ПРИЗНАНИЕ ГОЛОСОВ

6.  Слышание голосов: опыт не пациентов

Мариус Ромм

Введение

В ходе нашего эксперимента (глава 2) мы встретили значительное число мужчин и женщин, которые слышали голоса, но никогда не были психиатрическими пациентами и не считали себя психически больными. Ни семья, ни друзья также не считали их из-за этого психически больными.

Познакомившись с этими людьми по следам телевизионной программы, мы были поражены, потому что, как большинство психиатров (и уж тем более непрофессионалов), обычно рассматривали любого, кто слышит голоса, как психически нездорового. Мы были вынуждены изменить это мнение, столкнувшись с уравновешенными, здоровыми людьми. Просто этим людям случается слышать голоса, не слышные для окружающих, и они воспринимают их, как приходящие извне.

Голоса, которые слышали такие люди, по критериям психиатрии определяются как слуховые галлюцинации. Это значит, что голоса, слышимые индивидуумом, воспринимаются им как чуждые. Слуховые галлюцинации, к несчастью, считаются показателем патологии, болезни; поэтому будет, пожалуй, менее вредно называть голоса экстрасенсорными восприятиями. Фактически это один из мотивов опубликования в данной книге опыта тех, кто слышит голоса, но никогда не чувствовал себя и не был отнесен к психически больным.

Другой мотив опубликования этого опыта – учиться у этих людей. Например, учиться обращаться с голосами так, чтобы не стать психически больным, а также узнать, как некоторые люди после трудного периода могут открыть в этих голосах источник вдохновения (то, что Юнг назвал призванием) или просто хорошего совета. Этот опыт многому научил нас – и тому, как люди могут справляться со своими голосами, и тому, как они могут справляться со своей жизнью благодаря процессу интеграции голосов.

Оказалось, что люди применяют пять основных принципов интеграции своих голосов:
строго придерживаться заведенного повседневного порядка;
сосредоточиваться на своих положительных свойствах;
познать себя и признать отрицательное в себе;
признать внешнее влияние, но полностью осознать, что нет ничего сильнее самого себя;
делать все возможное, чтобы найти поддержку и признание у своего окружения, и обсуждать с другими свои переживания.

Следующий мотив публикации этих сообщений – внушить, что реальная проблема заключается не столько в слышании голосов, сколько в неспособности справиться с ними (см. раздел о парапсихологии в главе 7). Приведенные здесь истории выявляют большие отличия в уровне овладения голосами, равно как и в индивидуальных системах взглядов.

Все семеро справились с признанием своих голосов. Примечательно, что они признали также существование другой, нематериальной сферы: все разделяют парапсихологические или спиритические объяснения своих голосов (см. раздел "Познание внутреннего голоса" в главе 7).

Первое сообщение

Прежде чем обсуждать, как повлияло слышание голосов на мою жизнь, позвольте представиться. Мне 61 год, я замужем, у меня есть сын, невестка, двое внуков. В течение многих лет, пока я была физически здорова, то успешно совмещала карьеру социального работника с ведением дома и семьи, теперь же получаю пенсию по болезни.

Я слышу голоса с детства. Они предсказывают будущее, а также дают мне советы и руководят мною. Иногда они говорят о других людях, например об исходе чьей-нибудь болезни. Хотя это бывает нелегко, я научилась принимать во внимание эти голоса, потому что они неизменно оказываются правы. Я отношусь к ним как к спутникам в путешествии. Я поверяю окружающим свои переживания, хотя это может создавать сложности.

Я получила первое четкое сообщение в девять лет. Мы жили тогда в портовом городе, и однажды на греческом танкере, стоявшем в порту на якоре, начались взрывы. Шум от первого взрыва был таким сильным, что донесся до моей школы. Мой отец был членом пожарной бригады и помчался на место происшествия. Весть о бедствии быстро распространилась по городу, и моя мать страшно боялась за жизнь моего отца. Мы были воспитаны как христиане, поэтому моя мать и я начали молиться за его жизнь.

Несколько часов спустя я услышала внутренний голос, который сказал: "Твой отец вернется", и я рассказала об этом моей матери. Как раз в это время зашли наши соседи и высказали опасение, что и сам танкер взорвется. Я ужасно боялась, но снова ясно услышала голос, который повторил: "Твой отец вернется". Это оказалось правдой: совершенно незнакомый человек вытащил отца оттуда, в то время как стоявший рядом с ним товарищ был убит упавшей железной стойкой.

Я помалкивала об этом инциденте, однако слышала голоса все чаще и чаще. Я была в недоумении относительно их значения (я не верила в духов) и не знала, сопротивляться ли им. В любом случае игнорировать голоса оказалось бесполезно. Они все время присутствовали, что я находила утомительным. Наконец, моей единственной надеждой на освобождение было довериться родителям. Они меня не поняли, но не смеялись надо мной; они слушали внимательно, но были не в состоянии посоветовать мне, что делать. Я считала невозможным смириться с этим затруднительным положением, но продолжала постоянно слышать голоса как до, так и во время второй мировой войны.

Когда я была ребенком, люди поражались моей уверенности, особенно когда я с большой убежденностью отвечала на их вопросы. Это выделяло меня среди других детей, а моя мать просто предполагала, что я рано развилась; к счастью, мои родители обращали мало внимания на чужие замечания. Сама я привыкла к этому феномену – я слышала голоса, которые открывали мне глаза и помогали формировать свое мнение.

Один такой пример касается моего дяди, который был одержим политикой и рассуждениями о том, как следовало воевать. Я слышала голос, который противоречил ему, и удивила всех, объявив, что война закончится падением Берлина. Моя мать заявила: "Ну, теперь я слышала все", а мой дядя отклонил мое заявление как детскую фантазию. В то время мне было 14 лет. Этот инцидент никогда не упоминался в семье; возможно, это правильно. Что касается меня, я научилась доверять своим голосам.

Другой случай времен войны произошел, когда после тяжелой бомбардировки моя подруга и ее родители переехали в Эд. В августе того года я и еще одна подруга навестили их. На загородной прогулке около замка Дорверс, вблизи Арнхема, мы шли по старой Римской дороге, когда я услышала звук приближающегося самолета. В этом не было ничего необычного в те дни, за исключением того, что не было ни зенитной стрельбы, ни сирены воздушной тревоги. Я остановила своих подруг, но они ничего не слышали. Когда мы возвращались домой по мосту через Рейн, я вдруг услышала, как голос сказал мне: "Вторжение союзных войск произойдет именно в этом месте". Я рассказала подругам о том, что услышала, но они ответили, что это типично для меня. Моя подруга повторила мое замечание своему отцу, который беспечно рассмеялся и сказал: "Вот детская глупость. Доберемся прямо: мы здесь на востоке в безопасности. Это вы, живущие вблизи морского побережья, должны беспокоиться". Он изложил свое видение продолжения войны. Я промолчала, хотя знала лучше. Когда произошло вторжение, информация моих голосов оказалась верной: вторжение началось именно на этом мосту.

Слышание голосов создает проблемы. Например, у нас на работе появился новый инспектор, уже знакомый кое с кем из моих коллег, включая моего будущего мужа, который был в восторге от его многочисленных успехов. Судя по тому, что коллеги мне говорили, я предвкушала встречу с ним. Однако, когда нас знакомили, хоть он и приветствовал меня тепло и очаровательно, голос заявил: "Он – дьявол". Затем произошло нечто невероятное: его лицо исказилось, как у дьявола. Это был очень трудный момент для меня, хотя я держалась спокойно и отвечала сердечно. Я упорно старалась не упоминать об этом инциденте из лояльности к моим коллегам, но в конце концов рассказала своему мужу. Он полностью принял мое объяснение, хотя это было совершенно несвойственно ему. Поскольку мои голоса не были для меня проблемой, а чем-то, во что я верила, он принимал их как часть меня. Это не всегда давалось ему легко. Позже мои голоса снова оказались правы: тот человек действительно был дьяволом.

В другой раз заболел один из коллег мужа. Муж рассказал мне, что тот переутомился, но со временем выздоровеет; у меня же возникло побуждение сказать: "Он умрет". Мы это больше не обсуждали. Мы регулярно навещали этого человека, близкого друга; через шесть недель его приняли в больницу, где он умер. Как вы поступаете с такой информацией? Мы решили не говорить о ней, а только принимать к сведению.

Я продолжала слышать голоса после рождения сына. Я рассказала ему об этом, когда он дорос до средней школы, и он усмотрел связь между слышанием голосов и тем, что у меня много знакомых. Он говорил своим друзьям: "Кажется, люди чувствуют, что у моей матери особый дар. Где бы мы ни были, даже на отдыхе, множество незнакомых людей подходят к ней и доверяются ей или спрашивают ее совета". Сама я так не считала.

После замужества я вернулась на временную работу, все еще слыша голоса. Мои коллеги не знали, как понимать мои переживания, когда я говорила о них.

Когда установили компьютер, я это приветствовала, но мои голоса неоднократно предостерегали меня, что применение компьютера будет угрожать доверию моих клиентов. Я беспокоилась, хотя система казалась надежной. Наконец, я настояла на применении для моих клиентов кода защиты; это смущало и утомляло администратора и поставило на мне клеймо упрямой и чрезмерно самоуверенной, что затруднило мою жизнь. Недавно, однако, коллеги заметили: "Мы подвергали опасности доверие наших клиентов, а Вы предвидели это".

Слышание голосов помогало мне в критические периоды как моей собственной жизни, так и в период болезни мужа. После того как я проработала двенадцать с половиной лет (важная веха в Голландии), администрация и все 123 сотрудника устроили в мою честь вечеринку. Исполнились два мои самые заветные желания: мне подарили золотые часы и серебряный туалетный набор. Когда я его принимала, стекло в ручном зеркале само по себе треснуло. Все были в шоке и предложили немедленно заменить его, но голос внушал мне, что я должна оставить все как есть. Мне не хотелось делать этого, но я настояла на сохранении зеркала. Через год я была вынуждена признать, что физически не могу больше работать. Было ли треснувшее зеркало предзнаменованием? Это было ужасное время, в течение которого я слышала много голосов, а также видела призрачную фигуру, когда ложилась в постель. Я пыталась рассеять призрак, но безуспешно. "Иди", – говорила фигура. Со временем я поняла значение этого: я должна была выковать свою новую жизнь. Я снова расцвела и, несмотря на недуги, я теперь даже более счастлива и успешна, чем когда делала карьеру. Можно ли это рассматривать как процесс роста и форму самореализации?

Другим трудным периодом для меня было, когда я узнала о возрастающем нездоровье моего мужа. Впервые я насторожилась во время отпуска в Греции. После короткого послеобеденного сна мы собирались посетить старинную церковь, когда голос сказал: "Разве твой муж не выглядит ужасно?" Я посмотрела на него, но не увидела ничего плохого. Я не могла сказать об этом мужу и должна была справиться с тревогой сама. После нескольких тревожных недель мы вернулись домой, а мое беспокойство продолжало расти. Я знала, что мой муж страстно желал посетить руины минойской цивилизации; под влиянием порыва я заказала как сюрприз путешествие на Крит. Муж был увлечен этим, но я по-прежнему беспокоилась, потому что голоса непрестанно предостерегали меня относительно его здоровья. Вскоре после нашего возвращения с Крита муж должен был спешно лечь в больницу, где была предположительно диагностирована опухоль. Он принял эту новость без надрыва, а я нашла в себе силы оставаться спокойной. Самовнушение, вы можете сказать. Когда мой муж был выписан из больницы, мы начали перестраивать нашу жизнь и, следуя совету врача, отдыхать и устраивать себе другие праздники. Мы поехали в Вену. Там однажды ночью я была разбужена не только голосом, но и смутной фигурой, говорившей выразительно: "Они разрушат здоровье твоего мужа. Ты должна бороться за него". Я была в тревоге, но мой муж мирно спал рядом со мной. На следующий день, когда мы с удовольствием бродили по лесу, голос повторил: "Борись. Они разрушат его здоровье". Вы можете себе представить, как я себя чувствовала?

Я была вынуждена покинуть Вену и сумела договориться со специалистом о локальной рентгенотерапии. Мой муж сам чувствовал, что ему становится хуже, ночами он испытывал страшную боль. Снова и снова я слышала, как голос повторял: "Борись. Они разрушат его здоровье". Вы можете себе представить, как это было болезненно для меня: должна ли была я причинять мужу дополнительное беспокойство? Наконец, я набралась мужества открыться ему. Он не спорил, так что я схватила телефонную трубку и условилась о встрече с его лечащим врачом. Рентгенотерапия и химиотерапия были отменены, и мы вместе успешно пережили это время.

Я никогда не переставала слышать голоса. Они навязчивы, но дружественны, они повышают мою осведомленность и являются моей неотъемлемой частью. Я больше ничего не буду говорить, но надеюсь, вы поняли, что я пытаюсь выразить. Я никогда не отклоняла голоса как сверхъестественные силы, магию, колдовство или что-нибудь в этом роде. Голоса преобразили мою жизнь, и я прошу вас принять во внимание этот факт.

Второе сообщение

В течение последних 14 лет я отдавал себе полный отчет в телепатическом контакте с голосом моего руководящего духа.
Когда этот диалог начался впервые, то в течение нескольких месяцев у меня было много различных паранормальных переживаний, таких как автоматическое рисование и живопись, ясновидение, предчувствия и исцеление с помощью того, что я называю магнетизмом. Хотя парапсихология была уже моей постоянной страстью на протяжении десяти лет, я всегда смотрел на нее только как на предмет изучения и никогда не предполагал, что это затронет меня лично. Теперь я без предупреждения был переключен с изучения паранормального феномена на его непосредственное переживание. Вначале было очень трудно признать, что я слышал голос, так как не слышал его буквально ушами; он как бы впечатывался в мое сознание; это была телепатическая связь. Иногда (например, в процессе автоматического письма) мне было трудно определить, происходило это на самом деле или это проекция моего воображения. В целом, однако, этот голос – мой руководящий дух – ощущался как моя неотъемлемая часть и был во мне от рождения.

С осознанием его постоянного присутствия моя жизнь получила дополнительное измерение, иногда обогащающее, временами беспокоящее. Оглядываясь назад, я вижу, что как пик переживаний, так и тяжелые болезненные испытания были частью феномена, и их надо было пережить. Первый год этого периода был особенно мучительным из-за чередующихся почти ежедневно взлетов и падений. Естественно, это сказывалось на жизни семьи, но я считал важным стараться вести себя как обычно, ибо нельзя было ожидать, что кто-то будет терпеть то, что вынужден испытывать я.

У меня часто бывало чувство, что на меня возложена невыполнимая миссия! Но снова и снова, когда я больше всего нуждался в помощи, то находил избавление, каким бы расстроенным себя ни чувствовал. Объяснение, которое дал голос о необходимости моего страдания, было таким: это было важно для моего воспитания и стоит мне понять, какую работу уготовил мне голос, как любое страдание исчезнет. Он объяснил: "Работа должна продолжаться, ты должен быть стойким; то, чему я должен научить тебя, – трудно". Несмотря на такое ободрение, мне было трудно принять мои испытания без того, чтобы время от времени не приходить в ярость. Жизнь казалась мне чрезвычайно тяжелой; но мужество и терпение было девизом, с которым я жил. Существенным было соблюдение режима.

После двух подобных лет я наткнулся на собрание сочинений, автором которых была Teresa of Avila. Жаль, что я не нашел его раньше. Эта книга подтвердила то, через что я должен был пройти, так как Тереза прошла похожий путь. Она предназначила эту книгу как путеводитель для тех, кто ищет Бога. Она написала о проблемах, с которыми столкнулась из-за слышания голоса: ее предостерегали окружающие, что это была работа самого дьявола, и эта клевета заставила ее сомневаться в существовании Бога, как это случилось со мной. В своих книгах Тереза описывает путешествие, пронизывающее семь обителей внутренней твердыни. Достигнув седьмой, человек входит в контакт (через голос, который он переживает) с Богом и наполняется жизнью.

Она говорит о седьмой обители так:
Быть скрипкой Бога – это не то же самое, что играть на скрипке для Бога. Сейчас он занят совершенствованием окончательной композиции. Он может завершить это, когда скрипка в Его руках, когда я предалась ему не частично, а целиком.

С помощью этого чтения я могу теперь предложить другим несколько кратких советов из моего собственного опыта:

Выбирайте добро, свет, Бога. Сделав свой выбор, не позволяйте ничему и никому отклонять вас от прямого пути. Больше всего верьте, что любые страдания будут способствовать росту Вашей души.

Думайте положительно. Это спасало меня долгое время, особенно когда трудные времена могли одолеть.

Занимайтесь созиданием. Чтобы избежать депрессии, твердо выразите свои жалобы (например, через вашего ведущего) и просите о помощи свыше. Используйте всю энергию, которую Вы тратили на рыдания, и начинайте применять Ваши силы творчески.

Почаще общайтесь с природой. Природа – это осязаемое присутствие Божества. Когда Ваша душа мучается, у природы есть собственные целительные силы.

Будьте проницательны и бдительны. Проницательность, особенно вначале, очень важна для распознания голоса. Это заставит Ваш дух бодрствовать. Вы не должны быть пассивным инструментом.

Будьте осмотрительны. Избегайте болтовни в семье, с друзьями и знакомыми о Вашем опыте слышания голоса. Старайтесь вести по возможности нормальную жизнь, как бы трудно это ни было. Общайтесь с душами, подобными Вашей, которым Вы можете доверять; только они могут постичь Ваши переживания.

Полный расцвет души – все вращается вокруг этого. Душа должна стать совершенной прежде, чем может совершиться единение с Богом. Ее очищение представляется как целью, так и средством; мой голос выражает это так: "Стремление к единению с Богом включает страдание как его предпосылку и вечную любовь как его результат".

Дополнение, написанное три года спустя
За несколько последних лет я нашел безграничную поддержку в мистических работах John of the Cross, современника и друга Терезы. Он также был кармелитом. Его произведения теперь доступны в сборниках "Ascent of Mount Carmel"(Крутизна горы Кармель), "Dark Night of the Soul" (Ночной мрак души) и "Living Flames of Love" (Живой огонь любви). Эти три работы показывают, как достичь единения с Богом. Teresa описывает, как проникнуть в семь обителей внутренней твердыни, a John разъясняет этот процесс. Его работы поддерживали меня в критические периоды.

Парадоксально, но верно, что человек должен страдать ради достижения этой точки: страдание содействует духовному росту и ведет к познанию всевозрастающей божественной любви, которая безгранична; страдание закаляет душу, дух, разум и тело.

Голос, который даже теперь я все еще не воспринимаю на слух, помогает мне в этом процессе различными способами; я даже чувствую временами, что он несет меня. Иногда я нахожу, что дела вершатся не на человеческом уровне, в иные моменты кажется невозможным упорно продолжать, и в самом деле, я не мог бы это делать без поддержки.

В наши дни страдание обычно отвергается и рассматривается как бессмысленное, как нечто, чего надо избегать любой ценой. Однако страдание имеет функцию, о которой не имеет представления большинство людей. John of the Cross резюмирует это в своем произведении: страдание ведет к очищению, и появляется новый духовный человек, который может вечно наслаждаться присутствием Бога.

Ссылки
Collected Works of Teresa of Avila (1976); ICS Publications, Institute of Carmelite Studies, Washington.
Complete Works of St. Teresa of Jesus (1975); Sheed and Mard, London.
John of the Cross: Ascent of Mount Carmel (1983) Burns & Gates, Tunbridge Wells.
John of the Cross: Living Flames of Love (1987) Bums & Gates, London.
John of the Cross: Dark Night of the Soul (1976) Burns & Gates, London.

Третье сообщение  (Anna Hofkamp)

Я паранормально одарена в области яснослышания, ясночувствования, интуиции и, в меньшей степени ясновидения. С тех пор, как я себя помню, у меня был по крайней мере один, а позже несколько внутренних голосов. Мои самые ранние воспоминания относятся к детскому саду. В то время во мне были две личности: обыкновенная детская личность, которая развивалась обычным образом, и полностью развитая личность. Голос, который я слышала, соответствовал той личности, которая преобладала, разговаривая детским языком с ребенком и взрослым языком – со зрелой личностью.

В детстве это не вызывало у меня вопросов. Мои две личности сменялись резко, без перехода. Внутренний голос, я думаю, не был безразличен к перенастройке; характер голоса определенно менялся. Обычно он предостерегал мою детскую личность от определенных действий, таких как опасность игры возле канавы. Мою взрослую личность он, например, предостерегал от упоминания о том, что я слышала голос, так как это могло быть неправильно понято, или объяснял, почему учитель поступил определенным образом. Разница в тоне была такой явной, что это остается ярким воспоминанием по сей день. По мере моего роста взрослая личность бледнела, пока не удалилась совсем, когда мне было около десяти. Голос остался как ангел-хранитель и одновременно лучший друг. Он был всегда узнаваемым, иногда предостерегающим, иногда утешающим и всегда любящим.

Когда я училась в средней школе, голос однажды мне очень помог: он снабдил меня всеми ответами на контрольной по голландскому языку. Вот идеальный способ списывать тайком ни один учитель не определит это! К несчастью, когда я ждала такой же помощи на контрольной по немецкому языку, этого не случилось, и я до сих пор вспоминаю, что едва получила оценку "3". Из этого случая я сделала вывод, что не должна полагаться на помощь голосов в том, в чем едва способна разобраться сама. Нельзя становиться зависимой от голосов, а тем более от лени.

На самом деле я уже и прежде клялась не эксплуатировать голос таким образом, но люди быстро забывают такого рода решения, когда им это удобно. Удар линейкой, который я получила в наказание за плохо выполненный немецкий, был суровым напоминанием об этой клятве. Случай был назидательным для моего внутреннего "я". Годом позже у меня был подобный случай: во время игры в карты я точно слышала, какую карту придержать, а какую сбросить. В результате я всегда выигрывала. Потом я осознала, что это нечестно, и перестала следовать советам голосов. В результате я проигралась полностью. Даже теперь я не получаю сообщений, что делать, если это касается денег.

Мое общение с голосом продолжалось таким образом годами. Как ребенка он иногда предупреждал меня, например, что пора идти домой или я опоздаю; как взрослую – предостерегал от того, чтобы остановиться в определенной гостинице. Я всегда оставляла за собой выбор, следовать ли его совету, но на поверку голос всегда оказывался прав. Иногда он играл роль учителя, объясняя, что произошло со мной, особенно до шести или семи лет и снова после 26. Иногда его совет был очень практичным, например о том, смогу ли я найти место для парковки или надо ехать поездом.

Поскольку я выросла с голосом, то я воспринимаю его не как внешний феномен, а как часть себя. В этом отношении он подобен совести, хотя, когда возникает проблема, человек не может просто игнорировать его. У меня не возникло в связи с этим реальных трудностей, но я вполне понимаю, что это скорее исключение, чем правило.

В 1976 году я взяла курс духовной психотерапии у одного англичанина по фамилии Beesley. Я научилась у него многому о человеке как о духовном существе и о реинкарнации. Такие явления должны рассматриваться как паранормальные. Так много людей сегодня выступают против паранормали, что это стало почти обычным. Среди прочего я узнала о важности слышания одного или более голосов. Они могут быть внутренними руководителями, но это не всегда так существуют также и отрицательные голоса. (Эти голоса могут происходить от умершего, но могут быть и проекцией собственного бессознательного.) Отрицательные голоса обычно играют на страхе или на других отрицательных эмоциях. Бессознательное очень сложно и – как в обычном мире – может быть источником как мерзости, так и любви.

По окончании курса я заметила, что характер голоса начал меняться. Например, в одном случае он настаивал, что я не должна больше курить или есть мясо. Я была оскорблена и возражала, что это моя жизнь, и я буду курить, если захочу. Тогда любящий, нежный голос ответил: "Я твой внутренний советник". Я была изумлена этим и сидела с открытым ртом, уставившись в пространство. С тех пор прежние голоса исчезли, а этот остался.

С 1976 года этот голос, мой духовный наставник, дал мне много философских уроков, уроков жизни. Среди прочего я научилась работать с положительным и отрицательным и с золотой серединой между этими двумя полюсами.

Конечно, замечательно иметь такой голос и такого компаньона, но это не всегда легко. Будучи настолько поглощенной мыслями, слишком легко потерять связь с реальностью. В какой-то момент я почувствовала себя разрывающейся между двумя мирами: я была связана с Академией социальных наук, атмосфера и требования которой были на совершенно другой "длине волны", чем мой внутренний мир, и этот конфликт стал таким трудным, что в результате я утратила интерес к обеим сферам. Я стала больной физически и была полностью лишена энергии, хотя симптомы были довольно неопределенными, и доктор ничего не мог сказать о них.

Через одного знакомого я связалась с Zohra (Mrs. Bertrand- Noach), которая читала лекции и писала книги, полученные ее духовным сознанием. Когда я училась у Zohra (1982-1988) и размышляла над ее учением, то была поражена тем способом, которым она сумела пролить свет на моего внутреннего советчика; она была единственным человеком, который смог исследовать и разъяснить мой опыт. Ее подход можно было бы назвать психософией: "психо" означает "душа", а "софия" – "мудрость". Это средство контакта с собственной мудростью и силой.

Эта женщина помогла мне тогда и с тех пор помогает соединять духовное с повседневной жизнью и узнавать, когда не следует заниматься этим. Когда я разрывалась между двумя мирами, эта дилемма лишала меня энергии. Я не могла с этим справиться, пока, наконец, не осознала свое слабое место: мои отношения с другими людьми. Невидимый мир, его голоса и образы – все было хорошо знакомо мне и не давало поводов для беспокойства. Я училась приспосабливаться к этому, объединяя элементы, с которыми я согласна, и отвергая вежливо, но твердо то, с чем я не согласна. Это зачастую может быть тяжело, особенно когда страх берет верх и всем правит. Дело не в самом голосе, а в пронизывающей, вселяющей ужас угрозе при возникновении отрицательных обстоятельств. Поэтому нужно воспитывать положительность и таким образом становиться сильным; это дает уверенность и помогает тем из нас, кто склонен легче поддаваться воздействию отрицательных сил.

При попытках понять феномен слышания голосов может быть трудно найти логическое объяснение их сути. Возможно, легче прочувствовать этот феномен, рассмотрев обстоятельства, при которых голоса проявляются. Мистер Bosga в разделе о парапсихологии (см. главу 7) ссылается на британского эволюционного психолога Spinelli, который создал гипотезу, что до тех пор, пока человек имеет стабильную индивидуальность, он будет более чувствителен к искаженным восприятиям. Его наблюдения получены главным образом при работе с детьми. Лично я заметила, в частности, что людям с проблемами идентификации личности трудно осваивать паранормальный феномен. Я полагаю, когда дело касается паранормальных явлений, первостепенную роль играет формирование собственной личности, любовь, понимание самого себя и полное принятие себя со всеми своими недостатками. Это верно для всех. Там, где отсутствует чувство собственного достоинства, индивидуум легко поддается внушению и может легко подпадать под чужое влияние. Это особенно относится к слышанию голосов, которые могут отдавать абсурдные приказы или угрожать, либо вызывать в воображении смущающие картины, возбуждая таким образом чувство вины и необъяснимого страха. Единственная ценность, которую я вижу в отрицательных голосах и образах, это то, что они обнаруживают слабые места в бессознательном личности и ясно доказывают, что в нашей жизни есть намного больше, чем пять чувств; это важная истина, которая может привести нас к большему самопроникновению и самопознанию.

Вот простое упражнение, которое, по моему опыту, может помочь в увеличении силы и позитивности.

Постарайтесь расслабиться и представьте, что в вашем сердце горит огонь, излучающий свет и тепло. Этот огонь не должен быть большим, а именно такого размера, какой подходит вам. Знайте, что свет и тепло – это источники силы, вливающие в вас жизнь. Они излучаются вашим сердцем, наполняют вашу кровеносную систему и распространяются по всему вашему телу. Вы чувствуете себя очень спокойно в этом тепле. На этот огонь не может воздействовать что-то вне вас, и он находится под полным вашим контролем; он не может быть погашен, а будет существовать всегда. Это источник вашей силы, энергия, которая позволяет вам быть тем, кем вы хотите быть. Дайте свету и теплу разлиться по вашему телу и почувствуйте, как это укрепляет вас.

Вы можете повторять это упражнение так часто, как это необходимо. Не беспокойтесь, если в первое время вам покажется, что оно у вас не получается. Практикуясь, вам будет все легче концентрироваться, а ощущение света и тепла будет все сильнее.

По-видимому, в настоящее время существует волна особого интереса к различным формам контакта с невидимым миром как положительным, так и отрицательным. В результате этого положительные силы, влияющие на нашу жизнь, усиливаются: у меня самой есть негативы, успешно побежденные позитивами. Это дорога вперед. Ясновидящий часто ощущает страх в форме огромного колючего крюка: после каждой победы над страхом крюк выпрямляется, становится светлее, менее прочным и меньше цепляется. Вы действительно чувствуете того, кто зажигает свет.

Я не верю, что проблемы слышания голосов могут быть решены путем отрицания или подавления – это может даже ухудшить дело. Слышание голосов имеет свою положительную сторону, пока вы твердо придерживаетесь собственного мнения. Заключите договор с собой: если голоса хотят, чтобы вы что-то сделали, попытайтесь попросить их повторить это трижды. Если их требование или совет достаточно важны, они будут повторены, хотя на это может потребоваться несколько недель. Между тем помните: когда все сказано и сделано, то это ваша жизнь, и вы ответственны за нее. Не нужно позволять голосам руководить собой, но можно вступить в диалог с ними – ничто не может остановить вас в этом. Если вы относитесь к голосам с уважением, они тем более будут уважать вас.

Последнее слово: чем лучше мы научимся управлять нашими эмоциями, тем светлее и положительнее будет становиться окружающая атмосфера. Это станет косвенным образом питать души умерших и другие силы, давая им возможность приблизиться к их собственному свету. Пока не затронуты беспокоящие чувства, слышание голосов совершенно удивительно. Всем, кто слышит голоса, я желаю много любви и мудрости в работе с ними.

Четвертое сообщение

Все началось с призрачного вестника, который явился нам в саду, чтобы (я об этом знал) объявить, что время пребывания Марка с нами почти исчерпано. Марку, моему сыну, было тогда 28 лет, и он страдал от болезни Ходжкина (Hodgking disease – рак лимфы шейных желез). Этот вестник был очень милый и обходительный; огромный, с темным цветом лица и с внешностью, внушающей уважение. Он передавал сообщения телепатически: я понял его без единого слова.

Когда Марк боролся со смертью, я видел, как его астральное существо отделилось от тела: пар в форме спирали вылетел из его рта. Когда Марк немного поправился, этот пар осел вокруг его головы. Были другие периоды, когда я не видел ничего, и тогда Марк на короткое время приходил в себя. Это тонкое тело позже появлялось в нескольких различных обликах, и это было прекрасно.

Когда Марк ушел от нас, я оказался окружен шумами, скрипами и тому подобным. Когда я рассказывал об этом, люди говорили мне, что все дома скрипят и производят различные шумы, но я знал, что это нечто совсем иное. Позже произошел случай, после которого друзья были вынуждены согласиться с моим объяснением, и это меня обрадовало. Я теперь получил подтверждение того, что не одинок. Я знал, что множество полученных мною знамений и предостережений могли приходить только от Марка: они были такими ясными и чудотворными.

Однако шумы продолжали беспокоить меня. Это дошло до того, что я не мог отважиться лечь спать: как только я начинал дремать, шумы появлялись самым громким и наихудшим образом. Это продолжалось некоторое время. Но однажды ночью, совершенно измученный, я неистово обругал их и отвернулся от них. С этого момента я всегда засыпал долгим глубоким сном. Я сопротивлялся страху и всякий раз, когда слышал скрипучий или резкий шум, прямо обращался к нему и требовал не нарушать моих прав. В результате и страх, и шумы постепенно исчезли.

Я хотел понять смысл происходящего и после долгого поиска встретил женщину Simone van Vel, медиума. Она сразу же сообщила мне, что сын и я находимся в телепатической связи. Через нее Марк известил меня, что в течение нескольких месяцев я пройду обучение, после чего буду все понимать лучше. Это казалось поразительным и неправдоподобным, но я очень хотел верить, что Марк существует, здоровый и счастливый! Тем не менее мне не хотелось цепляться за надежду, основанную на чистой иллюзии. Я был исполнен решимости узнать больше, и это побудило меня продолжать поиск.

Я прошел курс самосовершенствования у этого же медиума: она учила меня сидеть у стола со свечой и фотографией сына и записывать все, что придет мне в голову. Я пытался, но ничего не получалось. Слышал ли я просто свои слова и мысли? Но это было бы слишком примитивно. Позже, однако, я осознал, что сообщения действительно были переданы и получены. К моему огромному удивлению, я оказался в положении принимающего сообщения из другого мира, где мой сын сейчас пребывает и где все продолжают существовать после расставания с земным телом.

Во время курса обучения мы научились совершенствовать применение своих органов чувств и я осознал, что всегда вникал в будущее. Теперь я знаю, что был более восприимчивым, чем большинство, и у меня даже в детстве были эти способности, которые вызывали некоторые сложности в отношениях между мной и моими родителями, хотя, думаю, они со временем поняли, в чем дело. Я всегда восставал против положений, самоочевидных для меня, но невидимых и неизвестных для других. Тогда я воспринимал их неспособность разделить мое понимание просто как проявление недоброжелательности.

Я всегда считал своих родителей и окружающих намного более приятными, мягкими, добрыми, а главное, более здравомыслящими и мудрыми, чем я. Поэтому мне было трудно понять, почему они иногда делали то, что мне казалось грубой ошибкой. Казалось, они действовали так из чистого упрямства и по злой воле, нанося вред мне и другим детям. Я всегда удивлялся, как я мог в шестилетнем возрасте, учитывая мой ограниченный жизненный опыт, так хорошо понимать, как должен поступать взрослый. Теперь я понимаю, что воспринимал все из другого измерения.

Я понимаю теперь, что-то, что я называл совестью, голос, который был со мной всю мою жизнь, это был мой Высший Помощник (как я теперь обращаюсь к нему). Он помогал мне в обстоятельствах, которых другие (как они говорили мне) не вынесли бы. Эта сила руководила всей моей жизнью без моего ведома. Глубоко в каждом из нас лежит эта часть нас самих, она является истинным источником мудрости и знания, ожидающим своего применения. Термины, которые мы выбираем, чтобы описать эту силу, зависят от нашего личного взгляда на жизнь.

Так начался медленный и трудный процесс моего роста, изучения всех аспектов сверхъестественного, главным образом его чудес и красоты; хотя и с перерывами, я все же продвигался вперед. Тем временем я учился контактировать с Высшими Существами, сознательно выявляя лучшее в себе, достигая высшей точки в радостных вибрациях, ощущаемых всем моим телом. Я научился закрывать свою ауру, так что только Высшие Существа могли влиять на меня. Это значило, что я не был во власти низших, земных влияний, которые имеют свои духовные нужды и требования и поэтому не могут предложить ни понимания, ни руководства.

Этот процесс радикально изменил меня. Через несколько лет мои взгляды на жизнь и смерть, людей и общество изменились настолько, что все привычные представления были поставлены под вопрос. Но прежде чем я узнал об этом сам, я вступил в контакт с сетью поддержки, что дало удивительные результаты.

Я был также наделен проницательностью, которая, до известной степени, ведет меня для моего наибольшего блага вплоть до сего времени. Это свежее видение людей и мира содержит глубокую жизненную философию, которая дает возможность каждому выполнять свое назначение на самом глубоком уровне, сущность которого он способен постичь. Мы все можем черпать из нашего внутреннего источника энергии, чтобы в полной мере реализовать себя и быть избавленными от испытаний стрессом и болезнью. Каждый из нас способен осознать собственную внушаемость и научиться выполнять свое предназначение, совершенствуя свою истинную сущность.

Я научился помогать людям, получая определенным образом советы Помощников, которые есть у каждого из нас. Я обнаружил, что если был переутомлен, обеспокоен и подавлен, то не мог работать. Я осознал, что если занимался людьми, которые были полны страха, тревоги или смятения, то их эмоции выводили меня из строя; я должен был встретиться лицом к лицу с реальными трудностями и научиться быть проницательным. При таком широком общении я должен был научиться сохранять равновесие и определять, на правильной ли я длине волны.

Способность проведения контакта сознаний в большой степени зависит от собственной внутренней силы. Во-первых, я всегда изумлялся неожиданной встрече с другой личностью. На каждого из нас воздействует внутренняя сила других; это связывает нас с Землей и является той сферой, из которой приходят все решения, определяющие наши земные жизни. Но при наличии достаточно сильной воли мы можем научиться оправдывать ожидания и требования сверхъестественного и сотрудничать с ним. При этом никто не должен использоваться как автомат, иначе невозможно создать противодействующую силу. Существенно также сохранять полное сознание собственной индивидуальности, не закрывая глаза на свои недостатки и несовершенства, так как это может сделать нас слабее.

Когда человек начинает доверять людям, то приобретает совершенно новый круг друзей, но скоро узнает, что все же не каждый открыт для таких отношений. Я должен согласиться, что если бы не моя предрасположенность к этому в связи со смертью сына, я мог бы не стать сторонником такого расспрашивания и даже сопротивляться этому довольно активно. Поэтому я проявляю уважение к мнению друзей и других людей и не настаиваю на своей точке зрения. Когда они оказываются в трудном положении, то достаточно быстро сами все понимают.

Я заметно продвинулся, но время от времени должен был прерывать эту работу из-за страшной усталости, а иногда мне просто хотелось все бросить. К тому же я очень опасался, что мог ошибиться и даже создать новые проблемы для тех, кто приходил ко мне со своими нуждами. Меня чрезвычайно согревало большое доверие людей ко мне, особенно потому, что поначалу сам был очень нерешительным. Довольно странно, но мои предсказания всегда сбывались – если не сразу, то со временем. Я предлагаю людям делать краткие записи или записывать все происходящее на магнитофон, а потом сообщаю им то, что слышу, насколько можно буквально и честно; я озабочен (как для себя, так и для них) тем, чтобы быть максимально ответственным. Меня всегда волнует, когда, предположим, через много лет люди рассказывают, что мои сообщения исполнились и помогли им.

Благодаря конференции, проходившей в Маастрихте, я познакомился с Pathwork и с различными другими организациями. Pathwork и пояснения, которые дала Eva Pierrakos, имели много общего с моими собственными познаниям. В целом ее взгляды и язык, который она использовала, согрели мою душу; до этого я не встречал никого, кто развил бы собственный подход к этому вопросу. Ясно без слов, что я искренне рекомендую книги и статьи этого замечательного медиума. С их помощью я поднялся на новую ступень в своем развитии и могу теперь работать с людьми более уверенно.

Таким образом, мое наибольшее достижение, в конечном счете, – это развитие большой внутренней силы; хотя мне помогали и мною руководили, но необходима была и моя инициатива, которая воодушевляет на дальнейшее совершенствование. Импульс к действию должен идти изнутри; я должен взять на себя риск и ответственность за то, что пускаюсь вперед. Те, кто прошел этот путь, знают, что это значит: ловушки, муки, новые старты. Но благодаря этому можно научиться обретать мужество продолжать начатое дело.

Пятое сообщение

Я хочу сказать вам с самого начала, что мне повезло: меня никогда не смущали голоса, которые я слышу. Это не потому, что я какая-то героиня, а потому, что читала о слышании голосов прежде, чем это случилось со мной; чтение и разные происшествия подготовили меня к этому феномену.

Эта фаза в моей жизни началась в 1979 году. В то время я перенесла тяжелый кризис и была в отчаянии; что бы я ни делала, мне представлялся обвинительный плакат, говоривший, что я ни на что не годна. Такое осуждение обрекает на безнадежность, и я обратилась за помощью к психотерапевту.

Теперь я понимаю, что благодаря его вниманию я обрела ощущение здоровья. Он спрашивал: "Чего вы этим достигаете?" или "Почему вы допускаете это?" Я не могла понять, как он чувствовал, когда я должна была принимать решения, задевавшие меня. Он поставил меня на ноги. Он помог мне развить способность делать сознательный выбор, взвешивать "за" и "против" каждого решения, брать на себя ответственность за последствия моего выбора, включая неприятности. Все это было совершенно ново для меня.

Однажды, после того как я рассказала о себе, врач предложил мне кое-что почитать и дал мне с собой девять отпечатанных на машинке страниц под названием "Лекция 60". Это было сообщение об одном аспекте психологического развития. Я была поражена проницательностью, которая осветила мою собственную негативную позицию. Все это было и остается очень ясным для меня, но описать это здесь все еще очень трудно. Я могла понять этот текст как в интеллектуальном, так и в эмоциональном плане. Примеры показывали, как работать над самосовершенствованием. Мне было 43 года, но я никогда не читала ничего такого высокого уровня, поэтому, естественно, я спросила моего врача, кто это написал. Он сказал мне, что автор этой лекции Eva Pierrakos, но это не ее собственные слова; что она медиум, может впадать в транс и становиться выразителем другой личности или спиритического сознания. Я совершенно не верила в такие вещи и сказала об этом, и мы больше к этому не возвращались. Однако я продолжала читать обо всем этом. Всего было 260 лекций, рассматривающих каждый мыслимый аспект человеческой психологии. Мало-помалу я начала интересоваться тем, действовали ли духи на самом деле. Пару лет спустя мое внимание привлекла книга, написанная Jane Roberts; она также могла впадать в транс и разговаривать от имени духов. Обе женщины произвели на меня впечатление совершенно нормальных; например, им нравилась дискотека, они любили сладкое; радовались, лежа на солнце и попивая вино. Это показало мне, что они – обычные люди, но они были способны также на нечто экстраординарное.

Jane Roberts было всего 32 года, когда она впервые услышала голос в своей голове. Ее реакция была положительной, но ей хотелось убедиться, что это не было ни иллюзией, ни продуктом ее подсознания или ее бессознательного. Поэтому она потратила год, испытывая этот голос, и написала об этом в своей книге "Seth Speaks" (Говорит Сет). Она, ее муж, а также другие причастные к этому люди убедились, что она действительно может говорить от имени существа по имени Seth. Позже я прочитала подряд пять других книг о ней и о Seth. Было поразительное сходство между ее сообщениями и тем, что сообщала Eva Pierrakos, у которой тоже был Ведущий, говоривший через нее. За это время я отказалась от неверия в спиритические существа.

Не помню, в какой именно книге я нашла это, но Seth предложил упражнение на расслабление, помогающее осознать свои скрытые способности. Я делала это упражнение и через некоторое время увидела или почувствовала образ перед закрытыми глазами; я сразу поняла, что это было предупреждение о мысли, которая должна прийти мне в голову. Я была приятно удивлена, так как это означало помощь в психологической сфере, в которой я практиковалась. После этого я полтора года осваивала мысль, что есть люди, способные на подобные опыты благодаря помощи и упражнениям. Постепенно появлялось больше образов, потом – слов. Я скрывала все это в себе, так как это было очень личное. Я, конечно же, побаивалась, что некоторые сочтут меня странной. Когда позже я доверилась тем, кто был спиритически развит, мне пришлось убеждать их, что эти переживания не всем доступны. Некоторые называют этот феномен "быть каналом".

Мне трудно сказать, слышу я слова или чувствую их. Иногда они кажутся приходящими очень издалека; часто я понимаю их немедленно, в иногда – нет. Я всегда точно знаю, что некоторые сообщения рождаются не в мире моих собственных мыслей, так как размышление ощущается иначе. Мои опыты этого периода в наихудшем случае были неожиданными, но в них никогда не было ничего пугающего. Применявшийся язык был довольно формальным и не был похож на мою собственную речь; содержание обычно было таким, к которому я сама никогда бы не пришла: идея, намек, совет или ответ на что-либо удивляли меня. Источник знал меня лучше, чем я сама, и я подозревала, что у меня нет секретов от него. Я находила это странным, и мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к этому.

Примерно через полтора года положительных опытов случилось нечто совсем новое. В одно воскресное утро два года назад я вдруг ощутила шум возле лба, сопровождаемый длинным потоком слов, предсказывающих ужасное событие. Все это было совершенно неожиданно, меня охватила паника, и я не хотела верить в случившееся. Вначале я думала, что, возможно, это мне показалось, но потом решила, что лучше отнестись к этому серьезно и что-то предпринять. Я была как потерянная, пока не вспомнила о Seth. Я достала одну из его книг, чтобы посмотреть, не предлагал ли он, как рассеять такие отрицательные мысли с помощью воображения или физических упражнений. Это было совершенно ново для меня, но, к счастью, я была одна, и не было опасности выглядеть глупо в чьих-либо глазах. В этих книгах Seth действительно дает указания, как вырвать с корнем и выбросить такие отрицательные мысли, и я немедленно выполнила его совет. Я вернусь к этому позже.

Моя реакция после этого была яростной – меня не должны использовать для подобных целей. Кипя от возмущения, я выполнила действия, рекомендованные Seth. Инцидент казался исчерпанным, но вскоре стало ясно, что это было только началом целой серии подобных эпизодов. Я не могу вспомнить, как часто это случалось, но некоторое время я была поглощена этим. Было несколько голосов: грубый мужской голос в моей голове или как раз за мной; назойливый пронзительный женский голос, громко шепчущий в моей груди или возле меня слева, или надо мной справа; и гнусавый голос, хихикающий и смеющийся надо мной. Они могли возникать по одному или вместе и давать вредные команды или делать глупые замечания. Они делали также остроумные наблюдения, некоторые очень проницательные, другие безжалостные, которые точно попадали в цель и были очень болезненными. Я была ошеломлена утонченным, острым интеллектом одного из них. Каждый имел манеры, которые я узнавала в себе. Приводило в замешательство, когда хороший совет давался с неприятным воем или отвратительное замечание делалось в дружественном тоне. Я терялась, не зная, что делать и чему верить. Я всегда предпочитала уверенность неуверенности и отказывалась делать что-либо, если сама не была убеждена, что поступаю правильно; если я чувствовала что-либо неправильное, то вежливо, но твердо (иногда сердито) отсылала вестника обратно к его друзьям. Если я сомневалась, то говорила, что не уверена и должна подумать, а вестник пока должен оставить меня одну. Тогда голос всегда оставлял меня. Я знала, что даже будучи испуганной, не должна никогда просить объяснение или действовать из страха. Я обрела уверенность в том, что было бы смешно считать, будто голоса могут верховенствовать надо мной. Я никогда не задавала вопросов, которые бы поощряли их, так как была убеждена, что имела дело с потенциально опасными силами. Этого я боюсь.

Главный вопрос для меня – как обращаться с непрошеными и нежелательными визитерами. Со временем я увидела, что есть взаимосвязь между характером моих мыслей и типом визита, которого я могу ожидать. Всякий раз, когда меня занимают отрицательные мысли, возникают отрицательные голоса. Хотя я знаю об этом, но иногда забываю. Две недели назад я была чрезвычайно сердита на кого-то и большую часть дня ворчала. В тот вечер я была дома одна, когда вдруг пронзительный голос закричал: "Алло, дорогая!" В тот же миг я увидела два больших горящих глаза, пристально смотрящих на меня, и почувствовала, что моя энергия разлетается во все стороны, как будто я взрываюсь от испуга. Я знаю по опыту: если я ничего не сделаю, то буду беспокойна и совершенно разбита несколько дней, буду с напряжением реагировать на людей и события и лишусь способности сосредоточиться.

Я решила сделать что-нибудь с этим, используя совет Seth. Я доверяю ему и не знаю никого более компетентного в том, что делать с голосами в моей голове. Сам он всегда появляется как голос в чьей-нибудь голове. В тот день, излучая много негативной энергии, я привлекла зло. Я знала, что из-за моей внутренней негативное(tm) возникло зло, но сама я – не зло. Поэтому, когда в то воскресенье я услышала голос, то сейчас же решила не отождествлять себя со злом ни в себе, ни в других, ни вокруг себя. Я отбросила зло от себя так далеко, как смогла. У Seth я научилась делать телодвижения, которые дают мне силу и возможность произнести: "Ну вот, все". Потом я выкрикиваю вестнику: "Иди к своим друзьям, ты не можешь оставаться со мной".

Теперь я знаю, что люди несут в себе не только зло, но и добро и свет. Есть высшее существо, источник тепла, состоящий из чистой положительной энергии, и это благодаря ему я принимаю конструктивные решения. Я всегда знала, что при всех моих недостатках я на самом деле хороший человек. Ребенок трогает меня, потому что он излучает непорочность. Моему открытию добра преграждали путь ложные концепции, отрицательные толкования и тому подобное, но я решила: что бы ни случилось, я буду развивать в себе добро. Лично я делаю это, наполняя мои мысли образами света. Я вдыхаю свет через темя, пока он не заполнит все мое физическое существо. Это снимает напряжение и дает мне ощущение удовольствия, и я продолжаю вдыхать, пока не почувствую, что как будто улыбаюсь изнутри. В то же время я думаю об источнике внутри меня и произношу короткие фразы утверждений, такие как: "Я живу в безопасном мире", "Я достойный человек", "Мне нравятся люди, и я нравлюсь им". Немного погодя я чувствую, что моя энергия снова течет, и я наполнена внутренним покоем. Иногда я ощущаю отдаленный грохот на заднем плане и возвращение угрожающего беспокойства, но останавливаюсь только когда все вокруг меня мирно; это может занять от 2 до 20 минут в зависимости от того, насколько я могу сосредоточиться. После этого я снова могу мыслить ясно, без эмоциональной тревоги.

Это я освоила, но моя работа еще не закончена. Как я говорила, существует связь между моими отрицательными мыслями и отвратительным поведением голосов, и я, понятно, боюсь встречи с этой реальностью. Мы, люди, предпочитаем не верить, что сами можем быть виновны в наших жизненных неприятностях. Все мы любим приятное, а мерзость не привлекает никого. Тем не менее... Это хорошо известно в Pathwork.

Вот как я вижу этот вопрос. Всякий раз, когда я отсылаю зло прочь, то на некоторое время успокаиваюсь, но раньше или позже оно в той или иной форме возвращается в мою жизнь. После второго года нашей жизни мы строим внутренние убеждения – смесь положительного и отрицательного, истинного и ложного. Отрицательное – это обида, страх, подозрение, недоверие, ненависть, жестокость и другие пагубные побуждения. Жизненные переживания и другие впечатления всегда истолковываются, правильно или неправильно, на уровне бессознательного; ложные понятия, которые остаются неосознанными, создают нам проблемы. Ибо то, что не осознается, недоступно для нас и не может быть проверено реальностью. Мы слепы относительно путей, которыми наши ложные понятия расходятся с реальностью, которая изменяется от индивидуума к индивидууму в той степени, в какой разнятся наши жизни. Так, одному везет в любви, но он без гроша, а у другого все наоборот. Мы реагируем согласно нашим умозаключениям и одновременно создаем собственное излучение, которым мы притягиваем подобных людей, события, а также голоса. Поэтому каждый в школе Pathwork работает в соответствии с тем, каким он себя видит, независимо от того, слышит ли он сейчас голоса. Коль скоро мы осознаем наши разрушительные побуждения и формы, в которых они выражаются в нашей жизни, то можем (если пожелаем) трансформировать их в нечто конструктивное ради пользы своей и других. Вместе с людьми, подготовленными для выполнения такого задания, мы (с разным успехом) помогаем себе и друг другу не отрицать своих недостатков.

Все это может звучать угрожающе, но, к счастью, результат таков, что люди начинают больше нравиться себе и окружающим. Перемены касаются каждого аспекта вашей личности, подвергаемого внимательному рассмотрению, когда вы знаете, что это – ваша основная сущность. Отрицание только усиливает чувство вины. Если возрастают вера и желание измениться, становится все легче и легче выражать лучшее в себе. Я сама стала мягче, а мои переживания, связанные с бесполезными голосами, отсутствовали иногда месяцами.

Вы можете заключить из всего этого, что я медиум, но это не так. Я все еще должна проделать большую очищающую работу и не знаю, что мне уготовано.

Ссылки
Pierrakos, E. Guide Lectures for Self-Transformation; Centre for the Living Force, Sevenoaks Pathwork Centre, Madison, US.
Roberts, J. (1979) Seth Speaks: The Eternal Validity of the Soul; Prentice Hall, Eaglewood Cliffs, New Jersey.

Шестое сообщение

Чтобы рассказать о том, как я осознала, что слышу голоса (положительные и отрицательные) и как научилась справляться с ними, я должна вернуться к тому времени, когда мне было 28 лет, и мы с мужем и нашим сыном Лексом жили с моим отцом и мачехой.

Моя мачеха побывала у доктора с жалобой на боли в желудке. Ее направили на рентгенографическое исследование, и она рассказала мне об этом, перед тем как отправиться туда. Когда она ушла, я сидела спокойно, размышляя, что с ней может быть плохого, и в этот момент я услышала и увидела, что это рак. Я услышала также, что у нее поражена печень и она умрет. Я видела похоронную процессию и слышала, что это будет на Новый год; небо будет покрыто облаками, а земля – листьями. Точно так и случилось.

Я впервые в зрелом возрасте сознательно услышала голоса, и хотя информация, которую они сообщили, была ужасна, они вызвали мой интерес. Я начала сознательно разговаривать с ними. То, что я делала бессознательно с детства, теперь произошло сознательно.

В детстве я знала о чем-то невидимом, что было в контакте со мной, хотя не знала, каким образом. Я знала также, что играла и болтала с невидимыми детьми. Однажды моя мать спросила меня, с кем я разговариваю, и я ответила: "С собой", – хотя знала, что сказала неправду. Мне говорили, что у меня живое воображение. После смерти моей матери (мне было тогда 13 лет) отец заставлял меня каждую неделю ходить на кладбище. Там я молилась (взрослые редко знают, что происходит с детьми). Однажды я слышала голоса, разговаривавшие между собой. Я притворилась, что это ветер шелестит листьями деревьев, но втайне знала другое: бессознательно я знала, что в действительности это были голоса. Я прочитала маме (на ее могиле) стихотворение и добавила: "Я еще поговорю с тобой дома". Потом я услышала голос, сказавший: "Хорошо, дитя, а сейчас уходи". Это совершенно определенно говорила моя мать.

Когда я сознательно решила поддерживать связь с голосами, то иногда получала информацию, которая вначале имела смысл; это были положительные голоса. Были также отрицательные голоса, которые могли, например, сделать мою руку тяжелой и поднять ее в воздух; затем я подходила к стене и писала на ней без карандаша то, что слышала от голосов. Я писала на стене самые ужасные вещи, самые отвратительные желания. Голоса также посылали меня в магазины, где, как они говорили, я что-то увижу или испытаю, но этого, конечно, не происходило. Они также заставляли меня обманывать людей. Когда мои сестры спросили, правда ли, что моя мачеха так больна, как сказал доктор, я ответила спокойно: "Конечно нет, она это только воображает", – в то время как я знала, что это не так. Я уже знала от моих положительных голосов, что у нее рак, который подтверждается рентгенографией.

Некоторое время голоса не ослабевали. Я не могла больше игнорировать их и мирилась с ними, потому что не знала, как их остановить. Однажды они объявили мне, что я страшно больна. Я действительно чувствовала себя больной и едва могла ходить из-за боли в ноге. Когда мой муж спросил, в чем дело, голоса сказали мне, что это полиомиелит и что мой муж поможет мне лечь в постель. Но далекий от чувства симпатии ко мне, он разразился гневом: он ругал меня и кричал, что этот нонсенс о слышании голосов надо прекратить. Таким образом, я вынуждена была подняться и самостоятельно добраться до кровати, и к моему большому удивлению, оказалась в состоянии без поддержки стоять и идти.

Из этого инцидента я сделала вывод, что могу выбирать, позволять ли голосам свободно управлять мной или отстранять их, и в последующие годы делала выбор в соответствии с ситуацией. Когда голоса были отрицательными, я отбрасывала их. Когда они были положительными, я брала на заметку их сообщения, например предостережение, что я потеряю кошелек или ключи, которое всегда было точным.

Я все еще страстно желала использовать свои положительные голоса, но не знала, где научиться этому. Я нашла свой путь, когда заболел мой сын Лекс. Сразу после его свадьбы он был поражен сильной болью в спине, и я хотела помочь ему.

Я вспомнила время, когда он тяжело болел и был исцелен с помощью спиритического мира. Позвольте мне рассказать вам, как это было.

Лексу было тогда два с половиной года; когда он заболел, я показала его семейному врачу. Ребенка поместили в больницу и после многочисленных исследований было подтверждено, что у него остеомиелит тазобедренного сустава. Инъекции не дали результатов, и доктор сказал, что Лекс никогда не выздоровеет. Моя золовка проведала Лекса в больнице и, вернувшись домой, позвонила соседу, который был связан с группой людей, контактировавших со спиритическим миром. Так называют этот мир те, кто верит, что есть жизнь после земной жизни. В этом ином мире есть, конечно, души врачей, и группа, к которой принадлежал этот сосед, имела контакт с ними. Моя золовка рассказала соседу о Лексе и спросила, сможет ли он помочь через свои контакты. Он сделал это и сказал моей золовке, что она вовремя обратилась, чтобы спасти Лекса. К нашему крайнему изумлению и радости, без всяких видимых медицинских причин Лексу стало лучше. Никто не мог объяснить его выздоровление, включая меня. Я узнала всю эту историю несколько лет спустя. Через два месяца наш сын смог вернуться домой. Я хотела поблагодарить специалиста, но он сказал: "Не благодарите меня, я тут не при чем. Это чудо. Благодарите Господа".

Естественно, я вспомнила об этом случае, когда забеспокоилась из-за боли в спине у Лекса. Специалист сказал ему, что не менее двух-пяти лет он не должен выполнять тяжелой работы, иначе может оказаться в инвалидной коляске. Я хотела узнать, не страдает ли сын какой-то формой паралича, и решила вновь обратиться к соседу моей золовки, но узнала, что тот умер. Кто-то дал мне адрес людей, с которыми он работал, и таким образом я вступила в контакт со спиритической ассоциацией. Я посетила открытый вечер, на котором участникам предложили поместить на столе фотографию или какой-то предмет, а медиум давала пояснения. Когда медиум начала, я была поражена, потому что видела и слышала то же, что и она.

После этого я посетила несколько подобных открытых встреч и в конце концов присоединилась к одной из групп этой ассоциации в надежде развить свое сознание. В этой группе я научилась, в частности, настраиваться на свои чувства и узнавать, положительны ли они. Я узнала также, что все мы имеем духовного лидера или проводника, и узнала своего помощника. Этот проводник вводит вас в соприкосновение с вещами, которые вы не можете узнать иначе, как привнося их в ваше сознание, и то, что он говорит, преисполнено смысла. Это наполняет вас чувством любви; то, что он говорит, настолько верно, что вы верите ему и учитесь работать положительно. Вот как я научилась работать со своим руководителем.

На встречах в ассоциации я узнала также, что есть голоса, принадлежащие тем из умерших, которые остаются связанными с землей. Эти связанные с землей души не сознают, что они мертвы и что после земной жизни должны перейти в другой мир. В результате некоторые из них отождествляют себя с живыми людьми, похожими на них внешностью и мыслями, и овладевают ими. Например, душа умершего инвалида-колясочника может поселиться в душе живой личности в похожем положении, заключив, что они принадлежат одному и тому же лицу.

Примерно через два года кто-то посоветовал мне пойти в Association of Spiritual and Natural Healing (ASNH, Ассоциацию духовного и естественного целительства). Там, сказали мне, я смогу развить мое искусство гипнотизера дар, который был силен во мне. Меня привлекла эта Ассоциация, так как ее настрой был сходен с моим. Кроме гипнотизма я научилась также использовать положительные голоса и избегать отрицательных голосов, которые могут сделать земную жизнь человека невыносимой. Позже я пришла к пониманию того, что борьба с отрицательными голосами – это поле работы над самой собой. Я узнала, что отрицательные голоса могут возникать из положительных, подтверждения чему я знаю. Я открыла, что важно оставаться стабильной, чтобы держать верх над ними и избегать физического изнурения. Я научилась твердо держаться положительного в себе и рассчитывать на него: таким образом можно, кроме всего прочего, передавать энергию другим.

На встречах в первой ассоциации я узнала о мертвых душах, привязанных к земле; от них я узнала, как направлять голоса таких душ в будущую или вечную жизнь. Один из таких способов – объяснить им, что случилось нечто, что вдруг убило их, и что их душа поэтому покинула их земное тело. Я говорю им, что, хотя они не могут видеть свое земное тело, они все же изменились в момент своей смерти. Когда они понимают это, я могу показать им, что есть другая, лучшая жизнь, ожидающая их.

Позвольте мне описать один пример. Я сидела в группе, где мы обсуждали несколько фотографий. На фотографии ребенка, с которым произошел несчастный случай, я увидела мертвого мальчика. Я начала разговаривать с ним и узнала, что он вышел из школьного автобуса и попал под машину. Он думал, что только споткнулся, и поэтому все еще стоял возле автобуса. Он кричал и искал что-то; когда я спросила его, что он ищет, он ответил: "Я потерял свою шапку". "И чего же ты хочешь?" – спросила я, и он ответил, что не может без нее идти домой. Я показала ему (символически, конечно), где его шапка, и прорези его глаз как будто засмеялись. Я еще поговорила с ним и объяснила, что произошло на самом деле. Когда он понял, я смогла направить его к свету.

Я узнала также, что души умерших говорят из загробной жизни (рая, небес или как вы хотите это назвать) и руководят теми, кто еще на земле, и помогают им делать добро; такие души могут быть названы помощниками, лидерами или руководителями (советчиками). Это было мне знакомо, так как я уже работала положительно с голосом моего лидера.

Я преуспела в получении квалификации гипнотизера, я слышала, где и что беспокоит субъекта. Благодаря моему лидеру я слышала и знала врачей из мира духов. Они консультировали меня по специфическим заболеваниям и недомоганиям и были всегда на месте. Это было для меня замечательное время, но однажды я поняла, что отрицание, зависть и ревность стали обычными в группе, с которой я работала. Я видела, как это проявлялось в дискуссиях, когда делались неискренние замечания. Я чувствовала, что все нехорошо, что есть скрытое отрицательное настроение, которое стесняло мой интеллект, особенно потому, что я предполагала, будто все другие настроены на работу так же, как я.

Тем временем я познакомилась с женщиной, которая, как я узнала, была паранормально одарена. Мы многое обсуждали; она развила способности яснослышания и ясновидения, а также была способна различать положительные и отрицательные голоса. Она пару раз приходила со мной в группу и сказала мне, что некоторые члены группы ужасно отрицательны. Это было еще одним подтверждением того, что говорил мне мой лидер: я должна покинуть группу ради создания собственной.

Примерно в это время у меня снова возникли отрицательные голоса. До тех пор я не училась справляться с ними. Я научилась разговаривать с ними и показывать замечательное царство, ожидающее их в загробной жизни, но эти голоса были невосприимчивы. Они были агрессивны и угрожающи как для существования моих духовных помощников, так и для моей веры в себя. Я чувствовала, что мой гипнотизм портится, как и мои отношения с духовным лидером; на вопросы, которые я задавала, ответы были неправильные из-за моего способа восприятия. Каждый, кто слышит голоса, поймет это.

Я была бессильной и деморализованной до такой степени, что чувствовала: не могу продолжать. К счастью, женщина, о которой я упоминала, Энн, была рядом. Она тоже была обременена отрицательными голосами, которые говорили ей, что для нее плохо быть связанной со мной, что я мстительна и лжива. Они предупреждали также, что я менее духовно настроена, чем Энн думает, и что она не должна больше иметь со мной дело. Энн и я разговаривали с голосами вместе, и нам удалось, несмотря на их ложь, осознать, что они были посланы мысленными силами других. Можно наслать на человека зло или саморазрушение с помощью отрицательных сил, которые могут быть посланы через чувства ненависти, ревности или зависти. Это то, что случилось со мной; позже благожелательные духи рассказали мне, кем и почему это было сделано.

Мы упорно продолжали вместе работать, стараясь отогнать отрицательные мысли и обсуждать все положительно. Мы продолжали указывать отрицательным голосам, какой замечательный мир лежит впереди после земной смерти. Мы постоянно повторяли, что они должны освободить землю и земных людей, чтобы достичь радости, любви и света. Энн и я узнали много за этот период, в частности, что положительное всегда одерживает победу над отрицательным. Мы знали это; каким бы ужасным ни было влияние голосов в вашей жизни, этому всегда приходит конец, если вы лично готовы бороться. Вместе мы способны включиться в эту борьбу и, к счастью, мы теперь научились справляться с отрицательными голосами.

Что касается меня, за пару лет я прошла сквозь ад, но выжила, благодарение Богу. Я столькому научилась за этот период вместе с Энн, моим самым большим другом и коллегой, что могу теперь снова и снова предлагать помощь тем, для кого такой ад еще продолжается.

Седьмое сообщение

Для того чтобы объяснить, как я научился справляться с голосами, позвольте мне сначала рассказать, как я услышал их в первый раз и как они повлияли на мою жизнь.

После окончания средней школы в 1977 году я начал учиться на трудотерапевта. Чтобы прослушать этот курс, я должен был снять жилье в другом городе. Коротко о себе: я единственный ребенок и, возможно, поэтому превосходно развлекаю себя сам. Может создаться впечатление, что я нелюдим. Я чрезвычайно творческий человек и люблю, кроме прочего, живопись; в моих новых комнатах было достаточно места для этого. Моя подруга осталась там, где я родился, и хотя у меня было мало новых знакомств, я должен сказать, что студенческая жизнь не проходила мимо меня; конечно, я спал очень мало. Впервые в жизни я мог решать сам, что мне есть, готовить самому или питаться в столовой. Короче говоря, я был волен приходить и уходить, когда мне нравилось, не будучи зависимым или стесненным. Но вопрос моего будущего оставался нерешенным.

Через несколько месяцев я вообразил большую белую стену в моей комнате разрисованной; эта стена бросала мне вызов. Я начал рисовать темный лес с рептилиями на переднем плане. Живопись – это нечто, что передается от головы к руке, а я всегда был способен слышать краски: они передаются вибрациями. Я слышу черный, красный и темно-коричневый цвета. Когда я рисовал, в комнате была мертвая тишина, так как у меня не было даже радио. Однако в тишине я чувствовал что-то тревожное, какое-то нарастающее угрожающее парение, и у меня возникло определенное впечатление, что я в комнате не один. Потом я слышал в ушах монотонный шум, который исходил не от меня и который я не мог объяснить. Это было немного похоже на звук, который мы слышим, когда затыкаем уши пальцами, но этот звук был ниже и более монотонный. Было также глубокое чувство, будто что-то ищет меня.

То, что я слышал, было криком группы людей о помощи. Если быть точнее, я бы описал это как звук примитивных голосов, голосов аборигенов: очень угрожающий, жуткий, предвещающий беду звук. Он начинал скулить, потом затихал вдали, многократно повторяясь, дразня и раздражая меня. Что-то хотело овладеть мною и делало это. Я слышал, что говорили не по-голландски (мой родной язык) и не на каком-либо иностранном языке; все выражалось эмоциями. Я не мог произнести ни одного разумного слова в ответ, только звуки. В этом сообщении я буду называть звуки, которые я слышал, голосами.

В прошлом у меня часто были такие переживания, но звук был всегда более удаленным и менее угрожающим. После этого эпизода я чувствовал себя напуганным и затравленным, будто внутри меня было что-то, что могло появиться внезапно в любой момент; это чувство всегда присутствовало сознательно и бессознательно. На самом деле я чувствовал себя помешанным. Я не смел рассказать кому-нибудь о голосах и был слишком напуган, чтобы оставаться одному и выражать свои чувства, например, на бумаге. Я никогда не знал, когда появятся голоса; часто они это делали в самые неподходящие моменты.

Я всегда был верующим – не только по воспитанию, но и по собственному убеждению. Молитва – часть размышления; молитва – общение с силой, которую я называю "Бог", а другие могут давать ей другие названия. Я просил эту силу помочь мне. Как долго это продолжалось, прежде чем у меня появилось мужество сказать голосам "Стоп", я точно не знаю, но помню этот волнующий момент. Мне кажется, это случилось примерно через три года. Немногое изменилось в моем положении; голоса были не так активны, но я продолжал чувствовать себя преследуемым: они могли настичь меня в любое время.

Момент, когда я впервые осмелился сказать "Стоп", я не забуду, пока буду жить. Я ехал в автомобиле на работу. Как раз перед этим у меня состоялся очень волнующий разговор, в котором я полностью раскрылся. Я гнал машину по шоссе и вдруг отчетливо осознал, чего я боюсь: боюсь власти голосов. Именно там и тогда, в машине, я громко выкрикнул: "Я испуган" (не один, а несколько раз). Будучи один в машине, ты можешь вести себя так, как когда тебя никто не слышит, и я сделал это: это было как первобытный вопль. Я как будто выбросил что-то из своего нутра, и это дало мне чувство освобождения, которое сделало меня счастливым; это был момент, когда я почувствовал себя вполне зрелым. Я принял себя таким, каким я был и все еще остаюсь. Я не должен был убегать от голосов, а должен был признать их существование. Я сказал им "Стоп", потому что признал их как независимые души, как нечто вне меня.

В процессе, через который я прошел, можно выделить следующие фазы:
шок;
испуг и бегство;

изучение значения голосов;
признание голосов как независимых духов;
принятие самого себя;
исследование причин моего бегства;
противоборство с голосами;
компромисс между признанием и отвержением голосов.

Впоследствии это выглядело так, будто бурные пороги исчезли из реки моей жизни. Я был в спокойных водах и мог решать, куда плыть. Я все еще слышу или чувствую голоса, кричащие о помощи, но теперь я отсылаю их прочь, и это меня освобождает. Я принадлежу себе и могу отстаивать свою личность.

Я надеюсь, что могу помочь другим людям стать на этот путь. Вы должны быть готовы сказать: "У меня все в порядке; у вас все в порядке".

продолжение
7.  Слышание голосов. Непсихиатрические взгляды

БИБЛИОТЕКА
 galactic.org.ua
Интерактив лаборатория

Мариус Ромм
Сандра Эшер

Перев. с англ.
Эммы Кипнис
 К.: "Сфера", 1998.

1. ВВЕДЕНИЕ
2. НОВЫЙ ПОДХОД
3. БРИТАНСКИЙ ОПЫТ
4. ПСИ, ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ
5. РАЗГОВАРИВАЯ О ГОЛОСАХ
6. ОПЫТ НЕ ПАЦИЕНТОВ
7. НЕПСИХИАТРИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ
8. ПЕРЕРАСТАЯ ПСИХИЧЕСКОЕ ПОПЕЧЕНИЕ
9. ПСИХИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ
10. КОНТРОЛЬ
11. РЕЗЮМЕ


 

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум

как официально пожениться в Таиланде
weddingthai.ru