ДВИЖЕНИЕ ПОРЯДКА В ПРИРОДЕ
Михаил Сухарев

ЛАБОРАТОРИЯ ПРОСТРАНСТВ
galactic.org.ua
ФИЛОСОФИЯ

 


Проект препринта, утвержденный к печати в 1986 г. но не напечатанный, ибо "это не марксизм".
Рецензенты были правы - это не марксизм, хотя и замаскировано под него. Согласно диаматовской классификации, это попадает под рубрику "объективный идеализм", поскольку признает существование идеального вне человеческого сознания.

1. То-что-делает-вещь-тем-что-она-есть.

Что мы имеем в виду, произнося “процесс превращения обезьяны в человека”, “ эволюция самолетов” или, например, “ возникновение и развитие ветряной мельницы” ? (существует книга под таким названием) Конечно же, мы не имеем в виду; что какая-то обезьяна в один прекрасный день взяла и превратилась в человека. Не думаем мы и что самолет братьев Райт, плавно трансформируясь на манер того, как это могло бы произойти в мультфильме, превратился в современный реактивный лайнер. Но если ни одна обезьяна не превращалась в человека, то что же (и во что), превращалось? Что эволюционирует, если самолеты даже не рождаются друг от друга? Что сохраняется и изменяется в каждом из процессов эволюции, заполняющих Вселенную?

Мы не смогли бы увидеть, открыть законы развития, нам даже не пришла бы в голову мысль об их существовании, если бы мы следили только за перемещением материи.

Червь съел царя, рыба съела червя, нищий съел рыбу - вот глубокомысленные последовательности, которые можно обнаружить, наблюдая за веществом.

Истлевшим Цезарем от стужи
Заделывают дом снаружи.
Пред кем весь мир лежал в пыли
Торчит затычкою в щели
/В. Шекспир, “Гамлет” /

Эта картина вселяет здоровое безумие в наше сознание, но безумие необходимо ему как момент, а знание законов истории - это система.

В двух самолетах из музея авиации не найти ни одного общего атома, но мы моментально видим преемственность их конструкции. Даже конкретная вещь зачастую остается собой, невзирая на полную замену материи в ней. Т. Гоббсу принадлежит следующий парадокс:
Царь Тезей отправился в долгое плавание. Во время пути корабль несколько раз ремонтировался и случилось так, что в конце концов, в нем не осталось ни одной старой доски; однако путешественники считают, что это тот же самый корабль. Но вот является некто, собравший одна за другой все старые доски и восстановивший из них корабль. Который из кораблей следует признать настоящим? Человеческая интуиция оказывается в затруднении.   /см. Е. В. Уемов, 63,11/

Каждый из нас, людей, похож на корабль Тезея. Наши "детали" - атомы и молекулы - приходят в организм и покидают его в - течении всей жизни.

Представьте себе, что кто-то набрал достаточное количество материала, собрал из него вашу копию и утверждает, что это - истинный вы. “Мы лишь водовороты в вечно текущей реке, мы представляем собой не вещество, которое сохраняется, а форму строения, которая увековечивает себя” - писал Норберт Винер, отнюдь не поверхностно знавший философию.  /Винер, 58, С. 104 /.

Истоки представления о том, что придавая форму безразличной материи можно создать любую вещь, теряются во глубине веков. Боги разных народов лепили из грязи и глины миры и людей. В философии Платона материи " ... свойственно вмещать всякое рождение... "
Она "… допускает и воспринимает все виды, причем сама остается лишенной формы, качества и вида, хотя и создает в себе их слепки и отпечатки, будучи как бы "принимающей любые оттиски" принимающей от них очертания, а своих очертаний и качеств не имеющая" /Альбин, в кн. Платон, 86, С.447/

Согласно этому воззрению, в приведенных примерах с обезьяной или самолетами, совершенствуется идея - эйдос, воплощающаяся в подручной материи. Правда, сам Платон считал идеи неизменными, но уже Аристотель сомневался в этом: “...эйдосы должны были бы двигаться, если же нет, то откуда движение появилось? “ /Аристотель, 75, 992, в 5 /.

