического закона. Есть и святые более низкого уровня – «наземные Будды и наземные Даосы», которые скрытно живут в горах и лесах. «Во всем мире их несколько тысяч, большинство обитает в нашей стране (Китае. – Авт.)». Они пользуются «довольно примитивными приемами» самосовершенствования, ниже, чем «Фалуньгун» (с. 103). Таким образом, мы можем найти подобающее место для членов секты: они находятся посередине между небожителями и святыми, еще не покинувшими земной юдоли.
 

   
   
 

 


 

 

Символика секты. Эмблемой «Фалуньгун» является желтый круг с красным кругом посередине. В красном круге находится желтый иероглиф «вань» - (буддийская свастика, знак сердца Будды), по окружности на желтом поле находятся еще четыре таких иероглифа, а также четыре символа «великого предела» - «тайцзи» (18). Ли Хунчжи утверждает, что эта эмблема есть модель вселенной, которая находится в постоянном вращении.

Онтология.
«Все предопределяется судьбой», «все деяния обычных людей... предопределены судьбой». Причиной мучений человека являются злые дела, совершенные в прошлых жизнях и формирующие карму (
業力 – ели). Чтобы избежать мучений, т.е. не болеть, избавиться от бедствий и «стать безгрешным» предлагается путь самосовершенствования, «возвращение к истоку жизни» (даосская идея) и «достижение действительного пробуждения» (буддизм). Для этого нужно заниматься практикой «Фалуньгун», что позволит сначала просто оздоровить организм, а потом «тело человека уже будет полностью заменено веществом высокой энергии» (с. 8). При этом отмечается, что, «с точки зрения высокого уровня иерархии, человек живет не для того, чтобы быть человеком» в современном смысле слова (испорченным «общественными отношениями»), но слиться со Вселенной (с. 56). На уровне обычных людей находятся те, кого «надо окончательно уничтожить», но им дан «еще один шанс» на спасение, через практику «Фалуньгун» (там же). Помимо духовного совершенствования, Ли Хунчжи вполне в даосском духе обещает и достижения бессмертия тела: «произойдут качественные изменения, отчего... человек навсегда останется молодым» (с. 169).

Ли Хунчжи признает существование злых духов. «Везде дьяволы» (с. 61), пишет он, признавая возможность одержимости людей «нечистыми духами животных, таких, как лиса, хорек и змея» (с. 60). Он также констатирует, что занятия «Фалуньгун» может привлечь дьявола (с. 112) и приводит многочисленные примеры того, как это происходит, очевидно оперируя и данными личных наблюдений, и опытом своих последователей. Спастись от дьявола трудно: «без покровительства моего тела Закона (
法身) самому тебе это сделать не удастся» (там же).

Учение о спасении.
Достижение «чжэнь, шань, жэнь», по Ли Хунчжи, является главной целью и даосов, и буддистов, и членов «Фалуньгун». Наикратчайшим способом самосовершенствования является «цигун» в версии «Фалуньгун». Этой технике приписывается доисторическое происхождение, причем подчеркивается, что научные исследования определенным образом фиксировали специфические проявления «организма мастеров цигун», т.е. подчеркивается, что «цигун» не «идеалистическое воззрение», а «материалистическая реальность» (с. 16).

«Гун» (
) рассматривается как «энергия совершенствования», которую следует наращивать, получая из рук «Учителя». Для этого необходимы определенные условия, в частности, совершенствование «синьсин» (心性), или мыслящего неизменного начала в человеке. «Синьсин» включает в себя «дэ» (), или материализованную нравственность. (Попутно заметим, что Ли Хунчжи уходит от вопроса о делении мира на дух и материю: «материя и дух идентичны», «материя... является природным духом» - с.18). «Дэ» являет собой «белую материю», а карма – «черную». Задача состоит в том, чтобы истощать карму и наращивать «дэ». Для этого предлагается смиренно терпеть всевозможные злострадания, поскольку на обидчика автоматически перетекает карма жертвы, которая в свою очередь улучшает свое «дэ» за счет врага. Поэтому предлагается даже заниматься своего рода «вампиризмом», нарываясь на конфликты ради собирания «дэ» (19). Улучшение «дэ», позволяет «Учителю» наращивать «гун» в ученике, и тот постепенно достигает «уровня Будды». Ли Хунчжи утверждал, что на своих лекциях он «лично вкладывал» «Фалунь» в «нижнюю часть живота» своих слушателей (с. 24). «Фалунь», являясь «вселенной в миниатюре», «имеет все сверхспособности, присущие Вселенной, может автоматически двигаться, вращаться» (там же). Обладая таким «Фалунь», члены секты рассчитывали достичь сверхъестественных результатов. Думается, что идея энергетического кольца, расположенного в нижней части человеческого тела, заимствована Ли Хунчжи из тантрической традиции. Она учит, что в основании позвоночного столба находится некая латентная энергия – кундалини, которая, будучи разбужена йогическими упражнениями, поднимается по «центральному энергетическому каналу» и в конечном итоге приводит к преобразованию тела в нетленное (20).

