КИТАЙ КЛУБ                    galactic.org.ua                    ФИЛОСОФИЯ

И
С
Т
О
Р
И
Я

К
И
Т
А
Й
С
К
О
Й

Ф
И
Л
О
С
О
Ф
И
И

ж

34.  МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ЧЭНЬ ЛЯНА, УТВЕРЖДАВШИЕ УТИЛИТАРИЗМ

     Чэнь Лян (1143—1194) по прозвищу Тунфу и по псевдониму Лунчуань родился в уезде Юнкан провинции Чжэнцзян.
В своем учении он пропагандировал утилитаризм и выступал против абстрактных рассуждений о природе и судьбе, а созданное им направление называют юнканской школой.
     Чэнь Лян жил в период, когда чжурчжэни вторглись в Китай, когда династия Южная Сун переживала позор и унижение, стремясь любой ценой обеспечить только собственное благополучие, а над государством нависла угроза гибели.
Всю свою жизнь Чэнь Лян беспокоился за судьбу своей страны. Он любил читать исторические сочинения, военные трактаты, изучал то, что приносило государству пользу или вред как в древности, так и в новое время, и пытался изменить политику династии Южная Сун в делах управления.
Работа Чэнь Ляна «Чжогу лунь (Оценка древности)» является обобщением его усилий в этом направлении.
Выступая против переговоров о мире с чжурчжэнями, Чэнь Лян написал доклад «Пять суждений о возрождении», который представил императору Сяо-цзуну. В дальнейшем он еще четыре раза подавал доклады, в которых решительно настаивал на сопротивлении чжурчжэням и освобождении утраченных территорий. В последние годы жизни Чэнь Лян написал стихотворение, в котором есть строки: «Отметить — было моим стремлением в течение всей жизни, не надо говорить, что волосы на висках старого слуги уже поседели» (Чэнь Лян цзи). Горячую любовь к родине он сохранил и в преклонном возрасте.
Чэнь Ляна три раза бросали в тюрьму на основании клеветнических обвинений.
Обладая многочисленными достоинствами и талантами, Чэнь Лян в конце своей жизни занял первое место на столичных экзаменах на должность чиновника, но не успел доехать до места назначения и умер в припадке гнева, вызванного происходившими в стране событиями.
     Его работы вначале были собраны в сочинении «Лунчуань вэньцзи (Собрание сочинений Лунчуаня)», но в новом издании название было изменено на «Чэнь Лян цзи (Собрание сочинений Чэнь Ляна)».