Во всей своей исходной ясности соотношение формы и материи дается Платоном: “ Положим, некто, отлив из золота всевозможные фигуры, без конца бросает их в переливку, превращая каждую во все остальные: если указать на одну из фигур и спросить, что же это такое, то куда осмотрительнее и ближе к истине, если он ответит "золото" и не станет говорить о треугольнике и прочих рождающихся фигурах как о чем - то сущем...” /Платон, 71, 50 а /. Как бы продолжает рассуждение Плотин: “...В самом деле, превращающееся не уничтожается полностью. Наоборот, необходимо признать, что происходит превращение одной идеи в другую. При этом сохраняется неизменным то, что приняло идею ставшего и потеряло другую идею... А если так, то каждая вещь состоит из материи и идеи". /Плотин, 69, С. 543 /.

У Аристотеля есть замечательный синоним для идеи - эйдоса: “То-что-делает-вещь-тем-что-она-есть“ /Ф Э С, " Форма и материя "/Действительно, только существованием чего-то дополнительного материи можно объяснить возможность создания из одного и того же вещества различных вещей, объяснить, почему "я" сегодня и "я" десять лет назад, соединенные ничтожной частью общей материи, являются одним человеком, объяснить “...каким образом связывается материя, якобы не ощущающая вовсе, с материей, из тех же атомов, (или электронов) составленной и в то же время обладающей ясно выраженной способностью ощущения” /Ленин, Т.18, С.40 /.
Итак, кольцо отлитое из золота, чем -то отличается от треугольника, отлитого из того же золота.

Мозг чем-то отличается от камня, составленного из тех же протонов, нейтронов и электронов. Мы можем назвать эту разницу строением, структурой, тотальностью внешней и внутренней формы, но не отделаемся таким путем от самой мысли Платона. Сейчас принято считать смешным заблуждением представление о том, что "каждая вещь состоит из материи и идеи", но в действительности смешно считать наивными Сократа, Платона и Аристотеля. Нелегок ответ на вопросы, заданные 2000 лет назад. Вот, например, один из них. Когда мы делаем шар из меди, “...подобно тому, как не создается субстрат (медь), так не создается шар как таковой, разве только привходящим образом, потому что медный шар есть шар, а создается этот медный шар...” /Аристотель, 75, 1033 а 20 /. Нe надо быть специалистом по философии, чтобы понять, что форма шара действительно не создается при этом, а лишь воплощается в материал (материализуется, как стоимость в деньгах - см. Маркс, Энгельс, Т.13, С.98)

Вместо того чтобы, как положено материалистам, искать где, в какой материи скрывается форма шара до того, как она воплощена в этом шаре, сейчас широко распространен другой способ борьбы с идеализмом Платона - а именно, отрицание того что форма, шара существовала до каждого конкретного шара.

"Аристотель совершенно прав, сущность вещи не может быть вне самой вещи" /Лосев, 79, С. 11/

К. Маркс имел другое мнение по этому вопросу : “Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному человеку. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений” /Маркс, Энгельс, Т.42, С.265 /.

Другая, также распространенная точка зрения состоит в том, что идея шара, его сущность, как шара, существует объективно в общественном сознании людей, благодаря знаниям которых может быть создан этот шар. /см. напр. Ильенков, 84, С. 180- 187/.

Но как быть с шарами - планетами, звездами и т.п., которые существовали до, вне и независимо от всякого человеческого сознания?

Живший 2400 лет назад Платон смотрел на вещи несколько глубже: “Человек должен и тому, из чего он создает изделие придать не какой угодно образ, но такой, какой назначен природой. И в каждом случае, как видно, нужно уметь воплощать в железе то сверло, которое определено природой”. /Платон, 71, 369 с /.