Все последователи «Фалуньгун» неизбежно улучшают свое здоровье и нравственное состояние, отмечает Ли Хунчжи. В качестве иллюстрации приводится опыт с внедрением сектантского учения «на социалистическом производстве»: «С тех пор, как рабочие и служащие стали учиться Фалунь Дафа (великому закону Фалунь. – Авт.), они стали рано приходить на работу и поздно уходить. Работают они с усердием и осмотрительностью, охотно выполняют любое дело, которое им поручают. Никто не гонится за личной выгодой. Все это привело к изменению духовного облика завода. Экономическая эффективность завода также улучшилась» (с. 82).

Ли Хунчжи обещал своим ученикам сделать их вместилищем обожествленного космоса и в перспективе стать владыками вселенной. Здесь ясно влияние буддийской традиции, понимающей вселенную как чуждую какой-либо телеологии и являющуюся результатом кармических действий живых существ во всех их перерождениях. Только, по учению Ли Хунчжи, успешно самосовершенствующиеся люди, смогут стать элитарной группой, определяющей дальнейшую трансформацию мира. Он приписывает себе способность научить адептов секты встать над законами кармы, с точки зрения буддизма, непреложными. Нужно только отдаться во власть той силе, которую вкладывает в вас «Учитель»: «Фалунь обладает умственной способностью. Он сам знает, что надо делать» (с. 26). Обожествленный руководитель секты, подчиняет адептов своей воле через зомбирование. Непрестанно читая его книги и слушая его голос, они предавались психофизическим упражнениям, веря в то, что Ли Хунчжи заложил в них «микрочип вечности». Они ожидали вечной молодости, всемогущества и небесных наслаждений, а стали рабами.

Конечная цель самосовершенствования и достижения «высочайшей иерархии», выше «степени Жулая» (
入來 – Татхагата), т.е. Будды, предстает довольно банальной в исполнении Ли Хунчжи: «Жизнь без болезней, без страданий, когда есть все, что хочешь, - вот так выглядит жизнь небожителей» (с. 39). Самосовершенствующемуся «стоит лишь протянуть руку, и у него будет все, что он захочет», и произойдет это в его собственном раю – «Парадизе» (с. 91).

В проповеди Ли Хунчжи чувствуется эсхатологическая напряженность: «Мы в последний раз в последний период упадка и гибели дхарма (так в тексте. – Авт.) проповедуем ортодоксальный Закон» (с. 69). Кто не успел, тот опоздал! Тем более, что в скором времени нужно готовиться к худшему: «в космическом пространстве давно произошел большой взрыв», и его последствия вскоре достигнут земли. «Свойство Вселенной и вещества в ней взорвутся полностью», и нужно успеть создать в себе новое духовное свойство, соответствующее уже новой вселенной, той, которую после катастрофы будут создавать «великие просветленные» (с. 96).

Представители высших иерархий иногда приходят в человеческое общество, но не без опаски. Дело в том, что их память стирается, и они легко «могут увязнуть в болоте славы и корысти». Хорошим способом преодоления такого тупика является «метод, который называется сумасшествием» (sic!). Человека с хорошими данными для самосовершенствования надо «заставить находиться в состоянии сумасшествия, запирать определенный участок его головного мозга» на два-три года. Когда как следует намучается, его «дэ» улучшится, «гун» поднимется. «После этого человеку возвращают сознание» (с. 111-112). Иными словами, если кто попросту сошел с ума, занимаясь «Фалуньгун», нечего беспокоиться, он истощает свою карму.

