КИТАЙ КЛУБ                    galactic.org.ua                    ФИЛОСОФИЯ

   

"ЧЖУАН-ЦЗЫ"

Филос. трактат, назв. по имени автора, одного из основоположников философии даосизма (полное имя Чжуан Чжоу, 4 - 3 вв. до н.э.). С 8 в. именуется также "Наньхуа чжэнь цзин" ("Истинная канонич. книга [философа из] Наньхуа). Один из важнейших текстов даос. философии.

"Ч.-ц." состоит из трех частей: "внутр." (нэй пянь, первые семь глав), "внеш." (вай пянь, 15 глав) и "смешанной" (цза пянь, заключительные 11 глав). Видимо, самому Чжуан Чжоу принадлежит авторство только на "внутр." главы, а остальные написаны его учениками и последователями. Нек-рые главы, напр. гл. 33 "Тянь ся" ("Поднебесная"), вероятно, написаны уже на р-же н.э. На неоднородность текста указывают и назв. глав: значимые во "внутр." части и обозначенные по первым двум-трем иероглифам текста в последующих частях. Совр. текст "Ч.ц.", вероятно, отличается от древнего. Так, согласно "Хань шу" (1 в.), "Ч.-ц." состоит из 50 глав, тогда как в совр. тексте их только 33. Трактат неоднократно комментировался кит. мыслителями разных эпох. Наиболее авторитетным является коммент. философа 3 - 4 вв. Го Сяна.

"Ч.-ц." не представляет собой текста, систематически излагающего филос. взгляды автора. Его отличает яркий метафорич. язык, широкое использование притч, поговорок, мифологич. образов, преобладание диалогов: речь часто идет от лица историч. и вымышленных персонажей. Это обусловило влияние "Ч.-ц." не только на философию, но и и на кит. лит-ру, часто использовавшую его образы и сюжеты.

В центре учения "Ч.-ц." - представление о дао как первоначале всего сущего и принципе его существования. В "Ч.-ц." более тесно, чем в "Дао дэ цзине", дао сближается с "отсутствием/небытием" (у [1], см. Ю - у), высшей формой к-рого является "отсутствие самого отсутствия" (у у). Отсюда знаменитое положение "Ч.-ц." о том, что дао "овеществляет вещи, но не является вещью" (у у эр фэй у), тогда как в "Дао да цзине" ( § 25) дао обозначено, в части., как целостная "вещь-хаос" (у хунь, см. Хунь дунь). Усиливается в "Ч.-ц." также тезис о вездесущности дао, пронизывающем все сущее, образующем Вселенную "пространства-времени" (юй чжоу), одухотворяющем демонов (гуй) и "господа" (ди [1]). Дао неопределимо. Его нельзя познать при помощи какой-либо односторонней системы взглядов. Отсюда концепция "уравнивания сущего" (ци у), отрицающая существование абс. самодовлеющих сущностей и рассматривающая мир как единое нечленимое целое, каждая часть к-рого не имеет самост. бытия и существует только относительно др. элементов универсума.

Истинная реальность "хаотична" (хунь дунь), не в смысле беспорядочного смешения, а в смысле абсолютной простоты и целостности. Это мир, где все имманентно всему, где субъект (это) уже заключен в объекте (то) и наоборот; субъект и объект не растворены друг в друге, не уничтожены, но и не противопоставлены. Слова Чжуан-цзы о том, что человек после смерти станет лапкой насекомого или печенью мыши, констатируют эмпирия, факт, метафизич. основа к-рого - нерасчлененная реальность. В ней каждое - во всем и все - в каждом; следовательно, человек уже при жизни неким образом является и лапкой насекомого, и печенью мыши. Истинно сущее - это наш мир, но существующий вне и помимо абстрагирующего рассудка. В гл. 2 "Об уравнении вещей" ("Ци у лунь") мир опыта уподобляется сну, иллюзии. Однако эта иллюзорность носит не онтологии., а гносеология, характер. Истинная реальность не знает противопоставления субъекта и объекта, "того" и "этого" (би - ши). Заблуждающееся человеч. сознание разделяет неразложимую реальность на обособленные самосущие единичности, противостоящие друг другу. Т.к. в языке каждая вещь имеет свое название, то по аналогии рождается ошибочная мысль о том, что разным названиям ("именам" - мин [2]) соответствуют разные сущности ("реалии" - ши [2]). Декларируя противоречивость и односторонность концептуального познания дао, мудрец противопоставляет ему свободное интуитивное переживание единства мира. "Ч.-ц." утверждает относительность жизни и смерти, сна и бодрствования и т.п. Из знаменитой притчи о Чжуан-цзы и бабочке ("неизвестно, Чжуан Чжоу снилось, что он бабочка, или же бабочке снилось, что она Чжуан Чжоу", гл. 2) следует, что для спящего реальность сон, тогда как для бодрствующего реально его состояние (и наоборот); то же справедливо и для дихотомии "жизнь - смерть". Своеобразный аксиологич. релятивизм проявляется в отрицании абс. ценности идеалов, провозглашаемых др. филос. школами, добра и зла, красоты и безобразия и т.п. Однако релятивизм Чжуан Чжоу ограничен его установкой на даос, принципы у вэй [1] ("недеяние", см. Вэй [1]) и цзы жань ("естественность", "спонтанность"), реализуемые через непосредственное переживание дао и внерефлективное следование ему.