ТЕЗИС «.ДАО ХОДИТ В ЯВЛЕНИЯХ И ПРЕДМЕТАХ»
     Утилитарное учение Чэнь Ляна родилось в обстановке борьбы против чжурчжэней и с идеалистическим неоконфуцианством, поэтому высказываемые в нем философские взгляды тесно связаны с его политическими воззрениями.
Чэнь Лян считал, что явления и предметы — единственная объективная реальность во Вселенной, дао находится внутри предметов и явлений и дао нельзя отрывать от предметов и явлений. Он говорил: «Среди наполняющего Вселенную нет ничего, что не являлось бы предметом, а среди повседневного нет ничего, что бы не являлось делом» (Чэнь Лян цзи). «Дао появляется не вне имеющих форму первоначальных частиц, оно постоянно ходит в явлениях и предметах» (Чэнь Лян цзи). Под дао, о котором говорит Чэнь Лян, имеются в виду закономерности в движении неба и земли, а также путь человека, т.е. правила поведения в обществе и его место и способ действия в сфере управления.
«Разве дао бывает в каких-то других предметах? Радость и гнев, скорбь и веселье, любовь и ненависть вызываются только дао... Если мудрые находятся на своих постах, а способные — на своих должностях, нет ни одного человека, который бы не жил спокойно, не найдется ни одного предмета, за которым бы не ухаживали, а это свидетельствует о совершенных подвигах» (Чэнь Лян цзи).
Исходя из объективной реальности явлений и предметов, Чэнь Лян высказывает мысль, что императоры и правители должны «понимать причины явлений и предметов и соответственно с этим высказывать мнения и давать политические установки, следовать желаниям народа и принимать решения сообразно с требованиями времени» (Чэнь Лян цзи), т.е. проводить соответствующие политические мероприятия в соответствии с сущностью предметов и явлений, в соответствии с желаниями народа и требованиями времени.
     Чэнь Лян выступал против идеалистического неоконфуцианства, считавшего, что дао оторвано от конкретных предметов и явлений и является независимо существующей сущностью, лишенной телесной оболочки. Критикуя неоконфуцианцев, он говорил, что их «забавы с находящимся за пределами не имеющего формы — не более чем сухое дерево и мертвый пепел», т.е. совершенно лишены жизненной энергии; они «тщательно исследуют сочинения, ища в них дао», «дают себе волю, не зная ограничений» (Чэнь Лян цзи), но в результате их усилия оказываются бесплодными. Он указывал: «Если глубочайший, истинный высший принцип постигать не в явлениях и предметах, то учения Конфуция и Мэн-цзы поистине нелепы» (Чэн Лян цзи).
     Чжу Си считал, что «дао существует вечно» и «человек не может вмешиваться в него». За полторы тысячи лет, прошедшие от династии Хань до династии Тан, «движение неба и земли не имело конца», а «путь человека останавливался» (Чжу Вэнь-гун вэньцзи, гл.36). В противовес этому
     Чэнь Лян указывал: «Говорить, что человек не может вмешиваться в существование и гибель дао,— ошибка» (Чэнь Лян цзи). «Поднебесная — огромный предмет, ее можно привести в движение с помощью собственных физических сил, заставить повернуться, взяв под мышку» (Чэнь Лян цзи).
     В процессе преобразования мира «существование человека опирается на непрерывность», т.е. одно поколение сменяет другое, и происходит непрерывное движение вперед.
Чэнь Лян отмечал, что неоконфуцианцы, говоря о дао, «создают дао, отбрасывая человека», и, если такой взгляд утвердится, придется признать, что «учение Шакьямуни не ложно» (Чэнь Лян цзи).
     Окончательный вывод Чэнь Ляна — «небо и земля вечно движутся, а деятельность человека вечно не прекращается» (Чэнь Лян цзи).
Следует, однако, заметить, что, хотя Чэн Лян и утверждает: «Вне неба и земли не существует ничего, что не являлось бы дао»,— в то же время он говорит: «Если бы человек не встал на ноги, небо и земля не смогли бы самостоятельно двигаться» (Чэнь Лян цзи). Здесь он преувеличивает значение деятельности человека и отрицает объективный характер закономерностей в движении неба и земли.
     С точки зрения Чжу Си, дао — это нечто возвышающееся над всеми конкретными предметами и явлениями, и это дао является «тайным указом, который передавали друг другу Яо, Шунь и Юй». Только жившие в древности «совершенномудрые и мудрые» оказались в состоянии постигнуть это дао. Однако при династиях Ся, Шан и Чжоу и после смерти Конфуция и Мэн-цзы передача «тайного указа» от одного к другому оборвалась, и в Поднебесной не оказалось ни одного человека, который бы понимал дао (Чжу Вэнь-гун вэньцзи, гл.36).
     Критикуя этот взгляд, Чэнь Лян говорит: «Какой предмет в пространстве между небом и землей не обладает дао! Пламенеющее на небосводе солнце заливает все своим светом. Как только закрывший глаза человек откроет их, он тут же видит это. Разве на целом свете все слепые и разве не могут они все вместе видеть этот свет?» (Чэнь Лян цзи, с.292).
Чэнь Лян подчеркивал, что дао находится внутри предметов и явлений и что дао можно познать с целью распространения практически полезных учений и сделать так, чтобы постигнутое могло применяться на практике. Он призывал заботиться о планах развития экономики и улучшении благосостояния народа, воспитывать людей, полезных и государству и народу, «чтобы каждый человек занимался практическими делами» (Чэнь Лян цзи).
Им был выдвинут тезис «искоренять бедствия Поднебесной, приносить спокойную жизнь народу, живущему в Поднебесной,— вот наша обязанность» (Чэнь Лян цзи).