Чудеса.
Здесь мы подходим к очень важной теме: чудотворению. Ли Хунчжи неоднократно подчеркивал, что его ученики могут творить всякие невероятные вещи («белые магии» – с.22; «в твоем теле вырабатывается много живых существ» – с. 23), безусловно, тем самым искушая людей (21). Что толку в предупреждениях воздерживаться от творения чудес? Публике именно их и надо.

Власти тоже не остались в стороне, они были напуганы. Рассуждая об открытии у своих учеников мистического всевидящего «третьего глаза» (
天目 - тяньму), Ли Хунчжи говорил о необходимости сдерживать в себе способность ко «всевидению»: иначе «государственные тайны не смогли бы сохраниться» (с. 30). После начала репрессий власти для пущей серьезности обвинили секту в хищении государственных секретов.

Последователи Ли Хунчжи якобы могут прозревать будущее, имеют ответы на все вопросы, могут лечить болезни. Но делать последнее категорически запрещается: «Мирское сообщество именно такое, которое находится в состоянии рождения, старости, заболевания и смерти, существующих по предопределенности... Если ты вылечишь кого-то, это значит, ты нарушить этот принцип» (с. 145). Адептам говорят, что они со временем смогут творить чудеса, но следует сдерживаться, беря пример с «Учителя»: может все, но не делает...

Отношения с другими религиями.
О чань-буддизме: «На самом деле они исказили смысл высказывания Шакьямуни» (с. 9). Ли Хунчжи достаточно пренебрежительно относится и к буддизму вообще, отмечая, что в учении Будды много примитивного, поскольку он проповедовал «для людей, которые вели свое начало от недавно образовавшегося первобытного общества и были весьма примитивны» (с. 11). Сам же лидер «Фалуньгун» объявляет, что находится на таком высоком уровне «иерархии» (
層次 - цэнцы), что может продолжить откровение «Закона Будды» в гораздо большем объеме, чем это сделано в буддизме.

Итак, перед нами предстает учение, претендующее на большую истинность и более высокий уровень посвященности в тайны мироздания, чем признанные в Китае религиозные традиции. Автор этого учения выступает в роли непререкаемого авторитета, «Учителя», обладающего недоступной другим людям мудростью и связанного с «небожителями». Он выступает в роли передатчика небесной тайны погибающим людям, он – их спаситель. Всем последователям секты предлагается выполнять психофизические упражнения для изменения организма, превращения его в иную «энергетическую субстанцию», которая, в частности, не подвержена старению. Необходимость скорейшего принятия учения «Фалуньгун» мотивируется надвигающейся вселенской катастрофой, в которой спастись смогут только усердные адепты секты.

Сторонники «Фалуньгун» верят в то, что спасение от гибели возможно при помощи специальных психофизических упражнений. Однако существует главное предварительное условие: «Учитель» размещает в теле адептов некую мистическую самодвижущуюся разумную всеведущую сущность «Фалунь». Культивация «Фалунь» и является главным религиозным ритуалом секты, хотя может внешне выглядеть просто как гимнастика. В этом обман.

Кроме того, Ли Хунчжи утверждает, что даже при помощи его фотографии можно освящать изображения Будды. Намекая датой своего рождения на связь с Татхагатой, он преследует вполне конкретную цель: «вселиться в статую» и стать объектом поклонения.

«Фалуньгун» имеет четкую организационную структуру и отработанные каналы взаимодействия, использующие самые современные средства связи. Секта благодаря этому имеет возможность быстро и эффективно мобилизовать своих членов для проведения массовых акций.

От членов секты требуется жесткое соблюдение ортодоксии, не допускаются отклонения от «учения» Ли Хунчжи. Практика «Фалуньгун» предполагает постоянное обращение к произведениям основателя секты: к книгам, аудио- и видеозаписям, что позволило организаторам культа поставить свое дело на коммерческую основу и иметь значительные доходы.

Апеллируя к сознанию современного китайца, религиозно и идеологически дезориентированного, секта «Фалуньгун», прикрываясь лозунгом «научности», фактически обманным путем рекрутировала в свои ряды огромное множество людей. Ли Хунчжи посвятил их отчаяние своему тщеславию и корысти.