Установив в будущем контакт с внеземными цивилизациями мы, вероятно, обнаружим у них такие же сверла, как и у нас. Выходит, что формы сверла и шара существуют объективно (не зависят ни от индивидуального ни от общественного сознания); напротив, сознание зависит от них. Есть разница между двумя этими существованиями - до изготовления первого сверла шарообразные объекты существуют в действительности, а сверла - в возможной необходимости. Здесь нужно отметить, что говорить о форме шара имеет смысл, лишь поскольку она составляет общее шарообразных вещей. Оставляя в стороне чудесную возможность случайного возникновения обладающих общим вещей, необходимо признать, что это общее имеет причину в некоей материальной связи с его источником. Иначе говоря, наследуемость общего есть имманентное свойство объективного мира. Позже мы увидим, что это одна из причин его развития.

Очевидно, форма сверла кроется в упорядоченной взаимосвязи свойств твердого тела - для изготовления отверстий в пластилине понадобился бы другой инструмент.

Форма шара обусловлена метрикой пространства, которая сама обусловлена взаимодействием всей материи нашей Вселенной. Материализму ни в коей степени не противоречит объективное существование формы, эйдоса, идеи конкретных вещей вне и независимо от человеческого сознания, вне и до отдельной вещи - в других вещах или в виде системы материальных взаимодействий. То обстоятельство, что законы природы не имеют чувственно - очевидного материального воплощения, приводит к вновь и вновь возникающим недоразумениям. Вот один из многочисленных, к сожалению, примеров.
“Легко и просторно умещается материалистическое понимание и в следующем положении Гегеля о всеобщем: “Это всеобщее - пишет он - не существует внешним образом, как всеобщее; рода, как такового, нельзя воспринимать, законы движения небесных тел не начертаны на небе. Всеобщего, следовательно, мы не слышим и не видим - оно существует лишь для духа”. /Кобахидзе, 77, С.26 /.
Интересно, что имел в виду Ш. А. Кобахидзе: что до возникновения человечества не существовали законы природы, или что дух существовал раньше людей? Поскольку он занимает позицию противоположную Гегелю, как идеалисту, то надо думать - он не согласен с вечным существованием духа. Следовательно, с этой точки зрения до возникновения человечества законы природы не существовали; правда, дальнейшее изложение говорит о их вечности и неизменности.

Такова цена, которую приходится платить за отрицание объективного существования идеального. Позиция, связанная с отрицанием существования материи вне сознания называется субъективным идеализмом; вероятно позицию, связанную с отрицанием существования идеального вне человечества, нужно назвать субъективным материализмом.

Близкая, хотя и более глубокая точка зрения привела Э. В. Ильенкова к фактическому отрицанию диалектики вне социальной формы движения материи. У В. И. Ленина в работе "Материализм и эмпириокритицизм" есть фраза, позволяющая проникнуть глубже в основной вопрос философии: "Мир есть закономерное движение материи, и наше сознание, будучи высшим продуктом природы, в состоянии только отражать эту закономерность". /Ленин, Т.18, С.174 /.

Несколько десятилетий работы в области кибернетики и теории систем, ведущейся во всем мире, позволяют лучше понять, с одной стороны, смысл этой фразы, а с другой - чуткость Ленина к вопросам, слабой тенью являвшихся на горизонтах науки того времени.

Итак, всеобщие свойства объективной реальности - материальность, движение и закономерность. Многие и многие тома написаны о материи и движении, значение же закономерности - упорядоченности, структурности, организованности возникает перед нами во всей своей огромности только в последнее время. Есть фундаментальный фактор, придающий неотвратимость этому явлению. Дальнейшее совершенствование средств производства оказывается связано с проблемой создания искусственного интеллекта, а та, в свою очередь и неизбежно - с основным вопросом философии в форме отношения материи и сознания. Впервые развитие материального базиса общества оказывается в такой непосредственной связи с философией, и это знаменательный факт.

