ДВИЖЕНИЕ ПОРЯДКА В ПРИРОДЕ
Михаил Сухарев

ЛАБОРАТОРИЯ ПРОСТРАНСТВ
galactic.org.ua
ФИЛОСОФИЯ

 


3.
Всеобщее.

Всеобщее лежит глубже всех остальных категорий философии. Материя есть всеобщее, движение есть всеобщее, взаимодействие есть всеобщее. Всеобщее шире, чем каждая из этих категорий в отдельности, оно не исчерпывается чем либо одним из них.

Чистое, неразличенное всеобщее, в котором не различены даже материя, движение, взаимодействие, совпадают с чистым бытием Гегеля. Действительно, чистое бытие - это абсолютно всеобщее всему, что есть. Почему бытие чистое ? На этот вопрос неожиданно для философии отвечает теория информации. Дело в том, что одним признаком (одним битом) мы можем закодировать лишь одно свойство реальности и всеобщее свойство быть уже заняло этот бит.

Если мы имеем одно свойство - быть или не быть - и только один бит для его выражения, мы больше ничего не можем сказать об этом бытии. Для движения от чистого бытия к различенному нужны дополнительные биты информации.

Никакая наука не может быть свободна от понятия, говорил Гегель, сейчас можно добавить - никакая наука не может быть свободна от информации и законов ее передачи. Поэтому неверно считать теорию информации частной теорией. Она неизбежно должна входить в ядро будущей философии - метаязыка, выражения которого смогут быть интерпретированы различными видами интеллекта - человеческим, машинным или внеземным. Элементы этой философии уже создаются, поскольку невозможно создавать интеллект, не создавая философию, а создание искусственного интеллекта не менее неизбежно, чем возникновение естественного, ибо является продуктом одного и того же процесса движения по узловой линии качественных переходов при росте сложности систем, отражающих мир и действующих в нем.

Поэтому эквивалентность ряда основных понятий философии и теории информации не совпадение, а закон природы.

Что такое чистый бит, бит "вообще" ? Это наличие или отсутствие чего-то: электрического импульса, вспышки света, пятна краски на бумаге, узла на веревке. Если некто достаточно богат энергией, то он может записывать информацию, расставляя в определенном порядке звезды. Абсолютно все равно, что наличествует или отсутствует, и потому отношение между нулем и единицей, "да" и "нет" в чистом бите тождественно отношению между чистым бытием и ничто у Гегеля.

Однако для перехода к действительно философскому уровню в самые основы теории информации необходимо внести небольшое уточнение. Информация материальна, но не в том смысле, что это некая разновидность материи, а в том, что она является порядком отношения материальных объектов, который может сохраняться даже при смене самих этих объектов, то есть, относится к материи подобно тому, как относится к ней движение.

Непонимание смысла этого факта не позволило догадаться, что информация, как порядок материальных отношений есть то же самое, что строение, организация вещей. Поэтому выражение "в этом предмете триллион байт организации" имеет смысл.

Идеи, принадлежащие человеку, тоже являются порядком материальных отношений, и случай, когда человек представляет себе лошадь так же субстанциален, как и случай, в котором лошадь представляет собой порядок отношений между атомами.

Как только мы понимаем, что строение - это то же самое, что и информация, два названия для одной сути - порядка, возникает вопрос о теории передачи строения и ее законах.

Джулиан Хаксли писал о Вселенной: "Она выступает перед нами, как развертывающаяся ткань форм разных типов и ступеней организован­ности, от неизвестных нам элементов эфира до человеческих коллективов и звездных, систем" /Хаксли, 76, С, 23/.

В начале двадцатого века развертывание ступеней организованности предполагалось, главным образом, перед мысленным взором ученого, но сейчас, благодаря успехам космологии стало очевидным, что это развертывание действительно имело место в течение примерно двадцати миллиардов лет /см. напр. Турсунов, 77; Вайнберг, 81; ФСМ, 84/

В истории Вселенной мы имеем переход от первоначального хаоса беспорядочно движущихся элементарных частиц вскоре после Большого Взрыва к высокоорганизованной материи человеческого общества. Закономерен вопрос: - откуда взялась эта организация, это строение, эта информация, короче - этот порядок?

Ведь в соответствии с классической теорией передачи информации, которая совпадает, как это теперь понятно, с теорией передачи организации , информация в процессах передачи может лишь искажаться, то есть, утрачиваться; с другой стороны, совершенно очевидно, что ни одного бита информации из передающихся сегодня по различным теле- и радио- каналам, не существовало каких-нибудь два миллиона лет назад.