В то же время, мы не имеем достаточных оснований, чтобы утверждать, что «Фалуньгун» является тоталитарной сектой. Возможно еще прошло не достаточно много времени, для того чтобы структура организации полностью выкристаллизовалась. Об этом можно будет теперь судить по характеру развития международного сообщества «Фалуньгун», к чему ныне прикладывают усилия Ли Хунчжи и его окружение.

***

Еще раз подчеркнем: вне зависимости от того, в чем конкретно состоит суть учения «Фалуньгун», проблема, касающаяся отношений китайского государства с сектой, носит прежде всего политический характер. Об этом открыто заявляли многие китайские деятели, в том числе почетный председатель центрального комитета Демократической лиги Китая (одной из некоммунистических партий в КНР) Цянь Вэйчан. Начальник Отдела по делам «единого фронта» ЦК КПК Ван Чжаого был еще более резок в своей оценке: инцидент с «Фалуньгун» может быть сравнен только с беспорядками 4 июня 1989 г. (Имеется в виду студенческая демонстрация на пекинской площади Тяньаньмэнь.) В комментарии Агентства «Синьхуа» секта «Фалуньгун» была охарактеризована как «политическая сила, выступающая против Коммунистической партии Китая и центрального правительства. Она проповедует идеализм, теизм (совершенно непонятно на каком основании делается такое заключение. – Авт.) и феодальные предрассудки. Она создала опорные пункты (чжань –
) по всей стране на разных уровнях и даже проникла в некоторые важные партийные и правительственные учреждения». В ноябре 1999 г. сам глава компартии и государства Цзян Цзэминь осудил «Фалуньгун», назвав секту «культом».

Правительство КНР поспешило создать юридическую базу для борьбы против «Фалуньгун». 30 октября 1999 г. Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял резолюцию о запрещении деятельности «еретических культовых организаций». В документе, не содержащем упоминания о «Фалуньгун», отсутствует дефиниция того, что собою представляют подобные «культы», указывается лишь, что они действуют «под прикрытием религии, «цигуна» или в других противозаконных формах». Наиболее опасным следствием деятельности «культов», согласно тексту, «нарушение закона», «организация массовых сборищ с целью подрыва общественного порядка», «убийства, изнасилования, мошенничество» и др. Постановление призывало сурово разобраться с зачинщиками и проявить снисхождение к тем, кто был вовлечен в культовые организации обманным путем. Если в этой связи учесть, что, по данным гонконгских наблюдателей, репрессиям подверглись уже 35 000 членов секты, то можно представить сколь обширны ряды «Фалуньгун».

Вскоре последовало разъяснение Высшего народного суда и Главной народной прокуратуры КНР относительно того, что же такое «культы»: «незаконные группы, пользующиеся религией, «цигун» или другими средствами в качестве прикрытия, обожествляющие своих руководителей, привлекающие в свои ряды новых членов и осуществляющие контроль над ними, обманывающие общество путем измышления распространения суеверий и угрожающие обществу». Названные инстанции объяснили также, что «Фалуньгун» попадает под положения разделов 1, 2 и 3 статьи 300 Уголовного кодекса КНР, где говорится о «сектах, распространяющих суеверия, и тайных обществах» (22). Нельзя удержаться от проведения аналогий между тем, что происходит ныне, и событиями отдаленного прошлого, когда разного рода тайные общества и милленаристские религиозные секты организовывали антиправительственные движения и восстания, нередко ставя под угрозу существование династий.

Участие в секте коммунистов, видимо, вызвало наибольшую тревогу властей. Примером того, кто увлекался «Фалуньгун», служит дело генерала Юй Чансиня, высокопоставленного научного работника из института, относящегося к ведомству военно-воздушных сил. В январе 2000 г. он был приговорен к 17 годам тюрьмы за участие в секте.