В "Ч.-ц." ощутимо также присутствие учения, характерного для последующего даосизма: о "питании жизни" во имя долголетия и даже сверхъестеств. способностей и бессмертия. Вместе с тем в трактате зачастую выражается скепсис относительно обретения долголетия натуралистич. способами и наиболее ярко представлена спиритуализованная концепция бессмертия как приобщения к вечному дао (см. Сянь сюэ).

В обл. социальной мысли "Ч.-ц." развивает традиции даос, утопии, описывая идеальное об-во людей, живущих в единстве с природой, вне извращающих естеств. порядок норм цивилизации. Отсюда резкая критика конф. этики и социально-политич. доктрины, появление к-рых рассматривается как свидетельство утраты дао и деградации миропорядка. "Ч.-ц." призывает к уничтожению совр. ему цивилизации и форм государственности как продукта деятельности "больших разбойников" и возвращению к безыскусности и простоте естеств. жизни "золотого века" древности.

"Ч.-ц." содержит обширный материал, связанный с критикой различных филос. направлений (конфуцианство, мо цзя, мин цзя). В этом отношении заключительная гл. "Ч.-ц." может рассматриваться как первый историко-филос. текст в Китае. Материалы "Ч.-ц." также представляют интерес для реконструкции древнекит. религиозно-мифологич. представлений. Трактат неоднократно переводился на европ. языки.

*Ч.-ц. цзи ши (Ч.-ц. со сводным коммент.) // ЧЦЦЧ. Т. 3. Шанхай, 1954; Чэнь Гунн. Ч.-ц. цзинь чжу цзинь и (Ч.-ц. с коммент. и пер. на совр. кит. яз.). Пекин, 1983; Позднеева Л.Д. (пер., коммент., вступ. ст.). Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая. М., 1969; Древнекит. философия. Т. 1. М., 1972. С. 248 - 94; The Writings of Kwang-zse // The Sacred Books of the East. Vol. 39 - 40. Oxf., 1891 (Vol. 39. P. 164 - 392; Vol. 40. P. 1 - 232); Chuang Chou (Dzchuang Dsi). Aus dem Chinesischen Verdentscht von R. Wilhelm. Dussel-dorf-Koln, 1951;
**Малявин В.В. Ч.-ц. М., 1985; Лао Чжуан чжэсюэ (Философия Лао-цзы и Ч.-ц.). Тайбэй, 1962; Ч.-ц. чжэсюэ таолунь цзи (Сб. статей о философии Ч.-ц.). Сянган, 1972; Цао Чуцзи. Ч.-ц. цянь чжу (Коммент. к Ч.-ц.). Пекин, 1982; Янь Чжэньи. Ч.-ц. Пекин, 1985; Forks A. Geschichte deralien chinesischen Philosophic. Hamb., 1927; Fung Yu-lan. A History of Chinese Philosophy. Vol. I. Princ., 1952; Creel H.G. Chinese Thought from Confucius to Mao Tze-tung. L., 1962.

E.A. Торчинов

ЧЖУАН ЧЖОУ  Чжуан-цзы, Мэн Чжоу, Янь Чжоу.
Ок. 369 до н.э., обл. Мэн в царстве Сун (ныне северо-вост. часть уезда Шанцю пров. Хэнань) - ок. 286 до н.э.

Один из основоположников философии даосизма, автор трактата "Чжуан-цзы". О его жизни известно немногое, нек-рые сведения содержатся в "Хань шу" (1 в.). Одно время занимал на родине незначительную чиновничью должность. Позднее отказался от службы и стал вести независимый образ жизни. Проживал в основном в царстве Чу, культурная среда к-рого, видимо, оказала влияние на его философию.

   
   

 статья сайта "Древний Мир"

  Крупнейшим представителем древнего философского даосизма являлся блистательный художник слова, занимающий уникальное место в китайской культуре, Чжуанцзы (369-286). Сведения о его жизни крайне скудны. Известно, что родился он в царстве Сун. Философия Чжуанцзы содержит глубокие натурфилософские идеи, гениальные догадки о мироздании. Основой учения мыслителя является концепция дао. Дао ("Истинный властелин", "Великий учитель", как образно его называет Чжуанцзы) выступает у него как сущность бытия, субстанциальная основа мира, абсолютное единое начало, от которого происходят все вещи, постоянно изменяющиеся в вечном круговороте мироздания. Жизнь - непрерывное движение. Всеобщность изменений и переход явлений в свою противоположность делают все качества относительными.