Следовательно, существует процесс самоупорядочения материи, выражающийся как в повышении уровня ее организованности, так и в повышении уровня отражения (что, впрочем, лишь стороны одного процесса).

Человечеству давно известно о существовании этого процесса, но точное знание об его механизме еще не достигнуто. Мы не можем объяснить, например, почему эволюция в одних условиях идет, а в других - останавливается, почему нет жизни на Луне или на Марсе. Очевидно, необходимо определенное разнообразие исходных веществ и, возможно, граничных условий; необходим не слишком большой поток энергии через систему, необходимо, чтобы ее объем был достаточно велик. Но точно сказать, сколько и каких нужно взять химических элементов, какую температуру, какую и на каких длинах волн облученность для того, чтобы повторить химическую эволюцию, приведшую к возникновению жизни, мы не можем.

"Гений Дарвина уже дал нам ключ к решению этих проблем (проблем химической эволюции - М.С.) - это идея о естественном отборе... Еще до того, как началась конкуренция между организмами, должна была иметь место конкуренция между молекулами и сочетаниями реакций" - писал Дж. Бернал. /Бернал, 64, С.18/ Возможно, простота идеи естественного отбора покажется многим чрезмерной для объяснения всех процессов эволюции в мире; на это можно ответить, что универсальная в своей основе идея развития и обязана быть настолько проста, что доступна даже атомам, и настолько сложна, что даже человечеству неизвестно его будущее. Если будущие состояния объекта точно известны, то развития нет. Принцип естественного отбора удовлетворяет этим противоречивым условиям; действуя "от достигнутого"; он прост для атомов и сложен для галактик. Можно показать, что принцип естественного отбора дополнителен по отношению к материалистической диалектике, представляет собой одну из ее сторон.

Рассмотрим эволюцию Вселенной с позиции передачи и отбора порядков.

Известная нам форма существования мира образовалась 15-20 миллиардов лет назад. Вполне возможно, что в начале ее существования субстанция была близка к чистому бытию Гегеля и в ней не были разли­чены даже такие всеобщие свойства, как материальность и движение. "Можно попытаться представить себе, что Вселенная начиналась из наиболее симметричного из всех возможных состояний и что в таком состоянии не существовало материи; Вселенная была вакуумом" /Вилчек, 82,С.164/ (речь идет не о существовании материи вообще , а в известной нам форме). После нарушения симметрии этого физического вакуума, содержавшего материю в неразвитом виде ("в себе") началось становление известного нам мира. "Высвобождающаяся в результате фазового перехода энергия находит себе выход в рождении частиц. Это событие можно отождествить с Большим Взрывом... Тогда ответом на древний вопрос "почему есть нечто, а не ничто" был бы: "потому что ничто неустойчиво / там же, С.165 /.

Развитие физики естественным образом выталкивает ее на уровень философии; физический вакуум, не умеющий никаких свойств, кроме своего существования, явно ассоциируется с чистым бытием. Гегель считал, что чистое бытие тождественно ничто. Действительно, сущес­твование нечто , не имеющего никаких свойств, неотличимо от существования ничто ; свойства же возникают и являют себя в отношениях, в свою очередь требующих различенности. Таким образом, абсолютно симметричное (т.е. равное себе во всех частях и потому не имеющее частей) состояние есть чистое-в-пространстве бытие. Но если это чистое-в-пространстве бытие даже и существовало когда-либо, оно различено в отношении с самим собой во времени, оно не чистое в пространстве-времени, что дает основание говорить о его отличии от пространственно-чистого ничто; Гегель, тем не менее, в принципе был прав: бытие, не различенное ни в каком отношении, действительно нельзя отличить от ничто, хотя бы потому, что это может быть бытие небытия.

После большого Взрыва, или, иначе говоря, сингулярности, появились более или менее знакомые нам элементарные частицы.

Вот как выглядела Вселенная через сотую секунды после своего рождения, по мнению С. Вайнберга, лауреата Нобелевской премии: температура - сто миллиардов градусов, плотность - четыре миллиона килограмм в кубическом сантиметре. Основной состав - электроны, пози­троны, нейтрино и электромагнитное излучение /Вайнберг, 81/.

В этом состоянии субстанция уже различена и различенность ее демонстрирует важнейшие свойства: материальность (законы сохранения для элементарных частиц), движение (отношения между частицами изменяются) и порядок (существуют роды частиц, а не бесчисленное множество различных частиц). Здесь нужно отметить, что если элементарные частицы одного рода одинаковы, то информация об их устройстве была передана к ним по каким-то каналам и передается всякий раз, когда возникает какая-то из них.

Другими словами, законы квантовой механики должны передаваться неким вполне материальным образом и с определенной скоростью. Здесь возникает интересный вопрос: проста или сложна была Вселенная в то время? Будем считать, что сложность равна количеству порядка (информации, организации) в интересующем нас объекте.

Как и в случае с кучей кирпичей, очевидно, что если нам важно зафиксировать беспорядочное движение каждой частицы, то требующийся объем информации будет огромен; но если беспорядочное – (т.е. не имеющее общего, смысла, воспроизводимости ) движение не интересует нас, то Вселенная была весьма проста; чтобы описать ее достаточно указать отношение численностей родов элементарных частиц, плотность и температуру.

Между современными научными данными и старинными мифическими представлениями можно найти любопытную аналогию.

С точки зрения спектрального анализа первоначальное состояние Вселенной соответствует белому шуму, спектр которого обрезан в области очень высоких пространственных частот и энергий.

Белый шум является наиболее сложным сигналом, не поддающимся какому-либо уплотнению при его передаче. Если музыкальный аккорд, например, может быть сведен к нотной записи - весьма небольшому количеству информации, то с белым шумом - если нам нужен именно этот белый шум - такую операцию проделать невозможно. Так получается, что самый бесполезный сигнал труднее всего передать.

Но люди явно пренебрегают передачей белого шума, предпочитая генерировать его, при необходимости, на месте. Дело в том, что никому не нужен именно этот участок именно этого белого шума - поскольку в нем нет никакого смысла. А в тех редких случаях (например, при шифровке), когда белый шум передается - любая копия его не случайна, должна соответствовать исходной, т.е., имеет смысл.

Возникновение во Вселенной более или менее одинаковых объектов - галактик, звезд, атомов - эквивалентно возникновению пиков и провалов в спектре энергетических, пространственных и прочих частот, описывающих ее, выделению одних гармонических состояний за счет других.

Поэтому древнее представление о "музыке сфер" не лишено оснований. Такие изменения в спектре соответствуют уменьшению количества информации, необходимой для описания сигнала - случайная Вселенная упрощается. Действительно, если вам нужно описать мир, в котором все вещи разные, вам придется описывать каждый объект в отдельности; но если в ней есть вещи, составляющие роды, то описание можно заметно упростить. Описывая одну из миллионов лошадей, можно не говорить, что у нее одна голова, четыре ноги, что она ест траву и т.д. и т.п. Достаточно сообщить, что это лошадь.

Итак, белый шум сложен, но не имеет смысла; он сложен "в себе", собственно, сложности и возникают как раз тогда, когда нужно создать копию какого-либо порядка. Подобным образом в квантовой механике считается, что импульс частицы не определен до его измерения.

Поэтому сложность исходной Вселенной, имеющая смысл, невелика. Сложность же вещей космоса, имеющих смысл, составляющих роды, вещей "друг для друга", растет на протяжении всей ее истории, во всех видах спектров - световых, энергетических, пространственных - появляется все большее количество линий, музыка сфер становится все более насыщенной и полифоничной.

Развитие Вселенной, начиная с сингулярности и до настоящего времени в общих чертах известно.

Через 14 секунд после Большого Взрыва температура за счет расширения пространства упала до трех миллиардов градусов, стало настолько холодно, что взаимодействие между протонами и нейтронами оказалось сильнее, чем удары налетающих частиц. Возникли ядра тяжелого водорода - дейтерия; возникло общее, одинаковый порядок отношения материальных частиц, более высокий, чем существовавшие до того.

Каковы источники этого общего?
Во-первых, общий исходный материал - протоны и нейтроны.
Во-вторых, общие внешние условия, потому что температура - это тоже усредненный порядок отношения между частицами.
В-третьих, общие законы взаимодей­ствия элементарных частиц, являющиеся, скорее всего, свойством самого пространства /см., например, СМ, С. 201/.

Через сто-двести секунд начали накапливаться ядра гелия, возникающие либо через промежуточное образование ядра сверхтяжелого водорода - трития, либо при соединении двух ядер дейтерия. Более девяноста процентов гелия, присутствующего сейчас во Вселенной, образовалась в течение небольшого промежутка времени, когда температура и плотность были еще достаточно велики. Еще через несколько тысяч лет возникли настоящие атомы с электронной оболочкой.

В дальнейшем большую роль играет образование неоднородностей в космическом газе. Вероятно, существенную роль в этом играли ударные волны, порожденные самим Большим Взрывом. Этот процесс пока плохо понятен, но так или иначе, первоначальное равновесие было незначительно нарушено, далее его разрушение усиливало само себя.

Предположим, что случайно плотность газа в некотором объеме превысила среднюю. За счет сил притяжения в этот объем начнут поступать новые массы газа, до тех пор, пока он не "высосет", как пылесос, все доступные, ему окрестности. Определенную роль играли, видимо, волновые и вихревые процессы, вновь вызывающие в памяти гераклитовский образ реки - вселенной.

"Конечно, среда, частицами которой являются целые звезды, не очень похожа на воду, но волновые процессы в самых: различных средах в высшей степени подобны" /Гуревич, 83, С.91/.

Огромную роль в дальнейшей эволюции Вселенной играет космическая пыль, хотя ее происхождение пока неизвестно. Дело в том, что вероятность возникновения молекул в результате столкновения атомов в безвоздушном пространстве ничтожна, поскольку требуется столкнове­ние, по меньшей мере, трех атомов сразу - два соединяются в молекулу, а третий уносит избыток энергии. Таким путем за все время существования атомов в космосе могло возникнуть лишь ничтожное количество молекул; но радиоастрономия показывает, что в космическом пространстве находит­ся очень много молекул, в том числе и сложных органических, таких, как этиловый спирт или пропионитрил /Голдсмит, 83, С. 102-103/.

Космические молекулы возникают, вероятно, двумя основными способами - во-первых, в результате прилипания атомов к космическим пылинкам и, во-вторых, в плотных космических облаках, вещество которых в миллион раз плотнее средней межзвездной среды /там же, С.95-28/.

Молекула же - это не что иное, как соединенные в определенном порядке атомы; ее нет, если нет этих атомов или этого порядка.

Таким образом, одна неоднородность помогает возникновению другой , один порядок рождает следующий.
Не «материя вообще», не движение «вообще», а упорядоченная материя и в необходимой степени упорядоченное движение являются необходимым исходным пунктом возникновения звезд.

Тот порядок материальных отношений, который люди называют "звездой" возникает в результате объединения нескольких предшествующих ему порядков. Общее в звездах внесено в них по определенным каналам предоставле­ния строения, организации, порядка.

Один из них - исходное вещество. Об исходном материале привыкли думать, как о чем-то аморфном, но оно несет в себе форму, организацию, которая делает возможным или невозможным устройство из него того или иного объекта. Например, если бы исходным материалом для звезд были бы атомы железа, а не водорода, они сжались бы до гравитационного коллапса, так и не загоревшись. Второй путь передачи порядка к звездам - само пространство. Звезды загораются, горят и имеют шарообразный вид благодаря действию законов гравитации. Пока неизвестно, как устроена гравитация, но и ее законы передаются от одного участка пространства к другому вовсе не бесплотным образом.

В недрах звезд проходит еще одна важнейшая для Вселенной линия эволюции. Это линия, в которой возникают все более сложные атомы, причем атомы, не существовавшие ранее нигде; то есть, возникает новое.

Общая схема нуклеогенеза приблизительно такова.
1. Два протона образуют ядро дейтерия – дейтрон
р + р → d + е+ + γ
Образовавшиеся при этом нейтрино и позитрон уносят лишний заряд и энергию; в дальнейшем вторичные продукты реакций будут опускаться.
2. d + р → 3Не
3. 3Не + р → 4Не
4. 3He + 4Не → 7Ве → 7Li
5. 7Ве + р → 8B → 8Be
6. 8Ве + 4 Не → 12C
7. 12C + 4He → 16O
8. 16О + 4He → 20Ne
и так далее до кремния ( 28Si )

Элементы вплоть до железа образуются с выделением энергии в результате так называемого е-процесса. Элементы тяжелее железа образуются путем захвата нейтронов; еще более тяжелые элементы, вплоть до урана и тория возникают, вероятно, при взрывах сверх­новых звезд. Некоторые элементы - например, свинец - возникают при распаде более тяжелых радиоактивных элементов.

С точки зрения передачи и усложнения порядка можно сделать следующие выводы:

1.
Движение от простого к сложному постепенно, оно требует накопления, наследования порядка. Организация материи в том, что предшествует, оказывает решающее действие на последующее.

Переход от протонов к железу без промежуточных ступеней также невозможен, как переход от амебы прямо к человеку. Природа совершает скачки, но не любит "больших скачков". В этом смысле звезды и атомы оказываются наследниками порядка, добытого на предыдущих стадиях эволюции . Нельзя получить углерод, пока нет гелия, натрий, пока нет углерода и железо - пока нет кремния. Сложность орга­низации материи, внутреннего порядка вещей, растет постепенно, но неуклонно уже 20 миллиардов лет, и атомы железа такие же потомки атомов водорода, как современные млекопитающие - потомки примитивных существ, похожих на ланцетников.

2.
Закон, порядок высшего вырастает из порядка низшего через случайное. Судьба протонов и нейтронов соединиться в данный атом не определена «от века». Они сталкиваются, образуя все возможные сочетания, но время выбирает немногие из них. Все действительное разумно даже в недрах звезд. Сами звезды образуются в результате сгущения космического газа вовсе не в отведенных заранее для этого местах. Но почему одни комбинации элементарных частиц устойчивы, а другие - нет, почему действительное разумно ? Только потому, что закон , порядок атомов, да и всего устойчиво существующего соответствует закону, порядку внешнего мира, отражает его. Много общих слов сказано в связи с мыслью Ленина, что отражение присуще всей материи, но что это отражение может отражать? Только объективный мир - в его частном, случайном - в деталях своего движения и в его наиболее общих проявлениях - в самом своем строении.

Предельное отражение,
доступное всякой веши, есть ее материальное строение. Тело животного - вот знание его рода о Вселенной. Именно поэтому гениальна, а не ошибочна, догадка Гегеля о самопознании природы - она отражает свой порядок во все более сложных внутренних порядках своих творений, и это отражение отстоит от отражения человека, лишь на несколько качественных переходов в узловой линии неограниченного прогресса; разница лишь в количестве, перешедшем в качество. Но природа не движется прямо по этой линии, ибо в будущем этой линии нет; она пресекается на настоящем моменте. В любой изо всех настоящих моментов можно лишь предполагать, что направление этой линии приблизительно сохраниться в ближайшем будущем, но так же хорошо известно, что в прошлом она совершала самые невероятные повороты.

Поэтому природа, как и всякий, движущийся по этой линии, вынуждена совершать массу ложных движений, обрубаемых необходимостью уже существующего.

Вселенная - это не река с установившимся течением, а поток, каждую секунду прокладывающий себе русло. Ничтожная брешь в очередной преграде становится под его натиском продолжением уже пробитого русла, новым законом движения материи. Это "сам себя конструирующий путь" Гегеля, о котором Ленин заметил "тут гвоздь, по-моему" /Ленин, Т.29, С. 80/ и никому не дано знать, что за следующим поворотом этого пути.

Это не запрет высшего существа, а простое следствие того, что знание будущего требует учета всех взаимодействий, а для этого нужно иметь не меньшее количество взаимодействий внутри себя. "...если бы кто-нибудь сумел в достаточной мере проникнуть в более глубокие составные части вещей и к тому же обладал достаточной памятью и разумением для того, чтобы учесть все обстоятельства и не оставить ничего без внимания, то он был бы пророком и видел бы будущее - в насто­ящем, как в зеркале" / Лейбниц, 62, Т I , С.283/.

Но память требует материи, притом тем больше, чем больше надо запомнить.
Во-первых, состояния микросистем квантованы, поэтому количество информации, которое можно "упаковать" в один атом, очень невелико.
Во-вторых, чтобы тепловое движение не разрушало информацию, разница энергий между состояниями должна быть не менее КТ, где К - постоянная Больцмана, а Т- температура. Отсюда по формуле А. Эйнштейна Е=М* С 2 можно вычислить минимальный дефект массы, связанный с записью одного бита информации при данной температуре. При комнатной температуре это 10 -34 грамма (в 10 млн. раз меньше массы электрона) но через сотую секунды после Сингулярности бит был тяжелее электрона в 30 раз.
По этой причине для предвидения пути Вселенной нужен мыслитель больший, чем она сама. Чтобы решить, единственен ли путь мироздания, нужно иметь второе мироздание. Поэтому вопрос о предопределенности лишен смысла - как и всякий вопрос о движении вне связи с тем, по отношению к чему оно совершается.