Надо сказать, что репрессии не полностью сломили готовность сектантов бороться против властей. Это вполне соответствует учению Ли Хунчжи, который утверждал, что накопление заслуг для хорошего перерождения возможно только через претерпевание страданий («Тебе надо испытать какие-то невзгоды, перенести какую-то долю горя и страданий, недопустимо, чтобы ты ничего не переживал» (23). Конец октября 1999 г. стал временем достаточно массовых демонстраций сектантов, которые организованно прибывали в Пекин из разных частей страны и из-за границы. Таким образом они засвидетельствовали свое несогласие с решением Постоянного комитета ВСНП о запрещении сект. Именно с целью пострадать за идею сторонники «Фалуньгун» устроили новогоднюю демонстрацию на площади Тяньаньмэнь 1 января 2000 г. Через месяц была предпринята попытка закрыть висящий на пекинских воротах Тяньаньмэнь портрет Мао Цзэдуна портретом Ли Хунчжи (24). В обоих случаях значительная часть участников акций протеста являлась обладателями паспортов иностранных государств, и не могли быть подвергнуты столь же жестким репрессиям, как граждане КНР. Очередная попытка провести демонстрацию была предпринята по случаю лунного нового года 4 февраля (25).

В противостоянии между китайскими властями и сектой существенную роль играет Интернет. Глобальная компьютерная сеть используется обеими сторонами для распространения своих взглядов на проблему запрещения «Фалуньгун» в КНР. Очевидно, что правительство КНР оказалось неготовым к тому, что последователи Ли Хунчжи сделали электронную почту максимально удобным средством взаимодействия между отделениями «Фалуньгун» в различных провинциях и смогли весьма эффективно провести протестные мероприятия.

Интересно, что в последнее время начались репрессии в отношении других групп «цигун», например, школы «Чжунгун», имеющей около 20 млн. последователей и примерно 100 отделений, 1000 учебных центров и 180 000 преподавателей в разных частях Китая. Была закрыта группа компаний «Цилинь», базировавшаяся в Тяньцзине и занимавшаяся туризмом и услугами в сфере здравоохранения. Эта группа, по сведениям печати, финансировала «Чжунгун». Конфискованные средства «Чжунгун» составили примерно 10 млн.ам.долл.26. Основатель «Чжунгун» - Чжан Хунбао – пустился в бега.

То обстоятельство, что еще одна группа подверглась репрессиям со стороны властей, свидетельствует о том, что правительство КНР серьезно обеспокоено совершенно новой для него проблемой – наступлением мистицизма, хорошо организованного и сильно укорененного в национальной традиции.

_____________________
.
Автор этой статье  допустил массу неточностей,
если не сказать что просто передергивает факты или пользуется домыслами.
Полный текст цитируемой в статье книги помещен в нашей БИБЛИОТЕКЕ.
____________________

Примечания
18. Символика «Фалуньгун» уходит корнями в буддийско-даосскую традицию. Тем не менее, Ли Хунчжи оговаривается, что не имеет никакого отношения к фашистам: «Некоторые говорят: этот знак
похож на гитлеров (так в тексте. – Авт.). Скажу вам, что этот знак сам по себе не представляет какую-либо концепцию о классах» (с. 93).

   
 

 

19. Один из последователей секты, проживающий в Москве, выступил на конференции, посвященной Фалуньгуну. Ее провели с помощью «шведских товарищей» в сентябре 1999 г. в Санкт-Петербурге. Он поделился с коллегами методом улучшения «дэ»: для этого лучше всего в час пик оказаться в транспортной пробке. Кругом злоба, а ты сидишь себе и горделиво наращиваешь «материю нравственности» (данные русского сайта «Фалуньгун» в Интернете; который, видимо, также содержится китайцами. Счетчик посетителей сайта гласит: «вы такой-то по счету человек, который пришли из-за предопределенность»).
20. Парибок А. Кундалини. \\ Индуизм, джайнизм, сикхизм. Словарь. М., Изд-во Республика, 1996, с. 249-250.
21. «Если ты все откроешь людям, то, увидев это, что все это правда, тогда совершенствоваться примутся все, в том числе те, кому нет прощения» (с. 22).
22. «China Daily», 1999, Nov. 1.
23
. «Чжуань фалунь», с. 48.
24
. «South China Morning Post», January 30, 2000.
25
. «Chicago Tribune», 2000, Feb. 11.
26
. «Australian Financial Review», 2000, Feb. 1;  «South China Morning Post», 2000,Feb. 2
 

   


КОНЦЕПЦИЯ
СЕКТОВЕДЫ
МАХИНАЦИИ
ФАЛУНЬГУН
ПРАВОЗАЩИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ
ТИБЕТ
ФОРУМ
готовятся страницы
СЕКТЫ - СТРАНА СЕКТОВЕДОВ