Вернемся к закономерному движению материи: ключевое значение такого сочетания категорий подтверждается следующей мыслью Ленина. В "Философских тетрадях", обращаясь к словам Гегеля о том, что в диалектической логике предметом рассмотрения являются не вещи, а суть, понятия вещей, он записывает: "не вещи, а законы их движения, материалистически". /Ленин,Т.29, С.86/, связывая это выражение двойной стрелкой с выражением Гегеля "Логос, разум того, что есть" ; запомним это - Логос /Гегель/= законам движения /Ленин/

Но как закон движения вещи может быть ее сутью, ее понятием, "тем-что-делает-вещь-тем-что-она-есть"? Ведь в философии Гегеля именно понятие выполняет роль идеи-эйдоса Платона. Понятие- это "... природа, особая сущность, истинно, сохраняющееся и субстанциальное" вещи. /Гегель, НЛ, T.I, С.87/Обратимся еще к одному отрывку, выписанному Лениным :"Объективная мысль... разум в мире, также и в природе или, как мы говорим о родах в природе, они суть всеобщее. Собака есть животное, это - ее род, ее субстанциальное, - она сама есть это. Этот закон, этот рассудок, этот разум сам имманентен природе, есть сущность природы; она не формируется извне, подобно тому, как люди делают стулья". Ленин отмечает:

"NB II родовое понятие есть "сущность природы", есть закон /Ленин, Т.29, .С.240 /; на стр. 216 еще раз "род = закон" и на стр.241 NВ: "общее" как "сущность" . Очевидно, Ленин имел в виду не столько внешнее, механическое, движение вещей, а главным образом их внутреннее, закономерное и упорядоченное движение, закон которого действительно является родовой сущностью вещи. Задав закон, порядок взаимодействия, взаимного движения атомов и элементарных частиц, мы (и природа) задаем вещь; движение рода в природе, активность общего в ней, которую Гегель принял за активность абсолютной идеи, возникает по крайне простой причине: в материи, от одного материального образования к другому, передается не просто движение, а организованное, закономерное движение.
В "Философских тетрадях" есть отрывок близкий по смыслу к пониманию Логики, как закономерного движения элементарных частиц: "Река и капли в этой реке. Положение каждой капли, ее отношение к другим; ее связь с другими; направление ее движения; скорость; линия ее движения - прямая, кривая, круглая etc - вверх, вниз. Сумма движения. Понятия как учеты отдельных сторон движения, отдельных капель (= "вещей") отдельных "струй" etc. Вот a peu pas [приблизительно] картина мира по Логике Гегеля.- конечно, минус боженька и абсолют." /Ленин, Т.29, С.131 /.

Разумеется, река - это Вселенная;- метафора, восходящая еще к Гераклиту и очень может быть, что капли - это элементарные частицы.

Ленин, много внимания уделявший физике того времени, писал несколькими годами раньше: "Когда весь мир сведут к движению электронов...соотношение групп или агрегатов электронов сведется к взаимному ускорению их, - если бы формы движения были так же просты, как в механике" /Ленин, Т.18, С.ЗОЗ/Нечего и говорить, что нарисованная здесь картина страшно далека от метаморфоз Абсолютной идеи, нарисованных Гегелем, но зато она очень близка к естественным наукам. Вспомните ассоциацию Р. Винера: "Мы лишь водовороты в вечно текущей реке...", учтите, что водоворот - это закономерное движение материи, и станет намного яснее мысль Ленина. Новая грань, подчеркивающая глубину метафоры, прояснилась в последние годы. Математические исследования доказали, что в течениях самых различных типов неизбежно возникают самоподдерживающая динамическая упорядоченность движения, при определенных условиях, имеющая тенденцию к усложнению. /Томпсон, 85; Николис, Пригожин, 79 /.

Кажущаяся независимость законов движения и организации материи от самих вещей привела к представлению о нематериальной сущности - идее, понятию, эйдосу. Указание на то, что гегелевская идея в материализме соответствует закономерности, можно найти в "Философских тетрадях". /Ленин, Т.29, С.292/. До сих пор не снято диалектическое противоречие между представлением о том, что материя движется согласно бесплотным законам, и о том, что законы в действительности не существуют, а лишь обнаруживаются нами в объективном движении материи. Видимо, здесь надо воспользоваться мыслью Ленина: "Сказать ли: мир есть движущаяся материя или: мир есть материальное движение безразлично". /Ленин, Т.18, С.286 /. Перенося это на закономерность, получаем: сказать ли: мир есть материальный закон, или мир есть закономерная материя, безразлично; упорядоченная материя = материальный порядок. Отсюда понятно, если учесть традицию понимания закона, как логоса, разума, утверждение И. Дицгена о том, что природа "вовсе не является или материальной, или духовной, а и тем и другим вместе" - утверждение, подчеркнутое Лениным /цит. по Ленину, Т.29, .С.431 /и имеющее корни в философии Спинозы. Называть ли закономерность, общее в природе идеальным или нет - дело терминологии; это еще не идеализм, заслуга которого в обнаружении не сколько закономерного движения, но , главным образом, движения закономерности. Идеализм начинается там, где идея, закономерность отрываются от материи и начинают свыше диктовать ей свои условия.

Представление о движении, как о движении вообще, страдает метафизичностью. Движение - это всегда изменение порядка отношений в неоднородной материи и, тем самым, упорядоченное движение. Порядок может передаваться в материи, от одной вещи к другой, в результате движения. Аристотель писал: "Опущение есть восприятие ощущаемых форм без материи... Подобно воску, который принимает только знак золотого кольца с печатью, а не само золото - лишь одну чистую его форму". Ленин отмечает эту цитату " NВ" и резюмирует: NВ душа = воск. /Ленин, Т.29, С.260/. Воск воспринял форму - упорядоченность поверхности - в результате движения кольца, порядок передался без материи. Это яснейший пример фундаментального явления объективного мира, пример, чистотой своих форм характерный для Аристотеля. Нет ничего ценнее, чем конкретные примеры, приводимые философом. Они являются опорными точками, маяками среди текучести понятий, позволяющие устанавливать связь с объективным миром. Наши возможности узнавать новое в гораздо большей степени относится к предметам, чем к словам; знание о золоте и воске продвинулось вперед больше, чем знание о форме. Разумеется, это пример одного из источников, питавших идеализм, примитивный случай знаменитой психофизической проблемы, до сих пор терзающей философов. Очень странно, но передача движения от одного материального объекта к другому, например, при столкновении двух стальных шаров, не приводит к таким идейным битвам Итак, движение нематериально в том смысле, что движение - это не материя; оно может передаваться от одного материального образования к другому без передачи материи. Но движение материально в том смысле, что это всегда и только движение материи, а не чего-либо иного. Это простейший пример диалектики понятий, происходящей от того, что порядок, связь понятий, закрепленная в сочетании слов, мыслей , движений социальной материи, лишь ограниченно отражает порядок объективной реальности. Закон, порядок так же нематериален, и материален вместе, как и движение; это диалектическое противоречие рождает две ошибки: - первую: раз порядок передается без материи, то он может существовать без нее (идеализм) и вторую: раз порядок всегда есть порядок материи, то его нельзя выделять, отличать от материи (метафизический материализм).

Второе мнение все еще весьма распространено, поэтому нужно объяснить: порядок методологически так же необходимо выделять в нашем понимании реальности, как и движение; человечество не изобрело способа отражать реальность, не выделяя и не разделяя; нужно только помнить, что движение и порядок - категории, соответствующие сторонам объективной реальности, что их выделение подтверждено всей практикой человечества, то есть содержит в себе объективную истину и что, выделяя, нельзя отделять их от самой материи. Напомним заявление Плотина о том, что материя принимает идею ставшего и теряет другую идею - его можно рассматривать, как онтологическое доказательство первичности материи; идеи - преходящее, материя - пребывающее. При передаче порядка в материи происходит переворот этого рассуждения: порядок пребывает, материя преходит - как, например, в биологической популяции. Подобный переворот отношений идеального и материального отмечен Марксом: "Если в простом обращении стоимость товаров в противовес их потребительной стоимости получала в лучшем случае самостоятельную форму денег, то здесь (- в обращении в качестве капитала - М.С.) она внезапно выступает как саморазвивающаяся, как самодвижущаяся субстанция, для которой товары и деньги суть только формы". /Маркс, Энгельс, Т.23,. С.165 /. В связи с этим переворотом возникает вопрос: какие основания у нас говорить о первичности материи? Не иллюзия ли это? Вся совокупность данных, накопленных наукой, позволяет утверждать, что количество материи в известной нам Вселенной в высокой степени неизменно, а количество порядка ( хотя мера порядка еще не установлена окончательно), растет от случайности Большего Взрыва (подтверждаемой изотропностью реликтового излучения) к оформленности на различных структурных уровнях, от атомов до метагалактик, в настоящее время.