Порядок и путь его развития имеют смысл лишь в отношении с другим порядком.

3.
Самое важное для человека в космосе - звезды и планеты - состоят всего из трех элементарных частиц - протонов, нейтронов и электронов. Из них составляются 276 устойчивых изотопов. Навряд ли кто-нибудь рискнет назвать число химических соединений, могущих быть образованными из этих атомов.

Таким образом, разнообразие природы невероятно возрастает при движении от простого к сложному, от Сингулярности к настоящему.

Конечно, существуют сотни нестабильных частиц и изотопов, но мы можем спокойно оставить их в стороне - в них мало реальной сущности, как говорил Лейбниц.

Продолжение этого ряда назад ведет, похоже, к первоматерии древних, к универсальной субстанции, но уже сейчас возникает впечатление, что эта первоматерия проста совершенно в ином смысле, чем предполагалось. Материя неисчерпаема, но представление о том, что можно бесконечно углубляться в нее одним и тем же образом, разделяя ее на все более мелкие части, не имеет никакого отношения к диалектическому материализму. Любой процесс, в том числе и процесс деления материи должен исчерпать свою меру.

4.
Вероятность, возникновения мало-мальски сложного порядка, имеющего смысл (то есть, соответствующего чему-то ) ничтожно мала.
Сразу, на пустом месте - из материи, порядок которой прост, он может возникнуть лишь за счет внешней силы - например, человека, но для этого надо, чтобы сначала возник сам человек; но и в этом случае порядок не возникает вновь, а лишь передается от одного материального объекта к другому.
Но в качестве наследника вещей, имевших чуть более простой порядок, он может возникнуть сам - за счет случайных отклонений, ошибок, неизбежно возникающих при передаче порядка в материи, а также за счет слияния, комбинации нескольких предшествующих порядков.

В терминологии Гегеля можно сформулировать это так: вовне-себя-бытие понятия действует на его в-себе-бытие, превращая его в новое понятие.
Диалектик Гегель не хотел понять, что действие понятия на материю не проходит ему даром, что многообразие природы - не "произвольные выдумки духа" /Гегель, НЛ, Т.3, С.43/, а долгий и мучительный путь наверх, к новым, еще не существующим, понятиям - жизни, обществу и далее.

Природа сама беспокоится о порядке в своих владениях, устраняя все несовершенное. То, что остается, не может соответствовать чему-то, отражать что-то, кроме самой природы - такой, какой она была до возникновения этого нового. Но своим возникновением новое нарушает те самые условия, в которых оно возникло - замыкается обратная связь, ведущая к самовозбуждению Вселенной.
Схема эта давно и хорошо знакома. Это теория естественного отбора Чарльза Дарвина, название книги которого можно перевести и так: "Происхождение родов путем их отбора природой...", а ведь род - это закон, порядок, необходимость.

Дальнейшая эволюция организации материи - образование планет, молекулярная эволюция, биологическая эволюция и развитие общества - во все большей степени связаны с протеканием материи в порядке, (внутри порядка – как в теле животного) или с движением формы. На высших ступенях этой лестницы порядок передается с таким совершенством, что возникает впечатление его независимости от протекающей через организацию материи, впечатление, что некая нематериальная форма наполняется материей, организует ее.
Это впечатление является базой идеализма, но наука требует выделить причину действия, прежде чем признает ее; идею же в чистом виде, без материи, представить в доказательство ее независимости, никто не смог. В действительности существует не бесплотная идея, а порядок отношения различенностей в материи, составляющий вместе с материей и движением сущностное единство - субстанцию.

Сама материя, само движение открываются нам, как определенный порядок отношений между прошлыми настоящим вещей, но не сводятся к нему и не являются им. В свою очередь, порядок не существует без материи и движения, это всегда порядок материи и движения, но его не свести к материи или движению, из только материи и только движения не извлечь порядка, формы, строения.

В результате взаимодействия материи, движения и порядка субстанция оживает и наполняется отношениями различенностей.

продолжение
3. Всеобщее.
(окончание)


 

   

 1 

 2 

 3 


4

 5 
 

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум


Warning: Unknown: write failed: Disk quota exceeded (122) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/home/icgroup/.system/tmp) in Unknown on line 0