     Даоисты сами заявляли о себе, что они «отдают все сердце, чтобы познать природу», «изучают дао, чтобы любить людей», и, основываясь на этом, искали так называемое дао «совершенномудрых».
В связи с этим Чэнь Лян категорично заявлял, что даоисты ведут пустые разговоры о «сердце и природе», «любви к людям» и фактически «обманывают друг друга, чтобы полностью уничтожить имеющееся в Поднебесной реальное, и, таким образом, способствуют исчезновению порядка во всех делах», и все это «болтовня ученых невежд» (Чэнь Лян цзи). Такие ученые «являются людьми, не знающими связи между острым ревматизмом и болью» (Чэнь Лян цзи).

   
ф

Ф
О
Г
Л
А
В
Л
Е
Н
И
Е

СПОРЫ МЕЖДУ ЧЭНЬ ЛЯНОМ И ЧЖУ СИ О СПРАВЕДЛИВОСТИ И ВЫГОДЕ И ОБ УПРАВЛЕНИИ, ОСНОВАННОМ НА ДОБРОДЕТЕЛИ И СИЛЕ
     Восприняв учение Хань Фэя о естественной природе человека, Чэнь Лян построил на этой теоретической базе свое учение о морали и об управлении. Чэнь Лян считал, что стремление людей к обеспеченной материальной жизни представляет естественную природу человека, против которой нельзя возражать. Справедливость и выгода не являются абсолютными противоположностями. Он писал: «Отношение уха к звуку, глаза к цвету, носа к запаху, рта ко вкусу, четырех конечностей к праздности и довольству — это природа, так определено судьбой. То, что исходит от природы, представляет общее желание людей; то, что зависит от судьбы, всегда связано с установившим ее, с ним нельзя бороться» (Чэнь Лян цзи).
Он считал также, что для существования человека необходимо разрешать вопросы, связанные с одеждой, пищей и жильем, а также с мерами, принимаемыми для его безопасности. «Если хотя бы одно из этого отсутствует, в пути человека образуется пробел, а это все равно что поднять меня и бросить» (Чэнь Лян цзи).
Когда хорошие правители прилагают все силы для удовлетворения материальных потребностей людей, это и есть «путь человека», великая справедливость в Поднебесной. «Поэтому императоры и правители держат наготове путь человека, чтобы установить справедливость в Поднебесной» (Чэнь Лян цзи). Таково основное содержание выдвинутого тезиса «справедливость и выгода ходят рядом».
     Чэнь Лян указывал, что в процессе удовлетворения стремлений людей к материальному благополучию, для того чтобы регулировать выдвигаемые требования, правитель устанавливает систему управления, систему законов и моральные категории, требуя соблюдения их во всей Поднебесной, с тем чтобы все в Поднебесной пользовались выгодами, которые приносят эти установления. Он писал: «Поэтому Поднебесная не может сама следовать за своими желаниями, она во всем слушается того, что скажет правитель. Правитель же не может самовольно распоряжаться властью, он может только ставить ограничения в зависимости от того, что он любит и что ненавидит. Он излагает пять канонов и упорядочивает пять правил поведения, с тем чтобы вся Поднебесная пользовалась ими» (Чэнь Лян цзи).
     Чэнь Лян подчеркивал, что правила поведения, наказания и награды возникают естественно и не являются чем-то появившимся по личной воле правителя. «Эти правила поведения, наказания и награды произошли от неба, а жалуемые повозки и одежды и применяемые при наказаниях ножи и пилы также не сделаны самим правителем» (Чэнь Лян цзи).
Чэнь Лян утверждал, что при соблюдении правил поведения людей ожидают богатство, знатность, уважение и процветание, а при нарушении их ждут наказания, влекущие за собой гибель, угнетение и позор.
Таким образом, разумные материальные требования пользуются поощрением, а в неразумных содержится предостережение. Как пишет Чэнь Лян: «При сохранении природы есть то, ради чего можно стараться, а при нарушении природы есть то, чего следует остерегаться» (Чэнь Лян цзи).
     Чэнь Лян объединял «человеческие желания» с понятием высшей справедливости. Он ратовал за то чтобы «то, что вызывает общую любовь или ненависть, правитель станет награждать или наказывать» (Чэнь Лян цзи). Если же правитель, исходя из личных побуждений, будет награждать тех, кого он любит, и наказывать тех, кого он ненавидит, то это будет его «личной радостью или гневом, но приведет к гибели государства» (Чэнь Лян цзи). Другими словами, Чэнь Лян выступал против правителей, управляющих Поднебесной по собственной прихоти и рассматривающих право налагать наказания и раздавать награды как принадлежащие только им.
Однако он считал, что управление Поднебесной с помощью системы наград и наказаний — «искусство правителя, опирающегося на силу», а пустые разговоры о путях правителя в отрыве от системы наград и наказаний рассматривал как «рассуждения кабинетных ученых» (Чэн Лян цзи). Совершенно очевидно, что такой взгляд был воспринят им от доциньских легистов.
     Чэнь Лян объяснил появление правил поведения на основе учения о естественной природе человека, что не могло не привести к идеалистическому взгляду на историю. В то же время он настаивал на соблюдении общих и ликвидации личных интересов, распространении системы наград за добрые и наказаний за дурные поступки, выступал против правителей, рассматривающих Поднебесную как свою собственность. Все это для его времени являлось чрезвычайно смелым решением и имело прогрессивное историческое значение.

     Чэнь Лян, придерживаясь взгляда, что «справедливость и выгода ходят рядом, а правитель использует добродетель и силу одновременно», критиковал рассуждения Чжу Си о регрессивном развитии истории, выраженные в положении «три династии действовали, руководствуясь исключительно высшим принципом неба, а династии Хань и Тан действовали, руководствуясь только человеческими желаниями».
     Чжу Си преклонялся перед «тонкостью наставлений, которые Яо передал Шуню», а Чэнь Лян, опровергая его, говорил: «То, что разумно для древности, отличается от того, что разумно для современности, поэтому действия совершенномудрых и мудрых не охватывают всего того, что могло бы служить наставлением».
Основываясь на том, что династии Хань и Тан, «создав государство, передавали власть из поколения в поколение в течение долгого времени», Чэнь Лян отмечал: «Поэтому я, Чэнь Лян, полагаю, что таланты правителей династий Хань и Тан были необъятны и велики, что позволило им поставить созданное государство (по продолжительности существования) в один ряд с небом и землей, а люди, опираясь на них, получили возможность производить себе подобных» (Чэнь Лян цзи). Отсюда Чэнь Лян заключал, что при ханьских и танских правителях «справедливость и выгода ходили рядом, а правитель использовал добродетель и силу одновременно», что привело к неплохим результатам.
     Для Чжу Си основанием порицать династии Хань и Тан служило то, что, по его утверждению, до трех династий господствовал исключительно высший принцип неба, а ханьский император Гао-ди и танский император Тай-цзун во всем руководствовались человеческими желаниями. Чжу Си пишет: «Если взять императора Гао-ди, то у него мотивы личных стремлений еще не проявились очень ярко, но в то же время нельзя сказать, что у него их не было. Что касается сердца Тай-цзуна, то, по моему мнению, в нем не было ни одной мысли, не продиктованной человеческими желаниями».
     В опровержение этого взгляда Чэнь Лян писал: «Секретарь (должность Чжу Си.— Прим. перев.) полагает, что до трех династий не было стремлений к выгоде, не было людей, стремящихся к богатству и знатности... Я же, Чэнь Лян, считаю, что с появлением человеческого сердца сразу же появились многочисленные стремления к выгоде» (Чэнь Лян цзи, с.293).
     Чжу Си заявлял: «Если говорить, что они (т.е. правители династий Хань и Тан.— Прим. перев.) благодаря своим способностям смогли создать государство и передавать власть в течение многих поколений и объяснять это тем, что они постигли высший принцип неба, — значит, судить об истинном и ложном на основе успехов и неудач» (Чжу Вэнь-гун вэньцзи, гл.36).
     Со своей стороны, чтобы спасти Южную Сун от нависшей над ней гибелью, Чэнь Лян настаивал на необходимости иметь «стремления, направленные на спасение власти в сложившихся обстоятельствах», и подчеркивал значение «заслуг в искоренении смуты», т.е. твердо отстаивал взгляд на единство мотивов и результатов действий. Его тезис «справедливость и выгода ходят рядом, а правитель использует добродетель и силу одновременно» как раз и является концентрированным выражением этого взгляда.
     Подводя итог, можно сказать, что Чэнь Лян, исходя из утилитарного материализма, признавал прогресс общества при династиях Хань и Тан, а Чжу Си, исходя из идеалистического неоконфуцианства, делал вывод о регрессе при этих династиях.
Высмеивая Чжу Си, Чэнь Лян писал: «Он всю жизнь настойчиво говорил о тонкости наставлений, которые Яо передал Шуню, но не смог превратить железо в золото, а поэтому неизбежно принимал серебро за железо (т.е. не мог правильно использовать факты прошлого и цитаты в канонах) и этим создал в периоде, продолжавшемся 1500 лет, огромную лакуну» (Чэнь Лян цзи).
     Чжу Си, отзываясь о проповедуемом Чэнь Ляном утилитаризме, говорил: «Ученые, изучающие его, сразу же могут получить результаты», «каждый станет говорить о власти, основанной на добродетели и силе», «не станут говорить о Конфуции и Мэн-цзы», что вызывает у него «большое беспокойство» (Чжу-цзы юйлэй, гл.123). Поэтому он усердно пытался перевоспитать Чэнь Ляна с помощью идеалистического неоконфуцианства. Он призывал Чэнь Ляна отбросить тезисы «справедливость и выгода ходят рядом, а правитель использует добродетель и силу одновременно» и «овладеть собой с помощью пути, указанного последовательными конфуцианцами» (Чжу Вэнь-гун вэньцзи, гл.36).
     Чэнь Лян решительно отвергал это, говоря: «Овладение собой с помощью пути, указанного последовательными конфуцианцами», — это «не путь совершенного человека». Его идеалом было «уничтожение бедствий в Поднебесной и успокоение народа, живущего в Поднебесной», и он хотел стать героем, «опрокинувшим умом и смелостью всех современников, обладающим стремлениями, превышающими стремления, существовавшие в глубокой древности» (Чэнь Лян цзи). Однако надежды Чэнь Ляна так и не осуществились, и он не был оценен.
     Совершенно ясно, что учение Чэнь Ляна, смело утверждавшее идею о стремлении к материальному благополучию, впитало в себя взгляды доциньских легистов на природу человека, и, хотя из-за различия эпох и исторических условий смелость Чэнь Ляна нельзя сравнить со смелостью доциньских легистов, подобные идеи редко появлялись в китайском феодальном обществе, а высказываемые в нем взгляды можно считать прогрессивными.
     В своих взглядах на историю Чэнь Лян считал, что история развивается циклично, «меняясь один раз за 60 лет» (Чэнь Лян цзи), и что «великие свершения и великие добродетели» ханьского императора Гао-ди и танского императора Тай-цзуна объясняются их «стремлением помочь народу» (Чэнь Лян цзи). Естественно, что это идеалистический взгляд, признающий, что историю творят герои.

_______________

35.  МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Е ШИ В ТЕЗИСЕ «ЗАНИМАТЬСЯ ПРАКТИЧЕСКИМИ ДЕЛАМИ»

   

- ИСТОРИЯ - ВЕРОВАНИЯ - ИСКУССТВО - ЦИГУН - УШУ - ЛИНГВИСТИКА - СТРАТАГЕМЫ - ОРГАНИЗАЦИИ -

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное -
- главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
- китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум -

По реальным ценам мост амкодор 320 без лишних проблем.