Нам известны тысячи случаев, при которых материальные тела теряют или приобретают движение или порядок (например, при испарении кристалла) но сохраняют количество материи, хотя определять количество материи массой или барионным зарядом есть некоторая вольность с точки зрения философии. (Мы не будем углубляться здесь в проблему превращения движения в материю, происходящего, например, в электрической лампочке - все это вещи в высшей степени спорные, усиливающие момент диалектичности мира, но не ослабляющие его материальность как объективность).

Следовательно, преходящая в отдельном материя первична в философском смысле - как пребывающая во всеобщем.

Что мы получим за признание порядка атрибутом материи?

Во-первых, это соответствует нашим знаниям о материи. Нам неизвестна материя, в которой не существует хотя бы самый примитивный порядок.
Уже организация всей известной нам материи в роды одинаковых элементарных частиц говорит о наличии порядка, общего, даже в первые минуты после сингулярности, имевшей место в начале нашей Вселенной. Во-вторых, понимание того, что структура, род, идея, форма, закон, необходимость, информация, образ есть проявления единой категории даст те же преимущества (если это правда) , что и понимание тепла, механического движения и биологического роста, как движения вообще. В-третьих, порядок есть необходимое звено в цепи категорий материя - неоднородность - взаимодействие - движение. Однородная материя - абстракция, соответствующая чистому бытию Гегеля, равному самому себе, не имеющему различения ни внутри себя, ни по . отношению к внешнему. /Гегель, Н Л, T.I, С. 140 /. Это пустая абстракция, ибо такой материи, также, как и материи без движения, никогда не было. Неоднородность и движение связаны - в однородной материи, заполняющей Вселенную, двигаться просто нечему. Если в материи существуют выделенные, определенные области - неоднородности, то нужна по крайней мере еще одна вещь, чтобы обнаружить движение. Это взаимодействие между движущимися ( причем необязательно движущимися в пространстве ) сущностями. В результате получается элементарный порядок - две неоднородности, связанные взаимодействием. Невзирая на всю схематичность приведенного рассмотрения оно неизбежно как ноль и единица, упорядоченные в машинном слове или "соотносящееся с собой отрицание". /Гегель, НЛ, Т.З, С. 11/. И, последнее, представление о передаче порядка в материи создает путь к новому пониманию диалектики.

Материализму не подходит мысль о том, что общее в единичном создается святым духом. Не может быть оно и случайным. Поэтому совершенно очевидно, что причина 'общего, общая причина, лежит вне единичного.

"Отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему". /Ленин, Т.29, С.318 /. В какой .связи? Разумеется, в материальной, и притом в связи, несущей порядок. Это почти понимал Аристотель: "Ибо семя порождает [живое] также, как умение - изделия; оно содержит в себе форму и возможность..." /Аристотель, 75, 1034 а 30/. Материально-идеальное воспроизводство общества описано в " Капитале " К. Маркса. "...производственная жизнь и есть родовая жизнь. Это есть жизнь, порождающая жизнь"- писал он в " Экономическо-философских рукописях". /Маркс, Энгельс, Т.42, С. 93/

Нам неизвестно пока, какие материальные взаимодействия поддерживают организацию атомов и элементарных частиц (то есть благодаря чему передаются законы квантовой механики) но то, что атомы гелия излучают одинаковый спектр (тоже порядок!) в Солнце и в Сириусе - не игра случая и не прихоть святого духа. Возможно, некий вариант теории Единого поля, например, теория супергравитации, вскоре откроет нам, каким путем распространяется порядок в данном случае.

Мы не будем давать здесь определение категории "порядок" - ибо определить ее, подведя под более общую, невозможно.

Важно понять одно - никакая сложно организованная вещь не возникает случайно, тем более множество вещей одного рода. Порядок не возникает скачком. Вероятность возникновения живой клетки в результате случайного соединения атомов исчезающе низка. /см. Вигнер, 71, С.160 /. Можно даже не считать, какова вероятность того, что все атомы водорода во Вселенной одинаковы случайно. Уничтожить порядок легко, создать трудно. Поэтому каждая природная вещь имеет историю возникновения своего порядка, историю его движения в материи, - будь это молекула, звезда или человек.

Порядок уходит вглубь вещества; мы получим медный шар, разместив в определенном порядке атомы меди, но мы получим[1] и сами атомы меди, медь как таковую, связав в закономерном движении элементарные частицы. Уже Платон догадывался, что соединяя в различном порядке некие первоначала, можно получить разное вещество /см. Рожанский, 79/.

Вернемся к началу главы. Порядок делает вещь тем, что она есть. Порядок изменяется в любом процессе эволюции. Порядок связывает человека сегодня и десять лет назад.

И еще одно. "… если ничего не существует помимо единичных вещей - а таких вещей бесчисленное множество, - то как возможно достичь знания об этом бесчисленном множестве? Ведь мы познаем все вещи постольку, поскольку у них имеются что-то единое и тождественное и поскольку им присуще нечто общее"./Аристотель, 75, 999,а 25 /. Только потому, что един внутренний порядок у атомов, молекул, вирусов, животных одного рода, исследуя некоторых из них, мы узнаем истину обо всех. Это - важнейшая гносеологическая, причина, требующая выделения порядка из реальности (но не отделения его), но есть и вторая. Узнать что-то означает изменить порядок движения социальной материи ( в любой из его форм ) в соответствии и под действием порядка объекта. Много раз философы писали о том, что луч света создает ощущение. Но дело в том, что не луч света создает образ, а множество лучей (волновой фронт), порядок движения которых несет порядок того, от чего они отразились. Без этого порядка мы увидели бы просто свет. Даже цвет есть некий порядок - длина волны. В свою очередь ощущение инициируется не вообще нервными импульсами, а порядком, их следования в пространстве (от каких рецепторов и по каким волокнам они идут) и во времени. Чем сложнее форма объекта, тем сложнее порядок этих импульсов. Э. В. Ильенков пытался разграничить идеальный образ и соответствующую ему структуру (порядок) импульсов. "От структур мозга и языка идеальный образ предмета отличается тем, что он - форма внешнего предмета". /Ильенков, 84, С.173 /. Для того, чтобы убедиться, что эти структуры и представляют собой (представленная форма - термин Гегеля и Маркса, означающей идеальное) форму внешнего предмета, достаточно прервать эти импульсы или изменить их порядок; исчезнет или изменится сам идеальный образ.

Личностно-идеальное не может быть ничем иным, как порядком ( видимо чрезвычайно сложным) распределения возбуждений (состояний) тканей мозга, вероятно вплоть до изменений на молекулярном уровне. Секрет идеальности, ее тайна, в том, что элементы этого порядка соответствуют порядкам вне мозга - вещей природы и порядков общества и в том, что будучи материальным порядком, он может управлять телом человека, действовать в материальном мире. Таким образом закономерное движение материи отражается в закономерности движения мозга; порядок передается от одной части мира к другой.

Иногда говорят "диалектический материализм есть учение о всеобщей связи мира". Это положение требуется уточнить - не просто о связи мира, но о порядке связи мира; ибо общее есть в мире лишь потому, что связь его не беспорядочна.

Представление о порядке поможет конкретизировать ленинскую идею о всеобщности отражения; ясно, что никакого отражения вне порядка быть не может, но это не все - поняв отражение, как порядок, как информацию, мы сможем измерять его.

И тогда "...весь философский скарб... станет излишним, исчезнет в положительной науке". /Энгельс, Т.20,С.525 /

До сих пор философы объясняли мир, теперь настало время объяснить философию.

продолжение
2.  Несколько рассуждений о порядке


Примечание
[1]  Вероятность независимого возникновения М одинаковых атомов равна вероятности возникновения одного из них в степени М.
 

   

1

 2 

 3 

 4 

 5 

 

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум

Капитальный ремонт, модернизация и продажа
remstan.ru