Чжуанцзы провозглашал природное равенство людей, отстаивал право человека на индивидуальную мораль. Отрицал деление людей на "благородных" и "ничтожных", соболезновал рабской доле, страстно обличал стяжательство и лицемерие правителей и знати. Среди его героев - труженики, искусные умельцы. Полемизируя с Мэнцзы, Чжуанцзы заявлял, что этические принципы конфуцианства - "гуманность", "справедливость", "долг" - чужды истинной природе человека и не нужны ему так же, как "шестой палец на руке". Устами своего любимого персонажа Разбойника Чжи Чжуанцзы развенчивает и самого Конфуция: "Не ты ли тот Кунцю, искусный лжец из царства Лу? Так слушай: ты сеешь ложь, разносишь клевету... Не пашешь ты, а ешь, не ткешь, а одеваешься. Губами шлепая и языком трепля, по произволу своему решаешь ты, где правда, а где ложь... Рассудок потеряв, ты в безрассудстве сыновнее почтение и братское повиновение придумал... Ловя удачу, богатств и знатности ты домогаешься у сильных мира. Нет большего разбойника, чем ты! Так почему же в Поднебесной разбойником меня зовут, а не тебя, Конфуций?!"

Исполнены убийственного сарказма притчи, разоблачающие культ предков и его ревнителей конфуцианцев. Так, в одной из них они предстают грабителями могил: "Конфуцианцам нужен похоронный ритуал лишь для того, чтобы могилы разрывать. Учитель их с кургана вопрошает: "Как спорится работа? Уж солнце показалось на востоке!" Ученики же снизу отвечают: "Еще не сняли нижнюю и теплую одежду, во рту еще жемчужины остались". - Поют недаром в песне: Зеленая, зеленая пшеница //Покрыла весь курган кругом. //Кто при жизни раздач не делал, //Тот и мертвый зубами жемчуг держит! - Взялись конфуцианцы за волосы на мертвой голове, прижали подбородок, шилом прокололи щеки, вот осторожно челюсти разжали, чтобы не повредить жемчужины во рту".

Не менее решительно Чжуанцзы выступает против похоронной обрядности. Уговаривая учеников не хоронить его по ритуалу, мыслитель заявляет: "К чему мне все это?! Считаю землю гробом, небо - саркофагом, луну и солнце - дисками нефрита, планеты же и звезды - мелким жемчугом, а тьму существ считаю провожатыми своими". Опасения учеников: его-де вороны и коршуны склюют - Чжуанцзы парирует с насмешкой, достойной Лукиана: "На земле стану воронам пищей, под землей муравьев накормлю. Одних лишите, а другим дадите. Только за что такое предпочтение муравьям?!"

Проблема жизни и смерти особенно занимала философа. Решая ее материалистически, философ утверждал: "Со смертью тела исчезает душа человека". Он отвергал конфуцианский постулат о целенаправленной воле Неба. Мировую стихию мыслитель образно уподобил "огромному плавильному котлу", в котором непрестанно переплавляется вся "тьма вещей", приобщаясь к вечному дао.

В знаменитой притче "Вращается ли небо?" опровергаются религиозно-мифологические представления о мироздании: "Вращается ли небо? Покоится ли земля? Борются ли за свое место солнце и луна? Разве кто-то их направил? Кто-то эти связи установил? Кто-то от безделья их толкнул и привел в движение? Значит ли, что их принудила скрытая пружина? Значит ли, что они не могут сами остановить свое движение? Облака ли порождают дождь, дождь ли порождает облака? Разве кто-то посылает эти обильные даяния? Кто-то все это подталкивает, развлекаясь от безделья? Ветер, возникнув на севере, дует то на запад, то на восток, блуждает в вышине. Разве это чье-либо дыхание? Кто-то от нечего делать приводит его в движение? Можно спросить: каковы причины этого?" Далее автор дает и прямой ответ: причина всеобщего движения - в естественности самих вещей. "Небо не рождает, а тьма вещей сама развивается. Земля не выращивает, а тьма вещей сама вскармливается"; "Жизнь вещей подобна стремительному егу, она развивается с каждым движением, изменяется с каждым моментом". Чжуанцзы сравнивают с Гераклитом, но ему чужда идея гениального грека о борьбе противоположностей.

Размышляя об относительности знаний человека, Чжуанцзы говорил: "Учти, что известное человеку не сравнить с тем, что ему не известно, что краткий срок его жизни не сравнить со временем его небытия. Поэтому тот, кто при помощи крайне малого пытается определить пределы крайне великого, непременно впадет в заблуждение... Как можно знать, достаточно ли кончика волоска, чтобы определить границу крайне малого; как можно знать, достаточно ли неба и земли, чтобы исчерпать пределы самого великого". С позиций современной физики и научных представлений о бесконечной и постоянно расширяющейся вселенной подобные высказывания мыслителя представляются глубочайшим научным предвидением.

   

-

(А - Ж)  (И - Н)  (О - Т)  (У - Ц)  (Ч - Я)  (ШКОЛЫ, ТРАКТАТЫ, КАНОНЫ)

- ИСТОРИЯ - ВЕРОВАНИЯ - ИСКУССТВО - ЦИГУН - УШУ - ЛИНГВИСТИКА - СТРАТАГЕМЫ - ОРГАНИЗАЦИИ -

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное -
- главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
- китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум -